Пандемию коронавируса в Севастополе отменили сами люди

Жить захочешь — и режим изоляции нарушишь, и работу пойдешь искать, и все инфекции переборешь
06.04.2020
Фото: Анатолий Марета

«Летчики». Так называемый спальный район Севастополя. Выхожу из дому в 7.40. На асфальте «греется» после ночи несколько припаркованных хозяевами автомобилей. По двору куда-то спешат люди. Кто-то — с утренней пробежки. Кто-то возвращается домой с собакой. Пришла глупая мысль: «Пес свой или арендованный?» И еще более глупая: «А если для законного выхода человека из дому сдавать в аренду детей? Под присмотром родителей, конечно».

И тут же облом: с собаками гулять разрешено, а вот на счет выгула детей ничего нашей властью не сказано. Наоборот — еще и детские площадки лентами полосатыми обнесли. Собаки, как по «ихнему» получается, лучше детей. Все мое существо внутри кричит: «Нет! Дети, да вообще все люди лучше! Даже плохие. И даже пенсионеры, которых в телевизоре маленький слезливый мальчик уговаривает сидеть дома (вчера сам видел). Да и Карлсон сказал Малышу: «Я же лучше собаки…»

Завожусь (не от злости, а мотор машины), греюсь, начинаю движение. На дороге, несмотря на ранний час, много машин. Все куда-то едут, у всех дела. Да, машин, безусловно, меньше, чем обычно. Но кто они, эти странные люди, которых не берет вирус? Неужели все они — строители (им власть работать почему-то разрешила)? Да нет же, те живут, как нам было сказано, компактно, (благодаря чему имеют возможность каждый день проходить медкомиссию).

А, наверное, это смелые полицейские, которые, рискуя жизнью, едут патрулировать улицы? Присмотрелся: большинство «тачек» — довольно крутые авто, которые могли бы себе позволить разве что полковники. Но столько полковников, патрулирующих дворы? Нет, значит всё-таки не полицейские это едут.

Севастополь во время режима самоизоляции. Фото Анатолия Мареты

Да что же это такое? Куда летят эти смельчаки? Навстречу смертельной опасности ради того, чтобы жили мы с вами? А точнее — чтобы жили, не издохнув с голоду, наши с вами дети, старики, больные или по каким-то причинам не работающие люди? Безрассудный героизм это или, быть может, элементарный здравый смысл? От голода умрешь бесспорно, а заразишься ли этим вирусом — еще как сказать?

А может быть, здравый смысл уже совсем в другом? Быть может, большинство людей уже посчитало, что нет никакой эпидемии или пандемии, а если и есть, то в двух местах: в СМИ и в головах (не во всех, конечно, а в тех, которые заразились через экраны и мониторы).

Может быть, на них повлиял пример белорусского лидера, который смеется над мировой истерией? И это, наверное, тоже. За что Батьке — нижайший поклон! Ведь в Белоруссии все нормально. Трупы на улицах не валяются. Цена на гробы не подскочила до цены однокомнатной квартиры (по примеру нашего имбиря). Люди мирно живут и трудятся. Студенты и школьники по утрам спокойно идут на занятия, малышей родители и бабушки с дедушками разводят по садикам. Это в отличие от наших стариков, которые даже мусор идут выносить, воровато озираясь по сторонам (а если поймают на обратном пути, то еще надо доказать, что на помойку ходил).

Родные наши бабушки и дедушки! Живите спокойно. Выносите свой мусор из избы, ни на кого не оглядываясь! Мы вас в обиду не дадим.

Что касается власти, на мой взгляд, эпидемия «хозяевами жизни» назначена со многими целями. Это и какие-то свои — в высших эшелонах — разборки с переделом сфер влияния. Это и «разведка боем»: как поведут себя люди, когда их поголовно и безвинно приговорят к домашнему аресту? Это и зачистка мелкой и средней торговли. Спрашивается: почему при работающих супермаркетах с их замкнутым пространством нельзя работать НТО, в которых люди совершают покупки, оставаясь на свежем воздухе?

Полагаю, власть в каждой стране извлекает из «пандемии» свою, особую выгоду. У нас это, конечно, перенос на неопределенный срок «плебисцита» по изменению Конституции — по «народной поддержке» ставшего притчей во языцех «обнуления». И, конечно, защита от протеста против беспрецедентного нарушения законности, сопровождавшего процедуру переписывания Основного закона. Да этого «всенародного опроса» может и не быть вовсе. А зачем? Закон уже принят, он уже действует! И никакие там опросы не окажут на него никакого юридического действия.

Вот и играем спектакль: власть делает вид, что запрещает выходить из дома, а мы делаем вид, что выполняем этот запрет. Власть так поступает, потому что понимает: голодного, а тем более умирающего от голода человека не остановит ни страх перед штрафом, ни дубинка полицейского-«космонавта», ни пуля снайпера-спецназовца. А мы притворяемся, что терпим, потому что нам пока не до протестов, потому что нам надо добывать пропитание. Или от того, что мы ещё пока мало организованы или еще не разозлились?

Хотя есть от чего. Вот же — правительство России составило список так называемых «системообразующих» предприятий, которым окажет денежную помощь в связи с эпидемией-пандемией. Список подписан премьером Мишустиным. Среди счастливчиков — и турецкая строительная компания, и магазин нижнего белья (элитного, полагаю), и «Кока-Кола» с «Пепси», и предприятие игорного бизнеса.

И почему помогать нужно именно бизнесу, а не живым людям? Если все так плохо, так введите в стране чрезвычайное положение, и тогда по многим договорам наступят форсмажорные обстоятельства. Люди будут освобождены от начисления процентов и пени по кредитам в банках, от уплаты аренды, услуг ЖКХ и так далее. А государство пусть обеспечит всех неработающих бесплатным трехразовым горячим питанием. Есть где: в стране полно закрытых «на карантин» общепитов, да и работники этих заведений при деле окажутся. Ассортимент, конечно, им придется поменять: от суши и устриц — к каше с мясом и картошке с жареной рыбой.

И вот еще что: словечко нам навязали — «самоизоляция». «Само-» это когда сам, по своей воле. Но у нас же сейчас не само-, а насильственная изоляция. Если выражаться политкорректно — принудительная. А этим «само-», на мой взгляд, власть желает снять с себя ответственность за то, что посадила нас под домашний арест. Что, к слову, запрещено Конституцией. Ведь мы же САМИ изолировались! В подтверждение моих слов — и в школе, и в садике, куда ходят мои дочки, меня уговаривали написать заявления, что мы сами просим учить в школе и садике дистанционно. Зачем им это нужно? Чтобы всю ответственность за детей переложить с себя на родителей.

Но вернемся на землю. На наши улицы. Доехал я до площади Восставших (Восставших, такое бывает!). Это — транспортная развязка. Уже — 8.00. Народу много. В масках, наверное, только каждый двадцатый. Все куда-то спешат. Попытка прочитать в глазах людей страх от того, что им пришлось покинуть «защищенные» от вируса квартиры, успехом не увенчалась. Да и как иначе: ведь мы — севастопольцы, мы не такое переживали — и переживём еще!

Анатолий Марета, председатель Городской Общины Севастополя