Патрик Леон: Будущее у вин Крыма однозначно есть. Мне понравились белые

Его не знают обычные посетители ресторанов и потребители обычных вин. Но если человек увлекается винами или тем более делает вино, то при имени Патрик Леон, на лице появляется благоговейный трепет. Ведь это — один из десяти самых опытных и уважаемых виноделов на планете. 18 мая в ресторане «Остров» в Севастополе можно было не просто услышать его имя, а пообщаться с признанным гуру мирового виноделия. А заодно и увидеть почти всех виноделов севастопольского региона, которые принесли на суд Патрика Леона свои работы.
Александр Железняк
19.05.2016

Со стороны это было немного похоже на экзаменовку амбициозных студенов маститым профессором. Французский нос Патрика Леона, будто созданный по спецзаказу для дегустаций, почти целиком скрывался в бокале и вдыхал аромат севастопольского терруара, пропущенный через виноградные ягоды и руки виноделов. В эти моменты виноделы Павел Швец и Олег Репин, сидевшие напротив гуру, задерживали дыхание, будто хотели телепатически уловить ощущения Леона. Но Патрик лишь делал краткие пометки на листе бумаги на столе. А вот уже после дегустации завязался диалог.

Первый вопрос был очевиден и давно читался на лицах виноделов, не побоявшихся выставить на суд свои работы:

Павел Швец:

Патрик, что вы можете сказать о винах дегустации?

Патрик Леон:

Мне понравились белые, среди них точно было одно, которое имеет свою индивидуальность, свой характер. А вот выделить автохтонный красный сорт сложно.

Когда я пробую местное Пти Вердо, я сразу думаю, что каким-то образом нужно получить красные вина с вашей индивидуальностью. Не копировать тосканские вина, о которых мы часто говорим. На протяжении пяти лет в Тоскане идет обратная тенденция к возраждению локального сорта санджовезе. Исторически именно его выращивали, а не международные мерло и каберне.


Кто такой Патрик Леон:
1943 1 апреля родился в Бордо. 
1964 Получил дипломы энолога и ампелографа в бордоских энологических институтах. 
1965 Занял должность технического директора компании Alexis Lichine & Cie. 
1980 Начал сотрудничество с компанией Georges Duboeuf & Sons.
1985  Стал генеральным директором компании Baron Philippe de Rothschild S.A. 
2005 Основал компанию Léon Consulting.

Павел Швец:

Мы сейчас в виноделии пытаемся продвигать именно зону «Севастополь», которая очень сильно отличается от остального Крыма. Только сейчас мы пытаемся это осознать и понять свое место на карте виноделия мира, понять свой путь. Пока каждый из виноделов Севастополя ищет свое направление, и когда они сложатся в какую-то особенность, характерную черту пройдет немало времени.

Идти ли нам в сторону автохтонных сортов? Обязательно. Идти ли в сторону крутых технологий и тенденций, или как сделали производители совиньона из Новой Зеландии? Скорее, нет. Но в целом инструменты и технологии, которые позволят создать индивидуальный стиль, понятны.

Олег Репин:

В красных винах известных сортов, которые вы попробовали у нас и в Крыму (Патрик Леон посетил еще дегустацию в Массандре — прим. ред.), получилось отметить какую-то крымскую изюминку, или нет?

Патрик Леон:

В Массандре мы пробовали интересный сорт Сира, урожай 2015 года. Интересный, чувствуются южные нотки. 


Павел Швец о Патрике Леоне: Леон однозначно винодел-легенда, он входит в десятку самых опытных и уважаемых виноделов на Земле. Опыт винодела определяется количеством урожаев, которые он собрал за свою жизнь. Патрик же не просто работал на обычной винодельне — он работал  на лучших виноградниках, с великими винами. И потому его опыт бесценен.


Павел Швец:

Какие вы вина пьете чаще всего? И как часто пьете Пино Нуар?

Патрик Леон:

Я люблю вина Бордо, Пино Нуар, Каберне и Мерло. Но если никуда не уезжаю, то дважды в неделю пью Пино Нуар, что для жителя Бордо не очень нормально (смеется).


Вина дегустации в ресторане «Остров»
Олег Репин
Кокур 2012, 2014
Павел Швец «Uppa Winery»
Мускат 2015, Совиньон 2013, Пино Нуар 2012,  2013, Каберне-Мерло 2013
«Kacha Valley»
Долинное красное 2014, Пти Вердо 2013

Павел Швец:

Нам бы хотелось показать вам Крым — он очень разный. Районы восточной части, около Феодосии, среди виноделов в шутку называют «Афганистаном» из-за очень жаркого климата: в июне здесь нет уже ни одной зеленой травинки. В то же время на Южном Берегу растут пальмы и оливки. А на северных склонах Крымских гор был полюс холода Украины: до минус 30. Крым очень маленький и компактный, но очень разный.

Патрик Леон:

Терруары климатические очень изменчивы, а это очень важно. Ведь вино это не пшеница — вино должно быть индивидуальным.


Патрик Леон: «Виноделие может сделать вас миллионером, если до этого вы были миллиардером»


Олег Репин:

После двух десятилетий работы в Мутон Ротшильде, вы сейчас можете сказать прямо — это терруар, или слава, сложившаяся исторически?

Патрик Леон:

Мутон Ротшильд  — это однозначно терруар, маркетинг тут не при чем (смеется). Это отличный пример для разговора о сравнении стильного нишевого вина и хорошего маркетинга. Я никогда не говорил, что есть противостояние между терруарными и маркетинговыми винами. Нам нужно и то и другое. Я сам — небольшой производитель вина на собственных виноградниках. Мне нужны известные марки, которые создадут массовый рынок, и на которые появится большой потребительский спрос. А потом, попробовав известную марку, клиент начнет искать глубже, и найдет в регионе, например, мое вино. Или другое терруарное.

Мутон Ротшильд очень интересен, но это истинно терруарное вино и не нуждается в маркетинге. Это вино у которого есть два аспекта — его история и то, что никак нельзя увеличить количество производства, и потому это не маркетинговое вино. Кому-то оно нравится, кому то нет, это нормально. Винам Мутон Ротшильд не нужен маркетинг, я каждый год из двадцати лет работы пытался выразить терруар в винах каждого нового урожая. Каждый год получалось что-то новое.

Мне было интересно работать в Мутон Ротшильд, но значительно сложнее было делать вина дочернего бренда Мутон Кадэ (бренд который производит около 40 млн. бутылок — прим. ред.). Это как раз маркетинговые вина. Нет противопоставления двух тенденций, они дополняют друг друга.


Патрик Леон: «Плох тот винодел, что не может подрезать лозу секатором»


Янина Павленко (директор «Массандры»):

Как вы видите развитие российского виноделия, скажем, через десять лет, и место Крыма в российском виноделии?

Патрик Леон:

Будущее у русских вин однозначно есть. Если сравнить вина, которые мы продегустировали сегодня, с моей первой дегустацией в России лет 10 назад, то однозначно это сильный прогресс. Потенциал есть. Через пять лет они станут однозначно лучше, есть динамика. Но важно, чтобы появлялось большое количество производителей. Здесь, в Крыму, чувствуется определенная традиция и разнообразие! 

Вступайте в наш телеграм канал t.me/prsev