Почему в Крыму не запрещают поделки из можжевельника?

Можжевельник растет долго: безобидный спил 10 см в диаметре — это несколько сотен лет роста. Таких спилов на сувенирных прилавках очень много. Удивительно, что старые можжевельники все еще встречаются в крымских лесах. Но и им грозит опасность: 500-летние деревья, занесенные в Красную книгу, вырубают застройщики. Закон делать это запрещает, но к каждому дереву лесника не приставишь. "Примечания" спросили у законодателей, почему бы им просто не запретить продажу изделий из можжевельника?
Нина Авдеенко
18.05.2016

Именно этим вопросом сегодня в ходе сессии заксобрания задался начальник Севастопольского управления лесного и охотничьего хозяйства Сергей Скоробреха. Чиновник предложил городским депутатам принять закон, который бы запрещал торговлю изделиями из растений, занесенных в Красную книгу, на территории Севастополя.

В то же время проблема с можжевеловыми изделиями гораздо запутаннее. Дело в том, что в Красную книгу внесен только один вид этого растения. Кроме того, львиная доля поделок на прилавках на самом деле сделана из груши, а характерный запах у «можжевеловых» подставок, четок и кухонной утвари появляется благодаря добавлению эфирных масел, рассказал «Примечаниям» депутат заксобрания, председатель постоянного комитета по градостроительству, земельным и водным отношениям Вячеслав Горелов.

«Нельзя принимать закон, который не будет работать. Примем — посыпятся жалобы, что изъятый товар сделан не из можжевельника. Идея хорошая и не новая, но надо проработать множество аспектов», — говорит депутат.

Кроме того, необходимо внести в Красную книгу все остальные виды можжевельника, считает Скоробреха.

Будет ли принят такой закон — неизвестно, тем более, что его принятие сулит большие сложности севастопольским застройщикам. Например лебедевскому «Парангону», который посреди можжевелового урочища Ласпи уже успел отгрохать две многоэтажки. Недавно строительство новых апартаментов остановили. Немного с опозданием.

В то же время, по словам и.о. спикера заксобрания Екатерины Алабаевой, это строительство до сих пор не остановлено. Скоробреху, однако, такая информация не смутила.

«Скорее всего вы говорите о стройках, которые были начаты до 2014 года, а в полномочия лесничества не входит ограничение строительства, — ответил чиновник. — На территории леса находятся капитальные строения, по этому поводу мы обращались в полпредство».