Осень в Крымских горах

Красные медяшки скумпии, золото клена, рыжие облачка дубового листа. Воздух, словно ватный, залит тишиной. Спокойствие, радость и тихая грусть без тени тоски. Еще яркое, но не обжигающее, ласковое солнце заливает пространство. Шагаешь по отрогам Ай-Петри, вдыхаешь терпкий запах сухой травы и ни о чем не думаешь... Это ли не счастье?
Екатерина Резникова , Катерина Резникова
09.10.2016

Осенний Крым — находка для фотографа. Все контрастное, яркое, броское. Все еще приятная глазу, но уже усталая зелень сменяется оранжево-багряно-красными перебивками опадающей листвы. Интересно, с чисто эволюционной точки зрения, почему человек так эмоциально реагирует на первые признаки увядания природы? Весь этот восторг, радость, грусть — откуда они?

А это небо... Сложно найти слова, чтобы описать, чем отличается осеннее небо от весеннего или летнего. Но это точно оно: высокое, хрустальное, прозрачное, нестерпимо яркое - не следа от летней мутной дымки. И во всю ширину небосвода — широкие мазки облачных белил.

Мы поднимаемся на плато по Чертовой лестнице — Шайтан-Мердвену. Это один из немногочисленных перевалов, по которому веками ходили люди из Байдарской долины к морю — через главную гряду Крымских гор.

Гигантские каменные ступени, отполированные сотнями ног. Развороченный мощными потоками каменный хаос полноводной по весне реки - сейчас воды здесь нет ни капли. Ароматный дубовый лес с вкраплениями средиземноморской иглицы и редкого можжевельника. Помните у Пушкина: «...держа за хвост татарских лошадей наших»? Трудно представить, что эта дорога под силу коню или ослу.

Подъем быстр. Он приятно разгоняет кровь и наполняет легкие кислородом. Выходим на перевал. Здесь тихо и спокойно, и только мусор под деревьями свидетельствует о том, что это место облюбовали любители поездок «на природу».

Ищем маленькую, затерянную в лесу тропу и поднимаемся на вершину Мердвен-Каясы. По дороге встречаем несколько столбов Большой Севастопольской тропы — с инвентарными номерами, но без табличек.

Выходим на плато. Виды шикарные. По одну сторону — Байдарская долина, по другую — южнобережные обрывы. Отсюда, с высоты, видно, как обмелело за лето Чернореченское водохранилище. Сквозь толщу воды видны донные отмели. Скоро пойдут затяжные осенние дожди, и оно наполнится вновь.

В лесу тихо. Птиц почти не слыхать. Изредка кто-то чирикнет и скроется в зарослях. Зато косули чувствуют себя в полной безопасности. С любопытством смотрят на людей, не уходят. Но однозначно реагируют на поднятую вверх трекинговую палку.

И не зря. По отрогам Ай-Петри бродят шумные компании охотников. Они попеременно стреляют дробью из ружья, распугивая дичь и незадачливых туристов. Кажется, это даже не охота, а какая-то разновидность игры в войнушку для истосковавшегося по приключениям офисного планктона.

В районе колодца на Мердвен-Каясы встречаем их лагерь: внедорожники на крутой резине, палатки, раскладные столы и стулья. Рядом — скучающий пегий курцхаар. А вот и хозяева возвращаются: шумная компания мужчин с ружьями. Странно, но стрельба не прекращается. Они продолжают палить в воздух прямо в лагере.

Воздух на плато пахнет сухой травой и простором. Травы, цветущие весной, начали цикл повторного цветения: то тут, то там встречаются свежие цветы чабреца и желтые стрелы татар-чая. 

Тропа, идущая меж каровых полей, извилиста и непредсказуема. В ясный день идти по ней легко и приятно, но ночью или в тумане здесь можно блуждать часами.

Повсюду встречаются остатки состарившихся татарских чаиров: терпкие, но сладкие груши, поросшие лишайником, мелкие кислые яблоки, упругий шиповник, водянисто-безвкусный боярышник и подвяленный солнцем терн.

Все хочется потрогать, попробовать «на зуб». Есть эти дары леса совершенно невозможно. Слишком уж отличен вкус от привычных садовых яблок и груш.

А вот мысли о компоте и наливочке в голове постоянно возникают. Не зря к вечеру, по пути к машине, мы встретили на дороге местного деда, который нес домой в Алупку полные торбы осенних плодов и грибов.

Октябрьская тишина — невероятно притягательна. Хочется застыть, залипнуть в собственных мыслях и сидеть, сидеть, сидеть. Или идти, пока не кончится дорога. Упругий шаг, долой усталость — все дальше и дальше на Восток, к вершине Ат-Баша.

Ат-Баш — в переводе с татарского означает «лошадиная голова». Эта вершина на Ай-Петринском плато — едва ниже знаменитых зубцов. Ее высота 1196 метров.

С площадки на вершине скалы открывается вид на плато — широкую котловину, противоположном «берегу» которой просматриваются «яйца» Бедене-Кыра. За лесом виднеется едва узнаваемый двуглавый профиль горы Бойка.

Звенящую тишину то и дело нарушает шум вертолетного мотора. Он разносится на десятки километров, поэтому разглядеть виновника поначалу невозможно. И вот в небе появляется крошечная точка. Она приближается, а мы стоим на зубе Ат-Баша и гадаем, в какое из понижений — слева или справа от нас — нырнет крошечная летающая машинка, пытающаяся перемахнуть хребет.

Вертолеты пересекают гряду и летят к морю — к многочисленным санаториям и дачам. Отсюда, с обрыва, южнобережный каменный хаос, тонкие ряды посаженных сосен и бурлящий прибой кажутся такими притягательными, что невольно начинаешь задумываться: «А неплохо было бы иметь квартирку вон в той высотке». 

А потом вспоминаешь весь этот южнобережный арматурно-бетонный кич в пространстве бесконечных заборов, и понимаешь: имеющий квартиру на ЮБК должен хотя бы изредка подниматься сюда, на плато, чтобы увидеть какую красоту мы имеем и как варварски ее уродуем.

Спуск с Ай-Петри в районе Алупки совсем не похож на подъем по Чертовой лестнице. Чертова лестница — это такой маленький, карманный Крым с терпким запахом можжевелового Южнобережья. Здесь же чувствуется сила этих гор, с которой мы давно отвыкли считаться.

Дорога идет сквозь старый сосоновый горельник под Шан-Кая. Корабельные мачты стволов, голые ветви, поддерживающие небо. Языками выжженой черноты вылизаны стволы еще зеленых хвойных исполинов.

То тут, то там лежат поваленные ветром гиганты, сквозь которые пробивается задорная молодая поросль. Кроны лиственного молодняка сверкают всеми оттенками багрянца и бронзы. Воздух налит хвойным ароматом и запахом прелой древесины.

Дорога кажется сказочной: широкая, торная, она застыла в немом молчании. Будто люди в этих местах вымерли, а на смену им снова пришли суровые доисторические животные: гигантские тигры, медведи, олени — под стать молчаливым исполинским соснам.

Спускаемся вниз уже в темноте. Одного дня слишком мало, чтобы разглядеть, насладиться, запомнить. Осенний лес так притягателен, так уютен. Он обволакивает приятной прохладой, убаюкивает пением сверчков, заманивает запахами грибов и трав.

Хочется, чтобы эта чудесная погода, яркая листва и умиротворяющая тишина простояла в лесу как можно дольше. Хочется вернуться в эту благодать в следующие выходные. Но задуют ветры, пойдут стеною дожди, начнуться первые заморозки — и сказка уйдет, исчезнет, растворится в бурях межсезонья.

Как добраться: на автобусе Севастополь-Форос до остановки «Форос» на трассе Севастополь-Ялта. Дальше — по старой трассе до Чертовой лестницы. Подъем на плато можно начать и у Байдарских ворот. Далее по маршруту на Восток до ближайшего удобного спуска. Чтобы его найти, вооружитесь картой или gps-навигатором. И будьте осторожны на обрывах, особенно в туман.

Когда лучше ехать: спешите, багряно-красные дни в крымском лесу так быстротечны.