«Пороховой заговор»: реконструктора обвинили в хранении боеприпасов

К известному в Севастополе реконструктору исторических событий Роману Хаустову пришли с обыском по обвинению в скупке краденой техники. Через час парню предъявили обвинение в хранении боеприпасов, так как на его балконе стояли бутылки с углем. В полиции говорят — порох. Сам Хаустов считает, что за «пороховым заговором» стоит экс-муж его второй половины — в прошлом видный ялтинский политик. Теперь парня ждет срок.
Нина Авдеенко
25.04.2018

«2 марта 2018 года в 14:05 раздался стук в дверь квартиры на улице генерала Петрова, где я живу, — рассказывает Хаустов в своем заявлении в Следственный комитет. — На пороге моего жилья стояло три человека, одетых в гражданскую форму одежды. Один из пришедших представился старшим оперуполномоченным ОУРОУМВД России по Ленинскому району Юрий Юрьевич (фамилия в протоколе обыска указана неразборчиво). Остальные лица, также представившиеся сотрудниками полиции, своих удостоверений так и не предъявили мне для ознакомления. Далее один из них показал мне постановление о проведении обыска, вернее ксерокопию одной страницы этого постановления».

Во время визита Хаустов, работавший при Украине в милиции, находился в квартире вместе с другом Александром Кравченко, которого привлекут на роль понятого при обыске. Здесь же Хаустов узнал, что он подозревается в скупке краденого: автомагнитолы, навигатора и денег. Собственно, поэтому к нему и пришли с обыском.

В ходе беседы с полицией Хаустов узнал, что некий гражданин «Н» обратился с заявлением в МВД с указанием точной фамилии подозреваемого в скупке украденных из его автобуса материальных ценностей. Заявитель также сообщил полиции, что скупка скорее всего осуществлялась в баре, где работает Хаустов с еще двумя барменами.

«Меня заставляет задуматься тот факт, что если меня подозревают в скупке краденого в рамках этого дела, то почему обыск был произведён не по «горячим следам», как того требуют существенные основания для обыска жилого помещения в соответствии с ч.1 ст 182 УК РФ, а практически спустя месяц?» - говорит реконструктор.

Роман Хаустов

По словам Хаустова, обыск полицейские проводили без перчаток, понятые все время уходили покурить или поболтать. На месте находился только его друг Александр.

Несмотря на то, что искать должны были украденную технику, все подобные предметы в квартире парня полицейские игнорировали.

Их не интересовали камеры, они не спрашивали документы, подтверждающие собственность, зато очень интересовало оружие — у Хаустова было охолощенное (имитационное) оружие для реконструкции военных событий.

Неожиданно для подозреваемого в скупке краденого полицейские нашли у него патроны системы Калашникова, Мосина и Маузер (ржавые и склеенные между собой). Как раз перед этим понятые, найденные полицейскими, «были заняты беседой», говорит Хаустов.

По его словам, ранее этих патронов в квартире не было, и их просто подбросили.

Но патроны оказались не самой большой проблемой парня. На его балконе стояло три бутылки с противогазным активированным углем, который Хаустов использует в длительных турпоходах для фильтрации воды, сообщил «Примечаниям» сам реконструктор.

«Кроме того на балконе в ёмкостях был сыпучий порошок дыма, используемого сотрудниками МЧС, банки с клеем ПВА и ЛКИ, — рассказывает Хаустов. — Все ёмкости были закрыты крышками, которые можно было легко открыть. По какой причине сотрудник изъял только одну бутылку с углем — мне не понятно. Так же как и то, что не были описаны обстоятельства изъятия. Выяснение содержимого проходило в комнате. Интересно, что сотрудник никак не отреагировал на банку сыпучего вещества с едким запахом. Услышав от меня, что это дым, он убрал емкость обратно».

По словам Хаустова, бутылки с порохом полицейские не опечатали. Опечатали они лишь мусорные пакеты, в которые поместили эти бутылки.

«По окончании обыска старший оперуполномоченный РОУМВД России по Ленинскому району города Севастополь Юрий Юрьевич (возможно, "Уваров") принялся собственноручно составлять протокол обыска с описанием найденных на их взгляд "незаконных" предметов», — говорит реконструктор.

23 апреля — через два месяца после обыска — Хаустову вручают постановление о возбуждении уголовного дела по статье «незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение огнестрельного оружия, его основных частей, боеприпасов». Обвинений в скупке краденого ему больше не предъявляют.

«Мои адвокаты в шоке: как одно уголовное дело превратилось в другое? — спрашивает Хаустов. — Почему по скупке краденой техники судья постановил искать оружие? Почему прокуратура отказалась рассматривать мою жалобу, переслав ее в Следком? Почему полиция не дает ответов на мои письменные жалобы и требования дать мне возможность ознакомиться с уголовным делом о краже? Правоохранители с материка говорят, что у нас такая ситуация будет повторяться, так как украинские методы еще живы в местных органах».

Реконструктор считает, что все это происходит из-за личной неприязни к нему бывшего мужа его жены Натальи. При Украине экс-супруг занимал солидную должность в ялтинском горсовете и «имеет рычаги». Сейчас бывшие супруги судятся за опеку над двумя детьми, которые живут с Романом и Натальей. Экс-муж считает, что Наталья подвергает детей опасности, в том числе «способом доступа к огнестрельному автоматическому оружию, в угоду своего нового избранника, ее отношения с которым и разрушили семью», — говорится в судебных претензиях.

По словам Хаустова, у него нет огнестрельного оружия, а экс-муж апеллирует в суде к фотографиям с исторических реконструкций. Все оружие, которе есть в доме — охолощенное, то есть имитационное.

Кроме того, адвокат бывшего ялтинского чиновника заявлял Наталье, «что он сделает все, чтобы доказать, что я [Хаустов] имею на руках оружие огнестрельное и боеприпасы, опасные для жизни и здоровья. Наталья меня об этом разговоре проинформировала, акцентировав внимание на то, что ранее этот юрист имел тесные связи с представителями силовых структур Украины и может инициировать любые возможные проверки, в том числе на незаконных основаниях». К слову, обыск прошел в тот же день, после одного из судебных заседаний и этого разговора с адвокатом, говорит реконструктор.

В то же время в полиции говорят другое. Как сообщил «Примечаниям» источник в правоохранительных органах, Хаустов хранил на балконе именно порох, а не уголь.

«У него три бутылки пороха «Сокол», который сейчас даже приобрести в Крыму нельзя, — говорит источник. — И патроны у него были охотничьи. Человек просто хочет выгородить себя и не иметь судимости по статье «три гуся» [ст. 222, ч.1 – Незаконные приобретение, передача, сбыт, хранение, перевозка или ношение оружия, его основных частей, боеприпасов – ред.]. За это ему светит штраф или год условно. Что за сказки? Активированный уголь он хранил толченый в банках — это ж сколько блистеров активированного угля надо было купить и истолочь в ступе?»

По информации источника, купить порох до 2014-го года можно было легко в любом охотничьем магазине. Сейчас тоже можно купить, но не на территории полуострова. Привезти сюда черный порох тоже не получится — переправа не разрешает, так как порох относится к легковоспламеняющимся взрывчатым веществам, которые провозить на пароме запрещено.

«Хранить у себя дома порох можно, но у вас должно быть разрешение на хранение и использование огнестрельного гладкоствольного оружия. Порох для чего покупают? Для того, чтобы изготавливать патрон. Либо для гладкоствольного ружья – 12-й, 14-й, 20-й калибр, либо для нарезного оружия».