Кто тут пособник госдепа

Надо работать, а не митинговать. Так комментирует корреспондент «Фармацевтического вестника» Екатерина Чалова статью «Примечаний» о дедушке с инсультом, к которому скорая ехала три часа. Реалии жизни в РФ от крымчан никто не скрывал, считает она, такое случается повсеместно. Главное — никто не умер и теперь у нас есть ОМС вместо платной украинской медицины. За это севастопольцы должны быть благодарны, а кто жалуется — сам «раскачивает государственность».
Екатерина Чалова
08.09.2017

13 августа «Примечания» опубликовали материал атамана Казачьей черноморской сотни Анатолия Марета «Так жить нельзя» — душераздирающую рефлексию на ЧП с вызовом скорой помощи пожилому мужчине, которое случилось в Севастополе вечером того же дня на проспекте Октябрьской революции рядом с домом 39 (не знаю, как вышло, что статья была опубликована более ранним временем, чем описываемые события).

Суть происшествия: у пожилого мужчины на улице подскочило давление так, что дойти до дома он не смог – понадобилась медицинская помощь. Диспетчер скорой долго не принимал вызов, «бросая трубку» по причине отсутствия бригад. Бригада приехала спустя три часа после  обращения, и то из другого района. Описание ситуации автор заканчивает словами «Бесполезно. Человек погибает» и переходит к политинформации.

[[incut? &ids=`26071`]]К счастью, никто не умер. Окружающие проявили отзывчивость и дедушке помогли, чем смогли: уложили, дали валидол, воды, померили давление – а это очень важно, т.к. помощь, оказанная в первые минуты после приступа, всегда играет решающую роль, как бы быстро ни приехали медики, ведь за три минуты они все равно приехать не могут.

Трехчасовое ожидание скорой, безусловно, это ЧП. Но происходило и происходит это везде, во все времена, и далеко не всегда по злому умыслу или корысти ради. Часто это результат стечения обстоятельств.

Но автор выводит из частного случая системные политические выводы: «нормальной медицины в Севастополе почти не осталось, угробили», все чиновники стремятся воровать и выводить уворованное за рубеж, руководство медучреждений присваивает наши деньги, а подчиненным платит «ровно столько, чтобы не сдохли» — приводятся конкретные суммы зарплат рядовых медиков, от которых плакать хочется. Ну, и самое главное: «за наш с вами счет, этими всеми действиями и бездействиями, идет целенаправленное раскачивание государственности».

Интересно, что подразумевает автор под «нормальной медициной», которой «не осталось» — тотально платное медицинское обслуживание, которое здесь было при Украине?

Да, система ОМС обеспечивает гражданам только минимум необходимого. Но помимо нее в стране действуют программы государственных гарантий, позволяющие бесплатно получать дорогостоящее лечение от рака и целого ряда других тяжелых  заболеваний (программа «7 нозологий», орфанные заболевания, льготное обеспечение лекарствами детей и инвалидов), проводить высокотехнологичные исследования и операции, вопрос – в длине очереди и умении отстаивать свои права. Но они хотя бы есть, в отличие от украинского здравоохранения, где бесплатной медицины нет в принципе.

Иными словами, возвращение Крыма в Россию себя не оправдало, атаман разочарован. Чуда не случилось, рай земной на полуостров с материка ветром не принесло. А пришло все самое худшее: коррупция, чиновничье разгильдяйство и снова коррупция.

Словно реалии российской жизни для крымчан до присоединения к РФ кто-то тщательно скрывал, вводил в заблуждение, а теперь вот все и выяснилось… О том, что и «разгильдяи», и «взяточники» — наверняка знакомые все лица, свои, родные, ведь «варягов» гордый Севастополь не очень-то жалует и дорожит местным кадровым ресурсом, — атаман не упоминает. Он вообще не называет ни имен, ни должностей, пеняя на абстрактные власть и чиновников.

Не то, что бы я склонна защищать власть и чиновников – сама иногда жалуюсь в контролирующие органы и делаю критические публикации. Бывает, что нарушения лежат на поверхности и не нуждаются в специальных изысканиях, остается только дать ведомству законное право высказаться в свое оправдание. И да, в таких случаях, как правило, запрос журналиста остается без ответа – крыть-то нечем. Но в данном случае Департамент здравоохранения Севастополя подготовил по моему запросу об этом происшествии подробный ответ.

Поскольку автора статьи «Так жить нельзя» мнение властей не интересовало в принципе, и позиция депздрава осталась не отражена, считаю справедливым представить ее на этой же площадке.

Итак, ДЗС подтвердил факт описанного в публикации происшествия. Вызов поступил в 18.33 и был обслужен в 20.40, то есть не через три часа, а через 2 часа 10 минут.

Все равно долго. Поэтому «к дисциплинарной ответственности привлечен заместитель главного врача ГБУЗС «Центр экстренной медицинской помощи и медицины катастроф» — это цитата из письма депздрава.

При этом из департамента сообщили, что за 6 месяцев 2017 года 84,6% бригад «скорой помощи» прибывали на вызов в течение 20 минут. «Задержки на экстренные вызовы связаны со значительным ростом численности населения города в летний период», — пишут из ДЗС.

[[incut? &ids=`8610`]]Что касается укомплектованности штатов медперсонала, его загруженности работой и зарплат. Официальная информация: количество выездных бригад, согласно штатному расписанию – 28 единиц. Ежесуточное количество функционирующих бригад, в среднем, составляет 23-24 единицы.

Средняя заработная плата на «скорой» за 6 месяцев 2017 года составила:

врачи – 54.341 руб., средний медперсонал – 35.045 руб., младший медперсонал – 16.668 руб., Коэффициент совмещения – 1,5 (выделено «Примечаниями» — ред.). Укомплектованность ставками в лечебных учреждениях города Севастополя составляет 79,88%.

Укомплектованность врачами в ГБУЗС «Городская больница №1 им. Н. И. Пирогова», куда входит поликлиника №2 по адресу:  ул. Ерошенко, 2, составляет 82%.

Ситуация, характерная для большинства регионов РФ.

Согласно ежемесячному мониторингу, который проводит департамент здравоохранения, средняя зарплата врачей в июне 2017 составила 44 028 рублей, среднего медперсонала – 26 684 руб., младшего медперсонала — 16 391 рубль. По версии атамана Мареты, врач поликлиники получает 17 000 рублей.

Речь идет о базовых окладах, но кроме них законом предусмотрены компенсационные и стимулирующие выплаты.

Кроме того, в ДЗМ меня заверили в том, что медицинским работникам, приезжающим работать в севастопольские медучреждения, подведомственные ДЗС, из бюджета города выплачиваются единовременные «подъемные»: врачам – 1 млн руб., фельдшерам – 500 тысяч рублей.

(см. Подпрограмму «Кадровое обеспечение системы здравоохранения», утвержденной постановлением правительства Севастополя от 23.11.2016 № 1115-ПП «Развитие здравоохранения в городе Севастополе в 2017–2020 гг.»)

По личному опыту работы над публикациями о проблемах здравоохранения могу сказать, что раскрывать истинное положение дел действующие медики не станут – разве что анонимно. Поэтому проверить эти данные проблематично.

Все недовольные, на самом деле, очень дорожат работой, несмотря на свое недовольство, и слова из них не вытянешь. Но ДЗС и сам признает, что «по категории младший медицинский персонал целевые показатели не выполняются».

Да, решение многих управленческих вопросов не только в Севастополе, но и в Крыму в целом не выдерживает никакой критики. Это не смог не признать даже глава республики Сергей Аксенов, анонсировав кадровые чистки после самоличного рейда по полуострову. Меня тоже беспокоит откровенный саботаж чиновников, не спешащих делать свою работу – инерция прежних порядков просто поражает.

Но каждый конкретный случай требует расследования, а не политических заявлений и лозунгов. Митинговщина надоела до невозможности.

Я понимаю, что мастера протестов и баррикад других методов не знают, но это ведь именно они «раскачивают государственность», пробуждая протест не в отношении конкретных разгильдяев во власти, а к государственной системе в целом.