Сферический департамент в вакууме

С точки зрения физики, шар — форма, требующая наименьших затрат энергии. Именно к такому состоянию тяготеет севастопольский департамент образования, замкнувшийся на внутренних проблемах и требующий от педагогов лишь отчетности. Подчиненные Михаила Родикова отказываются заниматься тем, что прямо не прописано в их обязанностях, а проявляющим инициативу ставят палки в колеса. На прошлой неделе с помощью подковерных интриг департамент чуть не сорвал конференцию городского родительского комитета.
Екатерина Резникова , Катерина Резникова
08.02.2017

Общегородской родительский комитет существовал в Севастополе еще при Украине. Но в российских реалиях перезагрузка этого общественного органа не произошла. Весной 2016 года инициативная группа севастопольских родителей предложила департаменту образования создать Общегородское родительское собрание.

[[incut? &ids=`19755`]]

«Весной мы встречались с главой департамента Родиковым, его замом Кириленко, директором центра развития образования Стародубцевой, — рассказывает организатор, председатель родительского союза «Берегиня» Елена Майко. — И на словах нашу инициативу в департаменте поддержали».

Однако позже чиновники заявили, что у них нет полномочий создавать родком — это не прописано в положении. Предложили лишь сделать однократную рассылку по учреждениям от своего имени — о создании родительского комитета. Дальше организаторы должны были действовать сами.

В сентябре такая рассылка была разослана. На первую встречу пришло 83 представителя школ и детских садов Севастополя. От департамента образования были Ирина Стародубцева и Светлана Кириленко, от общественной палаты — Олег Гасанов.

Присутствовавшие родители решили, что Общегородское родительское собрание городу нужно. И оно должно решать не только проблемы образования, но и наболевшие вопросы в сфере здравоохранения, социалки, детской культуры и спорта.

Чтобы заручиться поддержкой соответствующих чиновничьих органов инициативные родители разослали письма в департамент здравоохранения, департамент труда и соцзащиты, главное управление культуры, управление по делам молодежи и спорта. Отовсюду, кроме департамента образования, пришли ответы. «Выделили людей, дали телефон человека, уполномоченного взаимодействовать с городским родкомом», — поясняет Елена Майко.

[[incut? &ids=`10916`]]

Следующим шагом должны была стать установочная конференция, назначенная на 3 февраля. Организаторы от своего имени разослали приглашения директорам школ и заведующим детскими садами. От садика предлагалось прислать в городской орган по два делегата, от школы — по шесть человек.

К началу февраля в списках числилось около 230 участников. По словам общественницы, организаторы столкнулись как с поддержкой, так и с недоверием.

«Некоторые руководители сами направляли к нам родителей. Сейчас заведующие и директора получают хорошие зарплаты, держатся за свои рабочие места. Некоторые вопросы они не могут поднимать, потому что боятся быть уволенными. А независимый родительский комитет мог бы свободно говорить на такие темы, — говорит Майко. — Другим мы звонили, а они спрашивали нас: «Кто вы такие? Покажите бумагу департамента, по которой вас создают». Мы поясняли, что такого [документа] не будет, потому что родкомитет не зависит от департамента».

Накануне установочной конференции в городе начало происходить необъяснимое. От имени департамента обзванивали школы и детские сады и сообщили, что конференции не будет. Причины называли разные: одним говорили, что родительский комитет — орган не согласованный, другим — что инициаторы собрания не договорились об аренде зала. Одна из директоров школ в Ленинском районе поделилась, что ей на почту от имени департамента пришло электронное письмо.

«С залом мы договаривались сами, - опровергает сказанное Елена Майко. — Связались с Дворцом [детского и юношеского творчества] (ДДЮТ), выяснили график. Нам дали зал. Позвонила в департамент: согласуйте, пожалуйста. Мне ответили, что Дворец — самостоятельное юрлицо, и может сам решать, давать зал или нет».

Накануне мероприятия Майко отправилась в департамент, чтобы переговорить с Родиковым. «Он снова сказал, что конференции не будет. Демонстративно при мне набрал номер Стародубцевой, поговорил с ней и заявил: «Вот видите, о вас [в департаменте] никто не знает», — вспоминает Майко.

Утром 3 февраля организаторы приехали ко ДДЮТ, где выяснилось, что в актовый зал учреждения их не пускают.

«Директор Дворца Осокин заявил, что если приедет [депутат заксобрания, глава комитета по социально-гуманитарным вопросам Татьяна] Щербакова, он пустит нас в библиотеку. Мы спустились туда, а там — стол и 12 стульев. Неужели это все, что город федерального значения смог выделить для родкомитета, заседающего во главе с депутатом заксобрания?» — возмущается Майко.

Пришлось родителям прибегнуть к помощи самой Татьяны Щербаковой. Она прибыла на место, и родителей — около 100 человек — в зал пустили, правда, всего на 20 минут. Посетил собрание и замгубернатора Вячеслав Гладков.

Департамент образования мероприятие проигнорировал — как и Общественная палата.

«Учредились, — делится Майко результатами собрания. — Решили, что будут районные советы с делением на микрорайоны. Избрание президиума и председателя проведем позже. В течение недели будем готовить повестку и в течение двух недель проведем собрания по районам».

«Примечания» попросили директора ДДЮТ прокомментировать ситуацию с залом. «Обратилась к нам председатель общества «Берегиня» [Елена Майко], — сказал журналистам Александр Осокин. - Когда к нам приходит сторонняя организация, я должен согласовать вопрос с департаментом образования.

Они ответили, пусть она сама к нам обращается, есть к ней вопросы, [а вы] ждите особых указаний. Этот диалог длился два дня. В результате поступил звонок от Щербаковой, она созвонилась с должностными лицами. Я перезвонил Родикову и получил устное разрешение на проведение [мероприятия в актовом зале ДДЮТ]».

По словам депутата Татьяны Щербаковой, она сделала все, что в ее силах, чтобы собрание состоялось. «Я поддерживаю эту идею, считаю, что общегородское родительское собрание в Севастополе должно быть обязательно», — сказала она «Примечаниям».

[[incut? &ids=`11189`]]

В свою очередь заместитель главы департамента Светлана Кириленко заверила журналистов:  чиновники поддерживают все общественные инициативы. Правда, только в том случае, если они реализуются подальше от подведомственных учреждений.

Сначала Кириленко объяснила недоверие департамента тем, что Елена Майко представляет «не родительский комитет, а общество «Берегиня». Хотя сама Майко подтверждает, что «Берегиня» — лишь один из инициаторов создания собрания. И 230 зарегистрировавшихся родителей из разных школ одну только «Берегиню» представлять не могут.

Факт обзвона директоров и заведующих Кириленко тоже отрицает. «Неправда это все, ерунда какая-то», — коротко отрезала она, напирая на то, что не может запретить собираться «по личной инициативе». Однако услышав о том, что Осокину принимать собрание запретил сам Родиков, чиновница признала: «Да, собрание не было согласовано. Они же проводили его на базе Дворца, зал там расписан, помещений не хватает. Если бы они проводили его не в образовательном учреждении...»

Кириленко добавила, что два дня на согласование зала — это слишком мало. Организаторы должны заявлять о своих намерениях «хотя бы за три-четыре дня». А потом и вовсе сослалась на то, что детей, посещающих Дворец, надо оберегать от их родителей.

«А вообще, если смотреть на нормы СанПиНа... Директора собираются на собрания — у них есть санкнижки. А тут приходят родители, просто люди, у них нет санкнижек. Кого мы пропускаем на территорию детского учреждения? На территории детских учреждений лучше подобные встречи не проводить», - резюмировала замглавы департамента.

Похоже, в департаменте до конца не определились с позицией относительно общегородского родительского комитета. Если у чиновников нет полномочий учреждать такой орган, то почему он запрещает родителям собираться? А если такие полномочия есть, то почему бы общественникам прямо не заявить о правилах, по которым готов «играть» департамент?

Такой стиль вообще характерен для г-на Родикова, говорят коллеги. По их словам, директор на все вопросы всегда отвечает «да». А потом, за спиной, принимает решения, красноречиво говорящие об однозначном «нет».

Сейчас севастопольские чиновники от образования мастерски открещиваются от любых обременений, прямо не вписанных в их обязанности, просто оставляя подведомственные учреждения один на один с их проблемами. Их цель — замкнуться на себе и найти высшие смыслы в бесконечном перекладывании бумажек и отчетов. Ведь не просто так им всем платят зарплату. 

[[incut? &ids=`21141`]]

Таким образом, департамент образования в Севастополе олицетворяет физическое понятие шара — формы, находящейся в наиболее стабильном энергетическом состоянии, на существование которой нужно тратить минимум энергии.

Но не стоит забывать, что у шара есть смысл математический: при одном и том же объеме из всех форм шар имеет минимальную площадь поверхности. Чтобы охватить большую поверхность — сферу влияния, нужно совершить работу. Так гласит физика. Кроме того, шар имеет особенность катиться вниз по наклонной плоскости с нарастающей скоростью. И, в конце концов, падать.

У департамента был шанс поддержать родительскую общественность и тем самым заполучить для себя «карманный» родительский комитет. Но Родиков и его подчиненные его бездарно упустили.