Совесть и «Родина» в Севастополе снова разошлись

Глава местного отделения «Родины» Сергей Смольянинов демонстративно покинул партию. Причина: всем 53 членам партии в Севастополе не дали выдвинуть в губернаторы экс-нардепа Украины Вадима Колесниченко. Оставаться в партии ему не позволяет совесть, говорит Смольянинов. В 2014 году "Родина" выдвигала Колесниченко в заксобрание на деньги экс-министра обороны Украины Павла Лебедева.
Борислав Кашихин , Надежда Исаева
06.07.2017

Сергей Смольянинов рассказал журналистам, как в партии боролись за право стать кандидатом в главы Севастополя. Он признает, что не смог убедить центральное руководство партии выдвинуть Вадима Колесниченко. Проиграв праймериз «Единой России» перед выборами в заксобрание, тот отправился получать благословение «Родины» на участие в губернаторской кампании.   

Из монолога Смолянинова стало известно, что в Севастополе у партии 53 члена – десять несогласных с политикой центрального штаба из уже написали о сложении своих билетов.

«На разных этапах нам говорили сначала «да», потом «нет», потом «подождите», потом опять «да», - говорит Смольянинов. - Велись определенные консультации, я не могу комментировать ситуацию, но в итоге мы получили то, что получили».

Напомним, 29 июня регсовет «Родины» выдвинул Колесниченко в губернаторы, но, пока подсчитывались голоса немногочисленных однопартийцев, из Москвы пришла установка не согласовывать участие  бывшего «регионала» в выборах. А на следующий день в СМИ появилась информация от центрального штаба, что документ об одобрении кандидатуры Колесниченко, якобы подписанный лидером «Родины» Алексеем Журавлевым – подделка.  

«Если говорить про документы, которые я посылал и получал: они у меня на электронной почте, - комментирует сложившуюся ситуацию Смольянинов. - Документ по согласованию центральная организация партии считает несостоятельным - значит, мы будем его считать таковым. Я понимаю, что политика это искусство компромисса. Но нельзя идти на компромисс со своей совестью и убеждениями, поэтому я не считаю возможным дальше занимать этот пост».

«Родина» и совесть уже не в первый раз конфликтуют в Севастополе. И ранее это тоже было связано почему-то с г-ном Колесниченко - который в 2014 году возглавил список партии на выборах в заксобрание за деньги экс-министра обороны Украины Павла Лебедева.

Тогда этот партийный тандем осудил экс-губернатор Сергей Меняйло. Ему не понравилось, что севастопольская «Родина» связала себя с Колесниченко и Лебедевым, которых он назвал «недостойными людьми».

Теперь, когда Колесниченко пришелся не ко двору в центральном штабе, Смольянинов объясняет это «давлением на федеральное руководство партии». По его мнению, «Родина» становится заложником политической целесообразности, которая ему непонятна. Зато эта целесообразность хорошо понятна Вадиму Колесниченко, который дал понять, что на верхушку партии надавила администрация президента, чтобы он, матерый украинский политик, не мешал врио губернатора Овсянникову красиво избраться.

«На самом деле, процесс выдвижения Вадима Васильевича был сложный и склочный», - рассказал сегодня уже бывший глава регионального отделения.  Смольянинов утверждает, что отговорил однопартийцев от выдвижения в губернаторы Севастополя бывшего либерал-демократа, депутата Госдумы Романа Худякова - и буквально в последний момент убедил Алексея Журавлева выдвинуть Колесниченко.

«У нас Журавлевым был хороший отеческий разговор, - рассказывает Смольянинов. - Он говорил, что понимаешь, есть интересы партии, мне очень жаль и тому подобное. Вот этот документ считается, а этот не считается»

Помощница  главы партии «Родина» Журавлева Татьяна Калегина  отказалась комментировать поступок Смольянинова, как реакцию на запрет выдвигать Колесниченко. «Конфликта у нас с ним никакого не было, но политика дело такое, знаете… Выживает сильнейший», - поведала «Примечаниям» Калегина. – «Раз теперь он (Колесниченко) выдвинулся от другой партии («Великое отечество»), то возможно бывший глава севастопольской «Родины» (Смольянинов) хочет поддержать его в другом качестве», - сказала Калегина.

Тем не менее, дала понять она, Смольянинов «останется нашим соратником и мы его уважаем»