Родина в опасности, давайте все застроим

Земли гарнизонов и полигонов, ставшие камнем преткновения в разборках с генпланом Севастополя, военные, как и при Украине, продолжают раздавать застройщикам под коммерческую недвижимость, прикрываясь строительством жилья для офицеров.
Екатерина Резникова , Катерина Резникова
25.07.2017

«Воевать больше не с кем, поэтому земли военных городков нужно продать и застроить», — говорили севастопольцам при Украине. «Родина в опасности, — говорят им сейчас, — поэтому земли военным нужно вернуть». Но оказывается, делают это, чтобы потом землю тоже застроить.

Жители ул. Рубежная и Военных строителей в Казачьей бухте жалуются: единственный в их районе парк — территорию бывшей воинской части украинских ПВО — скоро застроят многоэтажками. За помощью они обратились к севастопольской общественной организации «Севпарки», сумевшей отстоять Рыбацкий сквер на ул. Корчагина, прозванный в народе Динопарком.

«Поскольку это бывшая территория в/ч, то данный парк не включен в перечень парков Севастополя. А, следовательно, без должного контроля со стороны общественности и властей быстро будет уничтожен застройщиком», - написали они в своем обращении.



Этот участок зелени, по правде говоря, никогда не был доступен гражданским. Лишь в последние 10 лет, после того как часть была расформирована в 2007 году, ворота гарнизона открыли для всех желающих. Открыли — громко сказано. Со стороны ул. Рубежная в старом покосившемся бетонном заборе появилась дырка. Через нее по недавно залитой респектабельными соседями бетонной дорожке в парк ходят гулять мамочки с колясками и местные подростки.



Внутри — густая тень аллей, отбрасываемая неухоженными деревьями и кустарниками. На вид они вполне здоровы, хотя и запущены. Их возраст - больше 30-40 лет.



Здесь растет ливанский и гималайский кедр, кипарис, туя, можжевельник, платан, сосна. По углам парка прячутся плодовые деревья: алыча, абрикос, грецкий орех. В центре территории - несколько экземпляров экзотических пробковых деревьев.



Их высаживали в 70-х годах, говорят местные жители. Саженцы привозили из Никитского ботанического сада. Военные, по бытовавшей в те времена в южных городах традиции, тщательно ухаживали за молодыми деревьями, превратив кусочек пустынной степи в роскошный парк.

Ствол пробкового дерева

Сейчас территория выглядит удручающе. У бордюров пешеходных дорожек — залежи прошлогодней листвы и пластикового мусора. Под деревьями груды строительных отходов: древняя фанерная мебель, продавленные диваны, покрышки, тряпье. На полянках — трава по пояс. Сухие ветви деревьев годами никто не обрезал.

Запустелый парк - настоящий рай для мальчишек. Тихая территория, со всех сторон окруженная забором, внутри лишь одиночные машины, нет ни шума, ни пыли, ни суеты большого города.

На изобильных свалках всегда можно найти что-то интересное. Из старого дивана - соорудить штаб на дереве. Покидать мяч в ржавое баскетбольное кольцо, прикрепленное к стене полуразрушенного клуба. В пышных кустах володушки разжечь костер и пожарить на палочке хлеб. Натрясти с дерева спелых абрикосов, набрать полную кепку сладкой красной или кислой желтой алычи.

Но в жаркий полдень на улице детей не видно, хотя следы их присутствия — разбросанные книжки и игрушки — видны повсюду. 

Военный городок кажется вымершим: половина зданий совсем заброшенные, другие - с признаками обитаемости. Ближе к дороге, ведущей на Маяк, стоит ряд общежитий. По словам местных жителей, еще недавно все комнаты в них были заняты, но сейчас многие семьи уже переехали в новый военный городок — десятиэтажный микрорайон, построенный в Казачьей бухте три года назад.

В этом общежитии пока еще живут люди

Несколько лет назад общежития пытались реконструировать. Переделывали комнаты в отдельные квартиры. Но закончили этот процесс лишь в одном здании, остальные забросили. Видно, крыша перекатана и окна металлопластиковые вставлены, но, судя по состоянию монтажной пены, сделано это еще в украинские времена. Внутри пусто, лишь груды разломанной мебели валяются у входа.

Спрашиваем у прохожего, кому принадлежит территория и здания. 

— Тут приближенные к воинской части... — невнятно отвечает он.

— Территория заброшена?

— Почему заброшена? В общежитиях люди живут, вон в тех зданиях — несколько конторок, офисы сдаются — так, полуофициально.

— А про строительную технику слышали что-нибудь, которая пробы грунта берет? Говорят, тут десятиэтажные дома хотят построить.

— Строительная техника тут постоянно ездит. Гараж рядом, на прилегающей территории. Они постоянно проверяют здесь грунт. Разведку проводят, а потом, когда-то, будут строить.  

Аллея из туи, кедра, платана и сосны ведет к воротам. За ними - большая площадка, на которой рядами стоят грузовые машины. У ворот надпись «РБКСтрой». По словам местных жителей, именно этот застройщик будет в ближайшее время «осваивать территорию».

За воротами гараж РБК Строй

О надвигающейся стройке свидетельствуют разбросанные по углам парка керны — цилиндрические столбики геологических проб. Местные жители уверены, соседний ЖСК «Скифия» от «РБКСтрой» расширится и на эту территорию, только строить здесь будут уже не пятиэтажные, а десятиэтажные дома.

У застройщика договоренность с военными, которым принадлежит территория, - рассказала «Примечаниям» жительница ул. Рубежная. — Они будут строить здесь дома на продажу, а военным обещают 18 процентов квартир. Кедры сорокалетние и сосны этого не переживут. При строительстве пятиэтажек застройщик тоже обещал кедры пересаживать, но большая часть из них исчезла, а куда их пересадили и выжили ли они — до сих пор неизвестно».

Территория части застраивается уже пять лет

На защиту «военных насаждений» встали не только обитатели ул. Рубежной, застроенной респектабельными особняками, но и те, кто купил квартиру в ЖСК «Скифия». Они привыкли смотреть из окон на покрытую зеленью площадку, за которой виднеется полоска моря. И совершенно не хотят менять этот вид на созерцание бытовых сцен, происходящих в соседних многоэтажках.  

Если аварийные здания снести, освободятся весьма приличные площади под застройку

К сожалению, признаются они, ухаживать за парком самостоятельно они не в силах. «Раньше, пока люди жили в общежитиях, они за парком ухаживали, мусор убирали. Сейчас территория стала доступной и пришла в упадок», — говорят они.

Владелец строительной компании «РБКСтрой», застраивающий этот участок на протяжении последних пяти лет, Андрей Григоров в разговоре с «Примечаниями» подтвердил: военные, которым принадлежит земля, продлили инвестконтракт, заключенный с застройщиком еще в украинские времена, до 2020 года.


В этих зданиях, по словам местных, еще работают какие-то конторки

По его словам, рано или поздно территория будет застроена полностью. Старые здания предварительно будут снесены военными.

О сроках реализации проекта пока ничего не известно. «Все будет зависеть от того, когда будут окончательно оформлены договорные обязательства с военными. Сейчас готова только часть документов, по сути речь идет лишь об одном документе — инвестконтракте, остальные бумаги пока не готовы», - сказал Григоров.

Пока застройщик даже приблизительно не знает, что именно он будет строить на территории воинской части. Ни этажность домов, ни плотность их расположения пока не определены — идет лишь начальная разработка концепции.

Григорова очень удивил интерес местных жителей к старым деревьям. Он считает, что территория, о которой идет речь — не парк и парком называться не может.

Не-парк, выросший посреди голой степи благодаря стараниям военных

На территории какого парка? Давайте определимся, о каком парке идет речь? - удивленно спросил он, смеясь. - Это территория воинской части, и парком она называться не может. И я не понял, кто такие местные жители и чего они хотят? Мы опять имеем дело с наглостью человеческой: люди купили квартиру, и теперь против того, чтобы там что-то продолжали строить».

Соседствующие с заброшенным парком особняки, жители которых отнюдь не в восторге, что в их дворы будут заглядывать жители десятиэтажек

Мы не удержались и напомнили Григорову, что история с защитниками сорокалетних кедров до боли напоминает историю Динопарка. Там тоже жители появившегося на пустыре микрорайона настойчиво и отважно отстаивали чахлые остатки зеленых насаждений в сквере, где и дорожек-то не было. На месте Динопарка строительная фирма «Консоль» хотела построить еще три десятиэтажки, и ее адепты с пеной у рта доказывали: фисташки и можжевельники — прибежище наркоманов, а новые квартиры позарез нужны городу.

Сквер удалось отстоять, и, по иронии судьбы, подрядчиком реконструкции Динопарка стал «Стандарт-Строй» - фирма, в которой Григоров служит директором. Мы спросили, считает ли он упорство общественников продуктивным. Выиграл ли город от появления Динопарка или стоило все же построить на этом месте жилье?

«По Динопарку однозначно город выиграл. В городе действительно появилась территория, которая является зеленым микрорайоном. Все равно его надо будет поддерживать, подсаживать и не загаживать, как у нас сейчас загажены все парки — это уже другой вопрос, — заявил Григоров и тут же отчитался: — На сегодня в Динопарке сделана это четверть объема работ, которые планируются в соответствии с проектным решением. Если вам сейчас результат нравится, можете представить, что там будет, когда мы закончим».

Застройщик заверил: в результате работ в Казачке ни одно дерево не пострадает. Все сосны и кедры будут сохранены, а в случае, когда это невозможно, пересажены. К переданным нами жалобам жителей, заявляющих, что часть деревьев все же исчезла, а мест пересадки так никто и не видел, Григоров отнесся скептически.

«Они вам врут, — безапелляционно сказал он. — Зайдите в существующую застройку, и вы увидите деревья, которым по 40 лет. Они были предприятием сохранены. Ни одного скандала с деревьями там не было».

Так выглядит первая очередь застройки, в глубине дворов — те самые кедры. Фото wikimapia.org

Конечно, территория бывшей воинской части — это не городская земля, и парком называться она действительно не может: слишком много внутри аварийных зданий. На то, чтобы уступить ее городу под парк военные никогда не пойдут — судя по публичной перепалке между правительством Севастополя и министерством обороны по поводу других, исключительно важных для гражданских, участков. Поэтому застройки вряд ли удастся избежать.

Печально другое. Сами военные уже давно разучились строить. Они раздают самые лакомые куски коммерческим застройщикам, прикрываясь благородной целью — строительством квартир для семей офицеров. При этом за для себя в весьма «жирном» с точки зрения спроса микрорайоне они просят лишь 18 процентов площадей. Остальное — останется благодетелю-застрощику, взявшему на себя «груз социальной ответственности».

Нам говорят, что Родина в опасности, что нужно срочно вернуть военным все принадлежавшие им при Советах земли, иначе обороноспособность страны пошатнется. Но на самом деле военные лишь пытаются поскорее застолбить за собой единственный несгораемый актив — землю. Выждать, а потом скрыто перепродать ее — по уже устоявшейся схеме инвестиционного строительства.

Пока сквер в Казачке еще доступен для всех желающих. Не поленитесь, прогуляйтесь по нему в выходной — это действующий портал, ведущий прямиком в 90-е. В этом парке с опозданием на четверть века постперестроечная разруха и тлен продолжают пожирать плоды советского застоя — времени, когда даже суровые военные с добротностью и размахом создавали потрясающие вещи. Пусть только для себя, но просто так, ради красоты.