Россию любим, но импорт нам дороже

Фонд содействия капремонту требует от подрядчиков использовать в работе иностранный материал вместо более дешевого отечественного аналога, хотя федеральный закон это запрещает. В итоге наценка доходит до 2-2,5 миллионов рублей, и все это ложится на бюджет Севастополя.
Ольга Соловьева
01.07.2016

В этом году в Севастополе собираются отремонтировать около 25 тысяч квадратных метров крыш многоквартирных домов — а это десятки тендеров на выбор подрядчика с наиболее выгодными условиями контакта. Впрочем, тут местным властям напрягаться не придется, ведь условия большинства тендеров прописаны под единственного поставщика, говорят участники торгов. 

«Мы занимается капремонтом крыш с использованием кровельной гидроизоляции на основе современной технологии — ПВХ мембран, — рассказывает представитель одной из подрядных организаций города. — В Севастополе порядка восьми компаний, которые могут предоставить такие услуги, и они хотели бы работать, но заказчик [Фонд содействия капитальному ремонту] настолько сузил требования к использованию материалов, что выиграть может только одна компания — «АвесСтрой». Это, по сути, единственный возможный победитель всех тендеров на ремонт кровель в нашем городе». 

Требования просты: можно использовать только продукт немецкой торговой марки Bauder, который в Севастополь поставляет тот самый «АвесСтрой». Причем требование к товарному знаку заказчик указал прямо в описании объекта закупки без обоснования, хотя федеральный закон о госзакупках это запрещает. 

Кроме того, все тот же закон гласит, что при выборе поставщика заказчик обязан предпочесть отечественного производителя, если его продукт не уступает зарубежному аналогу. А отечественные кровельные материалы существуют, и, по экспертным оценкам, они не только не уступают импортным, но и превосходят их. 

«Из сравнительной характеристики видно, что российский материал более надежный, и долговечный, — говорит один из участников строительного рынка. — Отдавать предпочтение импортному — заведомо проигрышная позиция». 

Более того, отечественный материал стоит значительно дешевле. Однако, кто бы ни выиграл тендер, работать все равно придется с материалом Bauder, и покупать его придется у «АвесСтроя». 

«Кровельный ремонт — это многомиллионные контракты, а наценка за импортный материал — это плюс 10-15% к стоимости, — рассказывает наш источник. — Иногда наценка доходит до 2-2,5 миллионов рублей, и все это ложится на городской бюджет, хотя эти деньги можно было бы сэкономить и направить на что-нибудь более полезное, чем новая машина или яхта поставщику, который кладет наценку себе в карман».

Впрочем, представители самого «АвесСтроя» с такой оценкой не согласны. По словам директора компании Евгения Павленко, материал фирмы Bauder на практике лучше любых более дешевых аналогов.

«При этом разница в цене составляет 50 рублей на квадратный метр, — говорит он. — На мой взгляд, лучше немного переплатить, чем через два года получить протечку из-за некачественного материала».

Кроме того, коррупционного умысла в указании единственно возможного материала для ремонта он не видит: продукт фирмы Bauder был утвержден Минстроем Украины, когда аналогов ему не существовало. Чтобы ввести в документацию новые материалы, нужна экспертиза, до которой ни у кого почему-то не доходят руки.

Источник «Примечаний» в правительстве Севастополя подтверждает, что схема с единственным поставщиком — дело рук прежнего руководства Фонда по содействию капстроительству, и сейчас по этому вопросу идет служебное расследование.

Впрочем, как в нашем городе ведутся подобные расследования, ни для кого не секрет. Если кому-то очень нужно, чтобы в конкурсе победил определенный участник, то ни ФАС, ни указы российского правительства местным чиновникам не важны