Роза в нужнике: Jazz Koktebel снова прошел на фоне миазмов

Каждый год по итогам уже традиционного джаз-фестиваля в Коктебеле хочется написать о прекрасных исполнителях, о музыке, об атмосфере, о крутой организации. И каждый раз не выходит - ведь хриплое пение саксофона раздается, в буквальном смысле, посреди канализации.
Нина Авдеенко
27.08.2018

В дни концертов Коктебель просто переполнен людьми, которые едут сюда за атмосферой. И для нее созданы все предпосылки: горы, море, музыка, известность — фестиваль в Коктебеле давно стал брендом. На Украине, например, даже украли это название: там тоже проводят джаз-фестиваль, и он тоже называется Jazz Koktebel, только проводится в Одессе. И все бы хорошо, если бы не запредельная грязь в самом поселке.

[[incut? &ids=`16511`]]Виной всему - массовое строительство гостиниц и коттеджей для отдыхающих, которое началось здесь 15 лет назад. И полное отсутствие нормальной канализации. Из частных отелей и домов стоки отправляются прямиком в море, на пляж. На набережной есть участки, где видно, как торчат трубы, откуда вытекает жижа.

В поселке знают, что многие гостиницы и отели сделали врезки в обычные ливневки. Тех, кто врезался, найти не так просто. Для этого нужно в прямом смысле слова перекапывать почти весь Коктебель. Точных данных о количестве врезок нет, но жители уверены – это каждый второй дом или пансионат. Ни одна надзорная служба за это в поселке не штрафует.

Притом ежегодно в центре этой клоаки проходит прекраснейший фестиваль, сюда приезжают гости из других городов, стран, именитые музыканты. Нежный фьюжн от Segar Band из Китая, звон пианистов Якова Окуня и Вагана Айрапетяна, бродвейская классика от Деборы Браун. Koktebel Jazz Party — это прекрасный цветок, брошенный в грязную лужу. 

 Фото: пресс-служба фестиваля

В 2016 году после поездки в Коктебель на ежегодный джаз-фестиваль мы опубликовали материал «Крымский Вавилон с блэкджеком и шаурмой», где подробно описали увиденое. В прошлом году мы ограничились релизами и новостями — ничего за прошедшее время не изменилось, да и прошел то всего год. Но в этот раз проснулась надежда. Возможно всему виной разговоры о грядущей реконструкции Коктебеля и частые новости о приезде на фестиваль высокопоставленных лиц.

Ну не может быть все по-прежнему грязно в поселке, куда приезжал сам Путин! Как оказалось – может. Более того, стало хуже. 

Стало еще больше шашлычных, чебуречных и наливаек. Сувениры, пиво, какие-то гигантские торты, мясо и огромные толпы полуголых людей. Удушающая жара и непередаваемый запах канализации — он здесь повсюду. Этот запах в перемешку с дымом от вездесущих мангалов въедается в одежду, преследует на территории фестиваля и на пляже. Зато цены на пиво низкие. Можно забыться.



Увиденное вокруг джаз-фестиваля настолько контрастирует с самим фестивалем, что мы специально чередуем фотографии.

В забегаловках туалетов нет. «Выходите, идете прямо, потом заворачиваете налево, там будет бочка с квасом, вот ее огибаете и там будет туалет», — такую траекторию рисуют официанты. В итоге некоторые справляют нужду прямо в мусорные урны.


Отчаянный контраст с атмосферой на джазовой сцене напоминает войну двух миров. 

О слове "сервис" при въезде в Коктебель лучше забыть. Те же официанты не всегда поворачиваются к клиенту лицом. Девушка может принять заказ у одного человека, а с его компаньоном разговаривать через плечо. Иногда приходится кричать, чтобы отвлечь официанта от долгого разговора с знакомым. Зато — скульптуры.

Поэтому поели - и не задерживаемся. Бегом снова на фестивальную площадку. Тут все по-другому.

Но жить у сцены не получится. Наутро озираем окрестности: все застроено. Повсюду дома с торчащей арматурой. Это уже практически свой местный лес.

Еврозабор. Кажется, это так называется. Заборы здесь везде. Впрочем, не только здесь.

На подъезде к месту проведения фестиваля — извечные пыль, грязь, лужи и камыши. Напоминает окраины Хургады.

Возможно, мы привередливы. Но все-таки джаз требует несколько иного антуража вокруг.

Неизвестно, чем занимаются жители Коктебеля в несезон, но летом помимо продажи пива, домашнего вина и сувениров, местные зарабатывают на посуточной аренде. 

Если отойти от набережной, то ничего особо не изменится. На окраинах тоже пахнет канализацией. Где бы ты ни шел - ощущение, что где-то рядом находится городок из биотуалетов. Вот такой тут "джаз".

Вообще, крымские власти уже пару лет как говорят о каких-то концепциях развития Коктебеля, о его реконструкции. Но говорить и рисовать проекты проще, чем убрать мусор, снести шалманы, решить проблему с канализацией. На ее создание Коктебелю нужны миллиарды. Их нет и в ближайшем будущем не предвидится.

Борется с проблемой, пожалуй, пока только телеведущий Дмитрий Киселев, организатор джазового фестиваля. В эти выходные он со сцены сказал, что специально проводит концерт именно в Коктебеле - чтобы показать как красиво и цивилизованно здесь может быть.

Если такой метод борьбы с грязью окажется эффективным, то Киселеву стоит обратить внимание и на другие уголки Крыма. Можно, например, ударить джазом по севастопольским очистным КОС «Южные», строительству которых мешает пропажа 2 млрд рублей в лопнувшем банке.

Или устроить Park Pobedy Jazz Party в Севастополе — прямо посреди изуродованного и брошенного подрядчиком парка, где бетонные торосы и кучи земли похоронили под собой не только зелень, но и 1 млрд федеральных рублей. Может тогда ситуация изменится в лучшую сторону?