С Титаника Овсянникова побежали крысы

За громкими событиями — визитом в Севастополь премьер-министра Дмитрия Медведева и днем ВМФ, скрылась дата 28 июля — вторая годовщина губернаторства Дмитрия Овсянникова. Он промолчал. Зато выступил пиарщик правительства Олег Беркович. Ему приписали предательский пост в Telegram: «Овсянникову отказались помогать «Ростех» и Кремль, поэтому они сократили функционал Берковича до уровня помощника губернатора».
Евгений Фишблат , Примечания
30.07.2018

«Примечания» долго думали, писать ли обзор итогов двух лет работы Дмитрия Овсянникова в Севастополе. Про минусы материалов было много, а заслуги... Заслуги в последнее время оставались в тени нанятых градоначальником пиарщиков и телевизионщиков.

Последнее для нас всегда становилось предметом дискуссии: мы никогда не видели, чтобы пресс-свита губернатора вела себя так, будто она важнее самого губернатора. Причем их чувство собственного величия никак не коррелировало с результатами работы.

Рейтинг губернатора по-прежнему остается весьма невысоким. Зато о помощнике Овсянникова, а потом директоре департамента общественных коммуникаций Олеге Берковиче с осени прошлого года говорил почти весь город. И каждому его севастопольскому назначению аплодировали самые читаемые анонимные Telegram-каналы.

Там же, в Telegram, свершился и акт предательства. В прошедшую пятницу на нишевом и популярном «Беспощадном пиарщике» появился пост все в том же стиле: Овсянников – токсичен, разжалованный им обратно в помощники Беркович – профессионал высокого уровня.

Если коротко, то смысл поста сводится к следующему: губернатор Севастополя поссорился со всеми, и его конфликты публично обсуждаются на высоком уровне. За бесконечными дрязгами в городе непрестанно наблюдает Кремль. Оттуда и поступил сигнал «Ростеху» больше не помогать Овсянникову. А госкорпорация дала приказ – перевести Берковича в помощники.

Того самого Берковича, благодаря которому, если верить «Беспощадному пиарщику», а также местным Telegram-подпевалам, к коим сам пиарщик «не имеет и никогда не имел никакого отношения» (да-да, мы тоже делаем вид, что верим в это), наладилась работа пресс-службы правительства, Севастополь был в позитивной повестке, удачно прошли первые выборы Владимира Путина и преображен губернаторский телеканал «ИКС». 

Эти недвусмысленные анонимные намеки в адрес Овсянникова не что иное, как месть начальнику за обидное понижение. И именно этот выпад можно назвать главным итогом работы Дмитрия Овсянникова с 28 июля 2016 года. От губернатора публично открещиваются подчиненные, как крысы, бегущие с идущего на айсберг «Титаника».

Эти крысы надувают собственную важность, прикрываясь ярлыком «Ростеха». Оно и понятно: громкие имена покровителей - единственная надежда на сытое будущее. Поэтому «столичный» Беркович так часто козырял в провинциальном Севастополе связкой с «Ростехом». Но не помогло — город не оценил.

Интересно, что ссоры Овсянникова со всеми, от которых сейчас пытаются спешно отстроить Берковича, им же и подогревались. Темы конфликта с заксобранием бесконечно муссировались на губернаторском канале и даже на сайте правительства Севастополя.

Представитель Овсянникова в заксобрании Михаил Вавилов ставит «неуд» депутатам – Telegram-каналы, связанные с Берковичем, реагируют: «замечательное выступление - новая веха в истории городского спичрайтинга». А на «ИКСе» публичное заявление Вавилова показывают целую неделю в прайм-тайме. И так с каждым выпадом членов правительства в адрес законодателей.    

На официальном сайте исполнительной власти появляются обвинения депутатов в коррупционных интересах или некомпетентности, Беркович им отвечает с трибуны закса: идите в суд. 

Действительно, в выражениях команда Берковича не стеснялась никогда. Нередко в уста первых лиц правительства вкладывались высказывания, чреватые скандалами и судебными разбирательствами. Но пиарщики считали такое попадание впросак особой доблестью.

«Мы не спим ночами, мы успешно работаем, мы - первые в Севастополе и на Крымском полуострове, мы - очень крутые» - компенсируют внешние оценки профессионального сообщества и рейтинговых агентств работающие на Овсянникова специалисты. Ему они показывают альтернативную реальность, где губернаторский рейтинг доверия в Севастополе 71%, а у неумех-депутатов – 31.

И вот руками тех же пиарщиков, их руководитель, ориентируясь на фейки, попадает в медиарейтинг глав регионов на место ниже коллег, у которых нет многомиллиардных субсидий Москвы и щедро розданных когда-то политических авансов. Губернатор «южной столицы России» болтается в середнячках – ниже 30 места по публичной активности. И в багаже у него — лишь публичные конфликты, которые раскручиваются этими же пиарщиками на всех доступных ресурсах.

Недавно Беркович на отчете в заксе сообщил, что у губернаторского телеканала лучшее в городе оборудование, своя ПТС и лучшее руководство из когда-либо делавших телевидение в Севастополе. Позже в доказательство этому тезису был приведен рейтинг «Медиалогии», где «ИКС» оказался на девятом месте среди СМИ полуострова.

Но стоит напомнить, что в 2015 году у телеканала был бюджет в несколько раз меньше сегодняшнего, на ладан дышали камеры и техника, и не было никакого информагентства – только захудалый сайт. При этом издыхающий «ИКС» был шестым – вершина так и не покоренная никем из нанятых Овсянниковым людей. Еще для сравнения, у предшественника Овсянникова, экс-губернатора Севастополя Сергея Меняйло, однажды появился антикризисный пресс-секретарь, который вытащил субъекта из медийной ямы конфликтов и разногласий с заксобранием в пятнадцать лучших глав регионов по упоминаемости в СМИ.

Поэтому к понижению Берковича Овсянниковым мы отнеслись с пониманием. Так же, мы, скорее всего, угадываем, почему его не совсем уволили. У Берковича есть предъявляемый им ростеховский иммунитет – «Опера в Херсонесе», которую сложно и даже нелепо курировать без официального статуса. Это, видимо, понимает и губернатор. Так что призрак оперы будет кружить над «Титаником» Овсянникова, как минимум, до последней арии. Для кого из них весь этот спектакль закончится драмой, мы загадывать не собираемся. Чай не анонимные Telegram-каналы, и тем более - не Кремль и не «Ростех».