Лебединая слепота Севприроднадзора

Психиатры работают по принципу «Нет жалоб — нет проблемы». Если человек доволен собой и объективно не мешает другим, его способы самовыражения — его личное дело. Но может ли глава Севприроднадзора работать как психиатр по принципу «нет заявления — нет проверок»? И почему он в упор не замечает нарушения, которые застройщики даже не скрывают?
Евгений Фишблат
25.01.2018

В конце прошлого года глава Севприроднадзора Сергей Самойлов неоднократно заявлял: природоохранное законодательство в Ласпи не нарушается, с 2014 года новое строительство в урочище не ведется. Возможно, какие-то работы идут, признавал чиновник, но вред природе они не наносят, так как строительство вторых этажей частным домов не считается — под них деревья не вырубают.

Фактически Самойлов упрекнул журналистов и общественников в том, что они бездоказательно обвиняют Природназор Севастополя в бездействии, и клятвенно пообещал наказать виновных, если ему предоставят фото и видео материалы, фиксирующие нарушения. Защитники Ласпи тут же выехали на место, чтобы засвидетельствовать — стройка в будущем заповеднике идет полным ходом.

Но пока они снимали строительные работы на многочисленных частных участках в Ласпи, происходящее за забором участка девелоперской компании «Агат-А», входящей в группу компаний «Парангон» экс-министра обороны Украины Павла Лебедева, оставалось скрытым от посторонних глаз.

Что застройщик делает там, на обширной территории? Ведутся ли какие-то работы?

Известно, что две «лебедевские» высотки в Ласпи начали строить еще при Украине, а до строительства второй очереди «пансионата для отдыха семей с детьми», где любой желающий может приобрести квартиру, дело так и не дошло. Однако эти дома в 2014 году были далеки от финальной готовности, значит, работы на придомовой территории велись вовсю уже при России.

Все это время нарушители закона даже не скрывались. Все этапы работ «Парангон» выкладывал у себя на форуме. На страницах проекта - полная летопись работ, начиная с конца 2015 года по весну 2017-го.

Конечно, рубку деревьев менеджеры «Парангона» в сеть не выкладывают — не дураки. Но траншеи, явно нарушающие корневую систему деревьев, на фото есть.

Подобные постройки в реликтовом лесу — допустимы?

А такие?

Вот еще фото с форума — не скриншотами, чтобы вы могли получше их разглядеть:

Напомним, земля, на которой стоят высотки, закадастрирована как лес. А в лесу по российскому законодательству запрещены любые работы, в том числе нарушающие почвенный слой. 

Укладка плитки, рытье траншей, заливка чаши бассейна, обустройство детских площадок и дорог — все это наносит лесу вред. Но застройщик цинично настаивает: «мы бережем каждое дерево».

Работа тяжелой техники в лесу тоже не считается?

А строительство подпорных стен?

Домики для мангала на участках под рекреацию в лесу строят, но не капитальные. Обратите внимание, на торчащие из грунта подрубленные корни.

И еще десятки и десятки скриншотов и фотографий. Почему так много? Мы знаем, что сотрудники «Парангона» любят время от времени подчищать форум, как это случилось, к примеру, с сообщениями о начале строительства второй очереди апартаментов, сохранившимися лишь в наших материалах.   

А вот эти работы проводились уже при нынешнем губернаторе.

И финальные фото: все, что успели настроить — с высоты птичьего полета.

Ветка парангоновского форума замерла весной 2017 года. И неудивительно: строительство первой очереди апартаментов завершилось, вторая - пока застопорилась. Весь прошлый год правительство Севастополя и застройщик, компания «Агат-А», засыпали друг друга взаимными судебными претензиями. Девелопер требовал, чтобы чиновники ввели «пансионат» в эксплуатацию, а также отменили кадастрирование участков земли в Ласпи в качестве леса. Правительство в свою очередь пыталось отобрать у застройщика земли под высотками.

Пока длились судебные тяжбы, за природоохранные нарушения в Ласпи Севприроднадзор так никого и не привлек: ни владельцев участков под ИЖС, ни «Агат-А». Хотя все приведенные в этом материале фото находились в публичном доступе.

При желании инспекторам Севприроднадзора не составило бы труда их обнаружить, а затем, отслеживая публикации, фиксировать, что конкретно меняется на местности и какой ущерб наносится при этом природе.

Тем более, что кое-какие цифры общественникам и депутатам уже удалось установить. Сравнив планы экспликации зданий первой очереди застройки «Агат-А» с составленным ранее экологами подеревным планом, удалось вычислить сумму ущерба только от вырубки. Она составила 31 млн рублей.   

Цифра приблизительная, но и она впечатляет. Кроме того, необходимо добавить сюда ущерб от повреждения почвенного покрова, уничтожения подлеска и травяной подстилки леса.

Почему Севприроднадзор не замечает очевидного: строительство в лесу ведется, и даже сами девелоперы этого не скрывают? Почему чиновники ждут, пока кто-то из активных граждан пожалуется на нарушения?

По логике главы ведомства Самойлова выходит, что проверки по нарушениям природоохранного законодательства в РФ инициируются в заявительном порядке. Хотелось бы уточнить: с каких это пор?

И значит ли это, что если у завтра у господина Самойлова украдут важные государственные документы правительства, а он об этом не заявит - то кражи не было?

Значит ли это, что если у входа в правительство кто-то кого-то убьет, но этот факт скроют от правоохранительных органов - то преступления не было?

Какая-то странная трактовка законодательства и вверенных Природнадзору обязанностей и полномочий. Не находите?