Самокат Ростенко уходит от погони

Власти Ялты запретили сигвеи, сбивавшие людей на набережной. В городе требовали этого все лето, но реакция последовала лишь сейчас — когда прокатчики успели заработать в черную и потерять административную «крышу». Впрочем, электросамокаты как ездили по набережной, так и ездят.
Евгений Гайворонский
03.09.2017

Этим летом в Ялте резко увеличилось число ДТП нового типа — наезды на людей с участием электросамокатов, сигвеев, гироскутеров и подобной техники. Инциденты чаще всего происходят на набережной, потому что тут находится прокат такого транспорта. Набережная Ялты — это променад с более чем вековыми традициями, тут люди гуляют, расслабляются, любуются видами — не ожидая, что их собьют. Ведь набережная официально является пешеходной зоной. Все лето общественники требовали у власти обеспечить безопасность пешеходов, но реакции дождались лишь осенью.

[[incut? &ids=`15231`]]После очередного несчастного случая, когда 12-летний мальчик на электросамокате сбил пятилетнюю девочку, врио главы администрации Ялты Елена Сотникова отозвала разрешения на прокат сигвеев, электросамокатов, гироскутеров и т.д. у общественной организации «Фрирайт». Руководит ею помощник экс-мэра Андрея Ростенко Анри Канунов, чьи люди славились участием в брутальном переделе собственности на набережной, в отжиме сигвеев у других прокатчиков и в сшибании денег у туристов на Ай-Петри.

Приложение к постановлению подписала начальник управления торговли и потребительского рынка Ялты Светлана Карташова, после чего сразу ушла в отставку. Одновременно с Карташовой ушел в отставку вице-мэр Ялты Иван Паюк, который в том числе курировал и уличную торговлю. А до этого в Ялте поменялся начальник полиции города.  

Теперь, если кто-то решит разобраться в вакханалии, творившейся летом 2017 года на ялтинской набережной, претензии предъявлять уже некому. Ведь еще раньше ушел отставку одиозный мэр города Андрей Ростенко, который подписал схему размещения нестационарных торговых объектов. 

В соцсетях Ростенко утверждает, что у Канунова всего три точки на набережной и настаивает на том, что тот не имеет отношения к прокату сигвеев

Однако 1 сентября у Канунова отозвали разрешения на более чем три точки - в том числе и те локации, где работает прокат электросамокатов и сигвеев

Впрочем, заинтересованные лица успели хорошо заработать. Жители Ялты  неоднократно видели, как на набережной сдавали в аренду сигвеи и гироскутеры без каких либо фискальных документов — работали в «черный нал». То есть, бюджет муниципалитета недополучил существенные средства. 

Прокат гироскутеров и сигвеев в 2017 году стал на набережной поистине массовым явлением

Между тем в субботу, 2 сентября, несмотря на то, что постановление врио главы администрации вступило в силу с 1 сентября, на набережной Ялты продолжали сдавать в аренду электросамокаты и сигвеи. Похоже, парням Ростенко из «Фрирайт» по-прежнему закон не писан. Участники рынка полагают, что г-н Канунов управляет «уличной империей» используя ресурсы бывшего вице-мэра Олега Земляного, который будто бы и забрал его поближе к власти в Ялту из Гаспры.

Ласточкино гнездо – с дуги «Фрирайта» торгуют сувенирами, велосипедами и не пахнет

Схема, по которой они работают, проста: НКО «Фрирайт» без конкурса получает у горадминистрации кусочки земли «под организацию» велосипедных дуг. Затем эта земля либо сдается в субаренду предпринимателям, либо с нее без всякой субаренды отдают в прокат электросамокаты и т.д. Обращения по этой проблеме в надзорные ведомства оставались ранее без должного внимания.

Попытки навести порядок на набережной и заставить НКО «Фрирайт» соблюдать законодательство предпринимаются в Ялте с осени 2016 года. Тогда общественники запросили прокуратуру и полпредство, на каком основании некоммерческая организация, которую возглавляет советник мэра, получает самые коммерчески интересные земли в городе. Внятного ответа не было (копии обращений есть в редакции).

Между тем число несчастных случаев на набережной Ялты растет. Такое ощущение, что дело идет к отмене пешеходного статуса главного крымского променада — как это было в начале XIX века, когда на этом месте проходил пыльный почтовый тракт.