«Куда вы ребенка забираете?»

Все больше россиян отказываются от суррогата социальных гарантий, которые под видом «бесплатных» медицины и образования подсовывают нам власти. И если лечиться граждане предпочитают в платных клиниках, то с образованием своих детей многие мамы, в том числе и в Севастополе, справляются не хуже дипломированных педагогов.
Екатерина Резникова , Катерина Резникова
21.09.2016

Семейное образование в России набирает популярность. Официальной статистики нет, однако эксперты отмечают, что количество желающих обучать своих детей дома год от года только растет. Например, в 2012 году на дому обучали своих отпрысков около 100 тысяч российских семей, тогда как в 2008 году таких было всего 10 тысяч.

В украинские времена в Симферополе существовала школа, принимающая детей на семейное обучение.


Дело в том, что хотя дети и обучаются дома, их знания должен кто-то оценивать. Делают это квалифицированные педагоги путем проведения очных или дистанционных тестов и контрольных работ.


Так вот, в этой школе в последние годы отмечалось удвоение количества заявлений с приближением очередного 1 сентября.

В отличие от законодательства Украины, принципы семейного образования подробно описаны в российском законе. Там даже предусмотрена компенсация затрат, которые родители понесли в связи с обучением своих детей.

Теперь желающие обучать детей дома могут прикрепить их к любой общеобразовательной школе. Но берут ли таких учеников севастопольские директора? Об этом и многом другом мы поговорили с севастопольскими мамами, решившими испробовать систему на себе.

В обычной школе его бы задавили

У моего сына — особенности развития. Диагноз: задержка развития речи. Когда пришло время отдавать ребенка в первый класс, я выбрала школу, в которой есть коррекционный класс.

Почти сразу в школе мы столкнулись с поборами. Не знаю как в других школах, но у нас они были внушительными. Причем когда я возразила, мне сразу сказали, что мой сын недостаточно хорош для коррекционного класса, при этом, не имея для этого ни документальных подтверждений, ни каких-либо других оснований.


Вскоре финансовое давление усугубилось: деньги не сдал - сразу ребенок «больной дебил, идиот».


Однажды я пришла в школьную столовую забирать сына. В классе сына были ребята, которые даже столовыми приборами пользоваться не умеют. Я увидела, как педагог наклоняется к мальчику и бьет его по губам. Мальчишка хлюпает носом, бурчит, но сидит. Я его матери сказала об этом. А она мне: «Значит заслужил». Для меня такое обращение неприемлемо!

На форуме мне подсказали адрес московской частной школы, которая специализируется на семейном обучении. И я туда позвонила. Мне ответили: «Никаких проблем, мы прямо сейчас зачислим его, чтобы ребенок ''не висел''».


Когда я с письмом, что моего сына приняли в московскую школу, пришла к директору за документами, был страшный скандал. Она звонила в Москву, кричала: «Кто вы такие? Что это за мошенничество? Куда вы забираете ребенка?»


Школа наша — платная. Есть вступительный взнос в фонд школы и ежемесячная оплата обучения - около 30 тысяч рублей в год. Оплачиваем двумя платежами — раз в полгода.

Учебники я покупаю сама. Но если бы у нас в регионе была более понятная ситуация с этим переходным периодом, можно было бы подавать на компенсацию этих затрат, которую гарантирует министерство образования. В Москве, к примеру, этот механизм работает. А здесь — я даже не узнавала.

У мальчика есть специфические проблемы с речью: дизартрия, он переставляет слоги местами. Поэтому читает медленнее, чем другие дети. Дефекты эти приводят к проблемам с иностранным языком — страдает произношение. Поэтому у нас уроков больше, чем в общеобразовательной школе, потому что сын делает все медленнее и ему нужно больше внимания. Это и есть индивидуальный подход, и ребенок справляется с нагрузкой. К примеру, он медленнее читает, поэтому читать ему нужно все-таки немного больше. У него проблемы с произношением, значит, тренироваться перед зеркалом ему нужно немного больше.


Урок длится те же 45 минут или час времени. Все это время я нахожусь рядом с ним. Некоторые задания он, безусловно, может сделать сам.


Но сила воли у пятиклассника — это не сила воли старшеклассника. Он со мной проходит материал урока, а потом сам садится делать домашнее задание. При этом мы находимся в одной комнате, он иногда меня зовет на помощь.

Часто он сам себе выбирает, чем он хочет заниматься. Вчера, к примеру, сказал, что хочет английский. Включил и три урока смотрел. Да, он не записывал, не конспектировал, он просто слушал, что у него по программе будет дальше. Не думаю, что он осознает разницу с обычной школой. У него же был урок? Был. Для него не важно, что он при этом не находится в кабинете с другими детьми.  Иногда бывают моменты: «Не хочу сегодня». Но это абсолютно нормально. И это бывает по утрам у тех детей, которые ходят в обычную школу.

Каждый месяц у нас идут контрольные. Мы отправляем аудиофайлы, сканируем либо фотографируем его работы, которые проверяют учителя. Педагоги относятся к сыну лояльно, очень тактично и с пониманием. Я просто пишу им письма, объясняя какие у нас проблемы.


В первом классе никто не придирался по поводу ошибок. И я была благодарна им, потому что для него это было очень критично. Ему учительница пишет письма по поводу каждой контрольной. Она подробно объясняет, в чем сын ошибся.


При этом все в очень хорошем тоне: «Вот это ты сделал хорошо. А здесь не переживай, ты поторопился, допустил ошибку». Меня эта вежливость очень радует на фоне того,  что я видела в общеобразовательной школе. К тому же педагоги всегда на связи: подсказывают и объясняют.

Что касается планов уроков, то к учебникам предлагаются великолепные методические пособия, где каждый урок расписан пошагово. Если ты хотя бы диагонально его просматриваешь, ошибиться практически невозможно. Кроме этого, в интернете я нашла два сайта, на которых педагоги высшей категории дают открытые уроки. Очень интересные: с видео-файлами, со слайдами, с микрофильмами, мультфильмами. Я помню прекрасные рисованные мультфильмы по математике, где педагог сказочно рассказывал материал урока.

Какие минусы? Мама — это мама. Всегда хочется маму обнять и получить поблажку. А мама-учитель — это совсем другое. К тому же, на начальном этапе, когда все только начиналось, нам пришлось искать коллектив для социализации. Мы его нашли в музыкальной школе, на лепке и танцах. Пробовали разное. Вот сейчас остановились на музыкальной школе и верховой езде. У него на конюшне есть свои друзья, и там он взаимодействует с ними, но конечно не так, как в обычной школе.


Из плюсов — сын меньше болеет. За прошлый год он болел всего один раз. Я уверена, что в обычной школе ему бы не уделяли столько внимания. В рамках школьного урока у него просто не было шанса выразить свои мысли из-за особенностей речи. На это у учителя просто не хватило бы времени.


Моя цель — дать ему возможность развиваться гармонично. Я не думаю, что пятерка по математике — это карт-бланш в будущем. Если он понимает суть, но чуть медленнее пишет, решает или читает, это не катастрофа. Оценка в школе — это то, что хочет субъективно сказать учитель о данном моменте обучения ученика. Она не является оценкой знаний, умений или моральных качеств.

К примеру, объемную контрольную мой сын не может написать за 45 минут. Если бы он учился в школе, он регулярно получал бы два. А дома он тратит на нее два часа, но справляется полностью. Так какой результат для нас лучше?

В обычной школе его задавили бы оценками только за счет того, что он медленнее все делает. Я надеюсь, что отставание с речью он компенсирует в ближайшие годы. Я вижу подвижки и вижу разницу. Если бы он остался в школе непонятым, он мог бы вообще замолчать. Я этого очень боялась.


В школу сын не просится. Но фильмы и мультфильмы о школе смотрит с удовольствием. Возможно, большой коллектив его бы порадовал. Поэтому я хочу добавить еще спортивную секцию - это общение в неформальной обстановке плюс физическая активность. Поскольку он занимается уроками чуть больше, чем другие дети, требует и больших физических нагрузок.


Действительно, особенные дети — это первое, что приходит на ум, когда говорят о семейном или домашнем образовании. Кстати, называть семейное образование домашним обучением не совсем правильно. К ребенку на домашнем обучении ходят педагоги из школы — по медицинским показаниям. А в семейной системе роль учителя выполняет мама, дистанционный или частный педагог.

Семья нашей следующей собеседницы переехала в Севастополь из Санкт-Петербурга. И здесь родители не смогли найти для сына школу, похожую на ту, что он посещал раньше.

Он решает такие вещи, которые я уже не решу

У меня трое детей. Старший в этом году закончил девятый класс, ему 15. Дочке 11, она закончила пятый класс. И младшему сыну пять лет. На семейном обучении двое - уже шестой год.

Дочка не ходила в школу никогда. Когда мы жили в Петербурге, сын ходил в частную школу, работающую по методике Монтессори. И если бы её можно было переместить в Севастополь, мы бы ходили туда с удовольствием. Там были просто волшебные педагоги, увлеченные своим делом. И таких я больше никогда не видела.


Здесь, когда мы переехали, было другое государство. Я не хотела, чтобы мои дети ходили в украинские школы и изучали предмет "История Украины". Я хотела максимально избежать вот этой вот украинизации. Мы устроили себе семейное обучение и числились ещё в петербургской школе, где дистанционно сдавали экзамены все пять лет: или по интернету, или нам присылали тесты по почте.


А когда сюда пришла Россия, то мы поняли, что настолько привыкли к хорошему и удобному... Утром нет никакого стресса, не нужно собираться и куда-то бежать. Учимся в своём режиме.

За пять лет сменилось много разных схем обучения. Какое-то время они садились за стол, я каждому давала задания и объясняла новый материал. Потом я рядом что-то готовила или делала домашние дела, а они учились и задавали мне вопросы.

Сейчас я работаю. Дети занимаются более-менее самостоятельно. Дочери я по воскресеньям выдаю программу на неделю. Говорю, что ей надо и в каких учебниках прочитать, какие упражнения сделать. Она их делает. В следующие выходные я проверяю и выдаю следующее задание.


Старший вообще на самообразовании. Он сам планирует, когда и какой предмет будет изучать. Моё дело - найти ему учебники по всем предметам и, если он приходит с вопросом, мы ему объясняем как можем. Поскольку мы оба с мужем с высшим образованием, то с математикой, русским и физикой проблем нет.


Дистанционным обучением мы в настоящий момент не пользуемся, учителя нам не помогают. Есть разные видео-уроки по разным предметам от разных школ, и их мы время от времени с детьми смотрим. Дополнительно дети ходят только на английский язык. И еще на какой-нибудь кружок — в разное время разный. Все остальное время они посвящают своим интересам и помощи мне.

Мы даем детям базовый уровень. Дальше они сами. Старший сын интересуется информатикой, он находит решение задач в интернете. И решает такие вещи, которые я уже не решу и не объясню. Когда он читает школьный учебник по информатике или тесты, он говорит, что это примитив.

В этом году он даже отказался сдавать ОГЭ по этому предмету из-за того, что ему неинтересно. Выбрал физику и специально читал учебники - не только школьные. С папой они решали задачи. Физику он на четверку сдал.


Я вполне довольна его результатами: математику и английский он сдал на пять, а русский и физику - на четыре. При этом он сдавал ОГЭ в Питере, по рядовой российской схеме, а не по той упрощенной, что пока действует у нас в Крыму.


Наша питерская школа была бесплатная до этого года. Пока была возможность учиться бесплатно, мы там и учились. Поэтому наши затраты - только на учебники. При этом я покупаю те учебники, которые я считаю нужным, а не те, которые диктует школа. Те учебники, которые диктует школа, легко находятся в интернете. И перед тестами мы это все прочитываем в тех формулировках, как это будет в тестах. Учебники по алгебре, к примеру, не покупали ни разу за среднюю школу и не планируем.

А вдруг я что-то не додала?

Мне кажется, что такое обучение дешевле, потому что мы экономии на школьной форме, на всяких поборах на дни рождения, праздники, охрану, проезд. В Питере мы много тратили на проезд. Сейчас у нас есть выбор между платными частными школами, потому что бесплатных таких удобных уже не осталось. И все равно обучение стоит от 12 тысяч в год - не так, чтобы слишком дорого.


Мне нравится свобода выбора. Мне нравится, что дети с детства учатся расставлять приоритеты, планировать свой день и участвовать в жизни не только одного слоя ровесников, который искусственно создаётся в школе, а в жизни всей семьи со всеми её категориями.


Они общаются с разными людьми, разных возрастов. Мы не задаем рамки для детей, они просто живут и попутно учатся.

Родителям, обучающимся детей дома, все время страшно. А вдруг я что-то не додала? Но дело в том, что если мы хотим научить детей принимать ответственность за свою жизнь, мы должны научиться быть ответственными сами. Никто, кроме меня, не сделает детей такими, какими я их хочу видеть. Так не бывает: «Сынок, я вот этого не умею, но ты, пожалуйста, будь лучше меня». Это не работает. И потом, даже в школе всегда будет ситуация, что они что-то не дополучат. Догонят потом.

Я не сравниваю своих детей с другими детьми. Мне нравится то, как они развиваются, и то, как они умеют получать знания. Нужна ли мне помощь дополнительных педагогов? Скорее нет. Но это, возможно, моя школьная травма. Я с детства боюсь педагогов и врачей, несмотря на то, что я была хорошисткой в школе и первого сентября всегда хотела идти в школу. Когда старшему сыну пришло время поступать в первый класс, у меня была истерика. Я рыдала и говорила, что не хочу его в эту школу отдавать. Почему? Я не могу вспомнить. Так, видимо, устроена психика, что все плохое я забыла. Но вариант обычной общеобразовательной школы я не рассматривала никогда.

Бывают ситуации, когда дети сравнивают себя с другими. Приходит дочка с курсов и говорит: «Сегодня мальчишки ничего не делали, да еще и всем мешали». Я стараюсь всегда это сгладить и говорю, что каждый развивается в своем темпе. Я сама учусь не сравнивать и их этому учу. Дошло до того, что вчера сын поехал в группу по английскому к новому педагогу. Приехал и я его спрашиваю: «Ну, расскажи, как тебе новая учительница? Как она по сравнению с предыдущей?» А он мне: «Мама, ты чего? Я же не сравниваю людей друг с другом».

В будущем, я думаю, мои дети не будут выбирать себе работу, в которой им кто-то будет говорить, что делать, а они будут лишь исполнителями.


Сейчас, если им что-то интересно, они готовы над этим работать часами. Сын у меня смотрит исторические видео на английском языке. В какой-то момент он мне стал рассказывать, кто такие ниндзя на самом деле. Рассказал мне про историю средневековой Японии.


Этого нет ни в каких школьных учебниках. Где он это все прочитал? А он мне: «Мама, ну ты же не читаешь на английском». Я действительно не читаю, а он читает.

Он сам выбирает тех, с кем общается

Что касается социализации, человек во взрослой жизни сам выбирает коллектив, в котором общается. Если у него где-то не сложилось, он всегда может из этого коллектива уйти. Может найти другую работу. Если не нравится никакой коллектив, он может работать дома, заниматься фрилансом. А школа и детский сад направлены именно на то, что человек много лет общается в одном и том же коллективе детей одного возраста, одного уровня знаний, одного уровня развития социальных навыков.

Я считаю, что решению конфликтов, к примеру, лучше учиться у старших. Наши дети видят как мы живем, как решаем конфликты, как договариваемся.  Мне кажется, что социализация — хорошее дело, когда люди  общаются в разноплановом  обществе. И это общение я стараюсь детям создать по максимуму.

Мы не сидим запертые в доме. Они ездят со мной на работу регулярно. Все покупки для дома на них. Сын сейчас ходит на английский в группу, где занимаются люди уже закончившие школу: студенты вузов и взрослые. А еще друзья, приятели... 

Если дочь попросится в школу — на здоровье. Она мне говорила уже этой весной, что хочет. У меня единственное условие: если мы оформляемся, то это на год. Пройти эту всю катавасию с медкомиссиями, с оформлением, чтобы она через две недели сказала: «Нет, мама, я передумала»?


У нас в Севастополе большое сообщество родителей-семейников. Мы встречаемся не регулярно, но где-то пару раз в год. Обсуждаем, где и в каких школах можно договориться и как удобнее сдавать тесты. Делимся, какие школы вообще в Севастополе сейчас семейников принимают. Этого просто так в интернете не найдешь, информация передается из уст в уста.


Пока мы числились в Питере, у нас никаких проблем не было, потому что в Питере последние лет восемь семейное образование активно развивается. В Севастополе я  копнула и узнала, что департамент образования у нас не читал законов РФ, судя по тому, что они говорят родителям. Придется потихонечку внедрять эту систему, потому что закон Российской Федерации «Об образовании» поддерживает семейное образование. Все прописано до мельчайших подробностей: на что имеют право ученики, родители, какие у них обязанности. У нас пока пугаются: как это так, ребенок не будет привязан к школе?

По закону РФ любая школа должна принимать аттестации у тех, кто находится на семейном образовании. Но школы не очень нас любят, потому что еще не знают и боятся. В севастополе уже есть такие школы: и бесплатные общеобразовательные, и коммерческие.


Портрет Елены вполне вписывается в картинку, нарисованную статистикой: в своем подавляющем большинстве родители-семейники - это жители Москвы и других крупнейших городов страны, имеющие достаточно высокий образовательный и культурный уровень, отличающиеся активной жизненной позицией и в некоторых ситуациях способные выступать в качестве лидеров мнений в тех или иных группах. 


Однако и среди жителей относительно небольшого Севастополя есть те, кто выбирал и выбирает для себя семейное образование. И при Украине это случалось, в том числе, и по политическим причинам.

Бегство от Украины

Мы учились на домашнем обучении три года: с первого по третий класс. Мой ребенок ходил в специализированный сад для детей с проблемами со зрением. В нем никакой подготовки к школе не проводилось, в основном там занимались восстановлением здоровья детей. У меня были планы устроить дочь в хорошую школу, поэтому я забрала ее из сада и занималась с ней сама. Моя программа подготовки к школе была рассчитана на два года.

Но после первого года подготовки я показала дочь своей хорошей знакомой — методисту начальной школы, чтобы она помогла мне скорректировать программу подготовки. Ребенку было тогда неполных шесть лет. Она побеседовала с ребенком, посмотрела ее уровень, и сказала, что отдавать надо прямо сейчас, потому что пропустим момент.


Поскольку ребенок еще спал днем, я не видела возможности идти в обычную школу. Это не соответствовало режиму дня, психоэмоциональной ее подготовке. У нас же не такой первый класс, как в американской школе, где в обед ты можешь лечь на полу с игрушками и лежи себе. Я понимала, что она младше всех, такая мелкая по конституции, ей будет сложно. А дома для нее были комфортные физические условия.


Поэтому я поехала в 31-ую школу в Симферополь, которая тогда брала детей на семейное обучение. И чудом она попала в этот первый класс, потому что кто-то из детей именно в этот день отказался. Это был уже август.

За нашим обучением следила учительница, мы ездили в школу сдавать аттестации. По норме было всего две аттестации: в декабре и в мае. Но я ездила чаще, поскольку сама с ней занималась, нам не помогали приглашенные специалисты. Я не хотела, чтобы мы отстали. В итоге раза четыре ездили.


Кроме дневных снов был еще один мотив. Мне не очень нравилась тенденция государства в продвижении чуждых мне украинских ценностей. Я видела, что программа ориентирована на украинский язык, украинскую литературу, географию. Я считала, что это ущербно для образования моего ребенка, когда половина программы посвящена Украине.


Мне приходилось большее количество часов заниматься русским языком. Поскольку аттестация была за класс, все равно приходилось бы изучать и этот «украинский компонент». Я не была заинтересована в этом. Я всегда считала, что это временное явление в Севастополе и дальнейшего образования на Украине не предполагала.

Поэтому я с первого класса, когда на все это смотрели сквозь пальцы, мы украинский вообще не учили и занимались по российской программе. А в конце первого класса я нашла школу в Питере. Это одна из частных школ. Из-за того, что российское законодательство предполагает семейное образование, они брали детей из-за границы тоже. А украинское законодательство предполагало обязательное получение среднего образования, но закон не определял в какой стране. Я перевела ребенка в Питер, последние два года мы учились там. Ездить туда не надо было. У них была очень удобная аттестация в форме ежемесячной контрольной работы по каждому предмету.

Не для всех мам и пап

Я по образованию педагог, преподаю английский язык. Я долгое время работала репетитором с детьми. Подготовка к занятиям не была мне совершенно чужда. В питерской школе можно было брать занятия онлайн. Это входит в пакет услуг, который они предлагают. Вы можете сами выбирать количество предметов. Была сложность: когда мы начали учиться в питерской школе, была разница во времени, и первое занятие начиналось в семь утра.


Семейное обучение нацелено на то, чтобы ребенок самостоятельно двигался по программе. Вы даете ему какие-то задания, объясняете, а он потом копает сам. До такого уровня мы с моей дочерью дошли: я объясняла ей новую тему, а потом она самостоятельно и классную, и домашнюю работу выполняла.


 Единственное, что требует подготовки от родителей: не всегда та программа, которую вы выбрали, охватывает весь круг интересов ребенка. И надо выбирать и готовить материал для занятий, придумывать форму тестирования. По математике таких сложностей не было, потому что по математике очень много ресурсов. А вот по природоведению мне приходилось подбирать другую литературу, создавать тесты для закрепления знаний.

Есть моменты, которые касаются новых требований в русском языке, к примеру, по фонетическому разбору. Нас в школе учили по-другому, а теперь с ними работают иначе и требуют по-другому. Я считаю не зазорно, особенно если вы прикреплены к школе здесь, подойти к педагогу и спросить со списком вопросов. Это приветствуется и никто не чурается. У нас были вопросы по форме сдачи. Нам выдали контрольные, но не совсем было понятно, что вообще хотят, в какой форме это надо сделать. Можно позвонить педагогу и спросить.

Меня все устраивало, но, когда ребенок был в третьем классе, мне предложили очень хорошую работу, которая предполагала регулярные командировки. И времени стало меньше. С утра я работала с ребенком, а к обеду ехала на работу. Я работала на компанию из США, и из-за часовых поясов рабочий день начинался позже — в час дня.


Потом Крым вернулся в Россию, и украинский компонент, который ранее меня не устраивал, самоустранился. Тогда отдала ребенка в первую гимназию. Требования там довольно высокие, мы не были там прописаны. Девочку смотрела педагог и оценила ее уровень как хороший. Она сейчас так и осталась хорошисткой.


Ребенок мой уже прижился в школе. Но стабильно раз в месяц я слышу эти просьбы: «Давай, мама, снова будем на домашнем обучении». Теперь еще младший сын родился... Я не могу столько времени уделять качественному обучению ребенка. Мне нравился этот опыт, ей тоже, я с удовольствием вернулась бы к этому. Но обстоятельства не позволяют. Есть такие родители, которые готовы посвятить себя детям. Я не такая, у меня есть еще другие интересы.


Плюсы домашнего обучения: вы можете самостоятельно выбирать программу. Даже сейчас есть несколько программ в школах, но та, по которой мы занимались, вообще в наших школах не представлена. Хотя нам она очень нравилась.


Вы можете заниматься в своем темпе. У меня есть подруга, которая по полгода проводит в Индонезии с ребенком. Там они как-то учатся, сдают экзамены и живут полноценной жизнью. Совершенно не парятся о том, что надо ходить в школу.

Если родители имеют возможность либо нанять педагогов, которые будут заниматься с детьми, либо самостоятельно посвящать этому достаточно времени, то семейное обучение — отличный выход.

Никакого недостатка в общении с другими детьми я не заметила. Все равно есть рисование, музыкальная школа, спортивная секция. Есть соседские дети.


Серьезный недостаток этой системы — она требует полного посвящения со стороны мамы.


Если вдруг у мамы случаются какие обстоятельства: работа, второй ребенок, проблемы со здоровьем, то вы вынуждены либо выкручиваться, либо идти в обычную школу. Я слышала, что есть семьи, в которых и двое, и трое на домашнем обучении, но это просто такой склад родителей.

Желания иногда маловато. Это труд огромный. Все зависит от того, какой у работающей мамы график, и от того, какой возраст у ребенка. Если это начальная школа, то тут не забалуешь: нужно приучить ребенка работать самостоятельно. Если ребенок постарше и он самостоятельно хочет, проявляет ответственность в текущем обучении, то почему бы и нет? Тогда мама может и работать, и иметь других детей.

Мы сейчас уже не обучаемся, но мне все еще звонят родители и спрашивают, как это было. Опыт наш не совсем релевантен, потому что было другое государство и было сложнее устроиться. На Украине была единственная школа 31-ая в Симферополе, куда брали детей. А в Питере не все были готовы учиться по иностранной программе. Сейчас прикрепиться можно к каждой школе.

Все больше родители интересуются этим. Если раньше был стереотип, что это дети больные, асоциальные или у которых проблемы в школе, то сейчас количество родителей, которые просто хотят самостоятельно нести ответственность за образование своих детей, растет. И мнение окружающих меняется: когда говоришь, что ребенок на домашнем обучении, они не говорят уже «он у вас проблемный» или «у него аллергия на пыль», а скорее понимают, что мама имеет такое посвящение — учить ребенка дома.