Севастополь демонстрирует повышенную веротерпимость

На этой неделе город русской славы заиграл конфессиональным многообразием. 22 июня на возложение цветов к Мемориалу защитникам Севастополя впервые позвали сразу и раввина, и имама, и протоиерея и даже лидера небольшой католической общины. Так местные власти решили ответить на упреки из Госдумы в равнодушии к мнению лидеров традиционных конфессий и восстановлению прав депортированных народов.
Борислав Кашихин , Нина Авдеенко
22.06.2017

Сегодня в Севастополе впервые на возложения цветов в День памяти и скорби в одной шеренге с чиновниками приняли участие лидеры всех традиционных религиозных конфессий. А именно – благочинный Севастопольского округа Крымской епархии Украинской православной церкви Московского патриархата, мусульманский имам, представитель католического сообщества и раввин.

Несмотря на абсолютную логичность подобного представительства (начавшаяся 22 июня 1941 года война погубила жизни всех вероисповеданий), наблюдатели отметили, что раньше подобного конфессионального многообразия они на местных публичных мероприятиях не видели.

Между тем, это уже не первое мероприятие с оттенком подчеркнутой межконфессиональности, прошедшее в Севастополе за последнюю неделю. Ранее врио губернатора Дмитрий Овсянников провел встречу с представителями крымско-татарского сообщества, пообещав им создать в городе культурный центр «Дом народностей».

Повышенное внимание властей к национально-религиозным меньшинствам стало следствием недавнего упрека со стороны депутата Госдумы от Крыма, члена думского комитета по делам национальностей, экс-вице-премьера РК Руслана Бальбека. У себя в Фейсбуке тот написал, что в Севастополе игнорируют мнение лидеров традиционных конфессий, и не занимаются восстановлением прав депортированных народов, а межконфессиональный совет и вовсе отсутствует.

Через несколько дней, отвечая на вопросы журналистов в кулуарах встречи с крымскими татарами, Дмитрий Овсянников посоветовал Бальбеку решать дела «у себя, а нам самим позволить решать то, что мы считаем нужным».

В городе вспомнили о доме для депортированных, который, несмотря на выделенные уже при России миллионы, не могут достроить с украинских времен. В соседнем Крыму с жильем для репатриантов дела, действительно, обстоят получше.

Но как выяснили «Примечания», критиковать Севастополь Бальбек начал не только из-за татар. Поводом послужила его встреча с севастопольским раввином и лидером еврейской общины Биньямином Вольфом, который рассказал депутату о проблемах с местной еврейской школой. Ее местные власти якобы хотят закрыть, периодически отключая то воду, то свет.

Бальбек обратился к замгубернатора Илье Пономареву с просьбой разрешить проблему, тот пообещал разобраться, но так ничего и не сделал. Итогом и стал тот самый гневный пост депутата, после которого, несмотря на отповедь врио, рядом с ним замелькали религиозные деятели и представители национальных сообществ.

Напомним, что православных храмов в Севастополе десятки, а мечеть и синагога всего одна. Восстановление католического собора, в котором с довоенных времен располагался кинотеатр «Дружба» (сейчас он закрыт), пока остается предметом бесплодных дискуссий в обществе. В бывшем здании общества караимов на Большой морской с советских времен был расположен спортклуб. При этом на окраинах города и в частном секторе при Украине активно шло строительство молельных домов нетрадиционных религиозных организаций и сект, преимущественно протестантских.

С 2014 года активность представителей нетрадиционных конфессий в городе снизилась, а активность православной церкви выросла до общероссийского уровня. В новом Градостроительном регламенте Севастополя, принятом правительством Дмитрия Овсянникова, содержится норма о том, что вся территория города должна быть покрыта сетью православных храмов шаговой доступности, расстояние между которыми не должно превышать 2 с небольшим км.

Вместе с тем, следует отметить, что в Севастополе, который всегда позиционировал себя как русский город, нет каких-либо серьезных межрелигиозных проблем. Здесь нет ярких проявлений антисемитизма, как впрочем, и любой другой подобной нетерпимости.