«Энергию севастопольцев мы знаем — это разрушительная энергия»

Конференция «Ландшафтная архитектура приморского города» поразила тем, что за два дня на ней не прозвучало ни одного доклада, посвященного реальным проектам и перспективам развития Севастополя. При этом в правительстве города так и не решили, стоит ли привлекать общественность к созданию городской среды.
Денис Давыдов
09.04.2017

Второй день конференции только закрепил общее впечатление: организация плохая, выступления людей, приехавших за 2 тысячи км, урезали с 30 до 10 минут, регламент и очередность выступлений не соблюдаются, постоянные технические сбои. При заявленной минимальной стоимости для участия 7800 рублей за два дня такой низкий уровень организации более чем непростителен. 

Из-за высокой стоимости участия зал был практически пуст — около пяти-шести десятков человек, включая выступающих, занимали места во второй день.

Странно, что за два дня конференции на ней не прозвучало ни одного доклада, а в фойе не выставили ни одного стенда, посвященных реальным проектам и перспективам развития Севастополя. Единственное исключение — исследование подмосковного «Научно-исследовательского и проектного института градостроительства», упомянутое в докладе о гибридных общественных  пространствах. 

Выход общения на конференции за рамки монолога докладов во время круглого стола показал, что в правительстве Севастополя, во-первых, нет четкого понимания порядка принятия градостроительных решений и ответственности за их воплощение. А во-вторых — существуют два диаметрально противоположных подхода к участию в данном процессе общественности.

[[incut? &ids=`22613`]]Единственным человеком из Севастополя, имеющим практический опыт реализации проектов с участием общественных организаций, в президиуме круглого стола оказался руководитель управления благоустройства департамента городского хозяйства Евгений Романенко. Он рассказал о своем опыте взаимодействия с общественниками в «Динопарке», парке Учкуевка и в Ушаковой балке.

Глава управления градостроительного развития Егор Суслин совершенно четко обозначил стремление избежать контактов с общественностью. В нарушение закона 44-ФЗ он переложил это на плечи исполнителя проектных работ — причем уже после формирования техзадания и проведения торгов, что делает невозможными корректировки проекта застройки по результатам обсуждения.

Яркий пример именно этого подхода — начавшееся практически в режиме секретности строительство детского сада на территории античной дороги.

Профессор МАРХИ Александр Хомяков, известный так и не реализованными в Севастополе проектами (парк на горе Гасфорта, гастрономический парк Учкуевка, монорельсовая дорога Балаклава-Севастополь-Инкерман, хранилище и музей Херсонеса на античной дороге), уверен, что с севастопольцами лучше ни о чем не совестоваться.

«Энергию севастопольцев мы знаем, это разрушительная энергия, — заявил он. — Мы не раз с ней сталкивались и видели ее негативные последствия.

С 2014 года мы участвовали в общественных обсуждениях: после одного или двух общественных обсуждений от проекта ничего не остается. И все начинается с начала, если начинается. В Севастополе, как и в Москве, кстати, у нас общественность разносит все».

Откуда у Александра Хомякова такой опыт, остается только догадываться. Но в зале совершенно четко прозвучали рекомендации сначала слушать и слышать людей, а потом уже проектировать, а не наоборот.

Об этом в заключительном слове заявил член Союза архитекторов Севастополя Дмитрий Фуклиев.

«Мы боремся с властью, с общественностью, отстаиваем свою позицию и теряем что-то важное, главное, — посетовал он. — Технология, которую мы должны понять — это общение со всеми заинтересованными сторонами, которые собственно и создают конечный продукт. И это не архитектор делает, архитектор — неспособен создать произведение искусства, если у него грамотного заказчика. Умение слушать людей, для которых ты делаешь и проектируешь, это очень важно. Если ты хочешь быть успешным и сделать что-то достойное, нужно научиться слушать».

Какой из двух подходов победит в Севастополе, мы сможем узнать в самое ближайшее время. И именно от этого будет зависеть, в каком городе мы будем жить.