Севастополь решил сэкономить на маленьких инвалидах

Детский реабилитационный центр, известный на всю Россию как санаторий «Теремок», снова на грани закрытия. Финансирование госбюджет выделяет исправно, но Горздрав вместо 41 млн рублей дал учреждению всего 5. Главврач бьет в набат с начала года, но его письма игнорируют. При этом поток пациентов не иссякает: запись на октябрь полная, едут даже из Сибири. Как лечить детей без денег?
Екатерина Резникова , Катерина Резникова
10.07.2017

Центр медицинской реабилитации для детей был создан в Севастополе в октябре 2016 года. Он работает в здании на проспекте Октябрьской революции, 45, где еще с советских времен размещался детский санаторий пульмонологического профиля «Теремок».

За последние три года о «Теремке» несколько раз писали севастопольские СМИ. В 2014 году департамент здравоохранения решил объединить его со специализированным домом ребенка и санаторием психоневрологического профиля «Солнышко» — для оптимизации расходов. Это вызвало много вопросов у родителей: в каком объеме получат помощь их дети, когда три разнопрофильных организации станут одним целым.

В 2016 году по городу поползли слухи: «Теремок» скоро вообще ликвидируют — лечение детей в нем обходится городу слишком дорого. А здание, в котором он размещается, отдадут то ли Центру крови, то ли статистической службе департамента. Но главврач специализированного дома ребенка Ангелина Орехова, которой в то время подчинялся центр, успокоила: центр не только не закроют, его решили развивать и расширять. И для этих целей даже предусмотрели средства на масштабную реконструкцию и закупку оборудования в ФЦП. 

Осенью 2016 года учреждения снова разделили, и на проспекте Октябрьской Революции, в здании «Теремка», по приказу экс-главы департамента Юрия Восканяна появился многопрофильный детский реабилитационный центр. 

«Вместо 41 млн рублей нам дали 5»

Однако уже в 2017 году у учреждения возникли проблемы. Дело в том, что он существует за счет смешанного финансирования: из 110 единиц коечного фонда 37 коек оплачивается по программе ОМС, оставшиеся 73 — за счет городского бюджета. 

При этом за лечение пациентов из средств по программе обязательного медицинского страхования территориальный фонд ОМС рассчитывается вовремя и в полном объеме, а вот из средств бюджета с начала года поступило лишь около 5 млн рублей при потребности в 41 млн.

«Еще в ноябре 2016 года мы направили в департамент здравоохранения разработанный нами план финансово-хозяйственной деятельности, — рассказал „Примечаниям“ главврач центра Игорь Зарайский. — Он вернулся к нам только 9 января, значительно урезанным. Там пересмотрели наше финансирование: не по потребностям выделили, а по остаточному принципу, да и то — только на бумаге. С 9 января началась переписка с департаментом, мы отправили более 20 писем, но ни на одно ответа не получили».

Сначала департамент предложил центру: чтобы получить финансирование в полном объеме, нужно добавить медицинскую услугу, которой нет в программе территориального фонда ОМС. Например, реабилитацию пациентов с психоневрологическими заболеваниями — она, как и лечение больных туберкулезом или ВИЧ, оплачивается в РФ только из средств бюджета.

Центр принял условия горздрава. Сотрудники внесли изменения в устав и штатное расписание, вместо экономического отдела департамента рассчитали стоимость услуги и составили проект госзадания. Полный пакет документов был передан учредителю еще в апреле 2017 года, но дальше приказа, меняющего профиль реабилитационного центра, дело не пошло.

«Нам все говорили: подождите, заксобрание пересмотрит финансирование здравоохранения. 8 июня приняли закон о внесении изменений в бюджет города Севастополя. Открываем: да, здравоохранению — хорошие суммы, стоило бы порадоваться. Но вместо 41 млн потребности (именно в такую сумму обошлась бы городу реабилитация более 800 детей с заболеваниями психоневрологического профиля — ред.), даже те 6 млн, которые нам "нарезали" в начале года, не дали в полном объеме по сей день. Якобы департамент финансов наш бюджет не согласовал», — поясняет Зарайский.

Вместо обещанного финансирования департамент здравоохранения прислал комиссию. «У нас рабочий день до 16, а они приехали в 15-30, когда большинство детей уже забрали домой, — вспоминают сотрудники. — Мы говорим, у нас в палате сегодня было 14 человек. А они нам: «Мы видели помещения, в которых побывало 14 детей. У вас здесь детьми и не пахнет». 

Но младший медицинский персонал не уходит домой пока не подготовит палаты к приёму детей на следующий рабочий день, да и в течение дня без дела не сидит — уборка помещений, обработка игрушек проводится по мере необходимости и с соответствии с требованиями СанПин. По трудовым книжкам проверяли, все ли на месте. Искали к чему придраться. Не нашли — у нас нет «мертвых душ».

«На счетах — 71 рубль» 

В пятницу, 7 июля, главврач центра собрал сотрудников и сообщил: на выплату зарплаты средств нет — на счетах остался 71 рубль. Чтобы начислить сотрудникам жалование за июнь, нужно 1 млн 624 тысячи рублей. При этом «внутренние резервы», за счет которых центр держался в предыдущие пять месяцев, уже исчерпались.

«Если бы не фонд ОМС, мы бы вообще уже прекратили существование, — сетует главврач. — Мне еще предстоит ответить, как получилось, что персонал, работающий по программе ОМС, получает на уровне тех, кто по бюджету. Ведь у нас на самом деле все специалисты работают с ребенком, вне зависимости от того, по страховке он пришел или нет. „Майские указы“ президента мы не выполняем, целевых показателей по заработной плате так и не достигли — я считаю, при таком скудном бюджетном финансировании это вообще невозможно».

Врачи детского реабилитационного центра получают в среднем 24,5 тысячи в месяц (61% от целевых показателей «майских указов»), средний персонал — 18,6 тыс (75%), младший — 14 тыс рублей (78%).

Зарайский считает, что если бы центр существовал исключительно за счет средств ОМС, он смог бы не только выплачивать зарплату сотрудникам, но и покупать новое оборудование. Однако территориальный фонд рассчитывает коечный фонд исходя из федеральных показателей. 

«Есть нормативы, я их правда не видел, — говорит главврач, — исходя из которых нам насчитали 32 койки на реабилитацию. Еще 5 лечебных коек — фонд пошел нам навстречу — в этом году выделили по профилю «педиатрия»: для детей, страдающих гастроэнтерологическими заболеваниями. Больше фонд оплачивать не будет, а 37 коек на 72 тысячи детского населения в Севастополе объективно очень мало«.

При этом в ОМС тоже не все гладко: тарифы по заболеваниям меняются несколько раз в год, непредсказуемо для самих медиков.

По сравнению с 2016 годом стоимость законченного случая снизилась на 64%. Теперь за курс лечения одного ребенка неврологического профиля центр получит 23 тысячи рублей, соматического — 6 тысяч, гастроэнтерологического — 8, ортопедического (в том числе реабилитацию после травм) — 19 тысяч. Снижение тарифов терфонд объясняет федеральными нормативами, которых никто из рядовых медработников или администрации центра в глаза не видел.

«Мы считали, себестоимость лечения гастроэнтерологии у нас 15 тысяч рублей, а платят 8, но хотя бы платят. Реабилитация ребенка по профилю "психоневрология" должна финансироваться только из бюджета. Мы рассчитали себестоимость — 50 тысяч рублей за один случай, но город этих средств не нашел», — говорит экономист центра.

На момент выхода публикации получить комментарий от горздрава по вопросам финансирования центра «Примечаниям» не удалось.

«Это будет лучший реабилитационный центр в Крыму»

Несмотря на проблемы, центр продолжает принимать детей. Сейчас курс реабилитации в нем проходит 60 маленьких пациентов. 

«Были месяцы, когда мы работали с полной загрузкой, у нас было и по 100 детей. 

Сейчас их меньше, так как началось лето, каникулы. Мы готовы принимать на восстановительное лечение школьников в период летнего оздоровления, но из-за проблем с финансированием не знаем, какое количество пациентов можно госпитализировать на лечение», — неуверенно говорят сотрудники.

Госзадание по бюджету за минувшие шесть месяцев центр выполнил на 500%. 

Только в июне загрузка составила 953 паценто-дня. Такое превышение обусловлено тем, что в конце января 2017 года горздрав утвердил центру смехотворную цифру — 480 пациенто-дней на год. Если учесть, что в среднем курс реабилитации ребенка составляет 8-12 дней, центр должен был принять всего 50 человек — и это на 73 бюджетных койки. Откуда взялись такие странные цифры? Для сравнения, в Краснодарском крае в госзадании аналогичного учреждения значится более 22 тысяч пациенто-дней. 

Центр пользуется популярностью не только в Севастополе, но и за его пределами. Очередь на несколько месяцев вперед: в июле пациентов записывают на октябрь. 

«Нам звонят даже из Сибири, — говорят в регистратуре учреждения. — Спрашивают, можно ли у нас пройти бесплатный курс. 

Мы записываем этих пациентов и принимаем по ОМС, когда они вместе с родителями приезжают в Севастополь к родственникам. Не в каждом регионе России есть таких центры, где дети с различными нарушениями здоровья могли бы пройти курс реабилитации бесплатно».

Пока центр оказывает медицинскую помощь с 8 до 16 часов в условиях дневного стационара. Пациенты распределены по палатам по 20 человек в каждой. Днем они принимают процедуры, в промежутках с ними занимаются педагоги. Для них предусмотрен режим: лечебное питание (завтрак, обед) и время отдыха. 

С детьми работают педиатры, врачи узких специальностей, логопеды, психологи, дефектологи, специалисты по массажу, мануальной терапии, ЛФК, физиотерапии. Курс лечения для каждого ребенка подбирается индивидуально в зависимости от заболевания. 

«У нас проходят реабилитацию дети-инвалиды с такими сложными диагнозами как ДЦП, нарушения слуха, моторная алалия. У нас проходят восстановительное лечение дети после травм или операций. Некоторые из них не в состоянии самостоятельно передвигаться, ухаживать за собой. Для их родителей, зачастую, центр — единственная возможность получить реабилитацию, ведь мы работаем совершенно бесплатно.

Кроме того к нам на реабилитацию направляются дети, состоящие на диспансерном учете, и часто болеющие дети, перенесшие бронхиты, пневмонию, отит. Мы лечим пациентов с дискинезией желчевыводящих путей. Если лечащий врач считает, что ребёнку надо провести реабилитацию, он выдает направление в наш Центр, и мы ребенка принимаем», — объясняют сотрудники.

В ближайших планах руководства учреждения — реконструкция центра. На нее выделены деньги по ФЦП. Сейчас идут торги на разработку проектно-сметной документации — уже во второй раз.

«Прошлый подрядчик опустил цену с 15 млн рублей до 900 тысяч. В итоге их псевдопроект даже не был допущен до госэкспертизы, — вспоминает главврач Игорь Зарайский. — Пришлось идти в суд, разрывать контракт. Сейчас пробуем снова найти подрядчика. У нас впереди масштабная реконструкция. Здание, в котором мы располагаемся, — это детский сад на 280 мест, а не специализированное лечебное учреждение. Мы сделаем полную перепланировку, будет холл с регистратурой, кабинеты узких специалистов, водолечебница, залы ЛФК и кинезотерапии — все, что положено. В следующем году надеемся приступить непосредственно к строительству».

Главврач планирует в будущем открыть в центре палаты круглосуточного пребывания. «Мы обслуживаем огромную территорию от Качи до Тылового, к нам едут дети с тяжелыми заболеваниями, которым трудно каждый день добираться домой. 

Для них мы сделаем круглосуточный режим. Я уверен, после реконструкции наш центр будет лучшим реабилитационным учреждением в Крыму», — говорит он.

Непонятно почему в местном Департаменте здравоохранения равнодушны к проблемам центра. Ведь в федеральную программу развития здравоохранения до 2020 года отдельной подпрограммой входит именно детская реабилитация. 

Финансирование на эту область медицины федеральный центр выделяет исправно. Однако на местном уровне чиновники никак не могут согласовать бюджеты, в итоге севастопольские дети могут остаться без реабилитации вообще. 

Придется отправлять их на восстановительное лечение в другие регионы, что в конце концов обойдется бюджету дороже.

Похоже, управленцы от медицины в Севастополе по-прежнему ищут, на чем бы сэкономить. И детская реабилитация кажется им вполне подходящим вариантом. 

Профилактика инвалидизации у детей с хроническими заболеваниями и восстановление после заболевания — это не лечение в острый период. Ну, отберут у детей бесплатный массаж и арт-терапию, ну и что? Детей-инвалидов в городе не так уж и много — всего 1338 человек из более 73 тысяч детского населения, остальные вообще «относительно» здоровы, могут и потерпеть. Ну и что, что детская инвалидность в городе растёт? 

Дело за малым: подождать, когда персонал центра без зарплаты разбежится сам, ведь тогда не придется выплачивать врачам и медсестрам компенсации при сокращении. 

В условиях нехватки персонала уровень оказания медпомощи неизбежно упадет, посыпятся жалобы, поток пациентов сократится. И реабилитационный центр можно будет оправданно закрыть. 

Именно по такому сценарию развиваются события в севастопольском роддоме № 1. 

В конце июня сотрудники роддома подняли шумиху: в Стрелецкой больше не будет родильных палат, останется лишь гинекология и патология беременности. А весь персонал переведут на комплекс, где не хватает специалистов, особенно неонатологов.

Когда новость подхватили СМИ, чиновники, курирующие социальную политику, бросились убеждать севастопольцев: «перепрофилирования коек» — только возможный, но не окончательный вариант развития событий. И вообще, точно еще ничего не решено. И как по волшебству подтянулась статистика: с начала года рождаемость в городе упала на 13%. Мол, смотрите, роддома нам не нужны, можно и сэкономить. 

Теперь на очереди — детская реабилитация, ждем соответствующих новостей.

Вступайте в наш телеграм канал t.me/prsev