Родное и обезвоженное

Семья крупнейшего застройщика Севастополя Павла Лебедева устроила настоящий геноцид в селе Родное, отобрав у его жителей всю воду. Питавший село источник теперь питает только частную базу отдыха, а к местным озерам никого не пускают — они приватизированы и огорожены. Родное в прямом смысле умирает от жажды.
Надежда Исаева
11.09.2016

Проблема водоснабжения в селах под Севастополем всегда была острой: засушливая крымская погода без летних осадков дает о себе знать. Так, если зимой водосборник заполняется на 600 кубометров в сутки, то летом только на 30 кубов. Особенно от этого страдают жители верхней части села, до которых вода практически не доходит.

Как-то справиться помогает севастопольский «Водоканал», подгоняя водовозки, с помощью которых местные могут наполнить дворовые емкости и немного запастись питьевой водой.


Справлялись, может быть, и дальше понемногу — тем более, что в Родном есть два озера, красивейший пятиметровый водопад и речка. Но именно это, в сочетании с гротами и пещерами, сделало село Родное желанной добычей для рекреационных захватчиков.

Уже несколько лет водоемами Родного и землей вокруг них распоряжается фирма ООО «Добробут Инвест Плюс». Учредителем компании является жена экс-министра обороны Украины Павла Лебедева.


«Проблема села Родного — водоем в балке Хворостянки, в урочище, — рассказывает местный житель Сергей. — Сегодня он незаконно принадлежит семье господина Лебедева, который перекрыл доступ к водоему местным жителям, коровам, козам. Перекрыл он и доступ к пастбищу, которое находится выше, это 40 гектаров землезапаса. Он поставил шлагбаум, перекрыл дорогу общего пользования, которая ведет к этим паям. Более того, там находятся паи граждан — а люди не имеют доступа к своей земле. Это самоуправство, статья 330 УК РФ».

Доступ к озеру — платный с разрешения работников базы отдыха.

Разобраться в происходящем решил председатель общественного движения «Служу Севастополю» Олег Николаев.

«Лебедев построил базу отдыха прямо на трубопроводе, который питал все село, — рассказали в ходе встречи с Николаевым местные жители. — Теперь вода до нас не доходит вовсе. Озера, реки, гроты — все самое красивое Родному больше не принадлежит. Даже водопад каким-то образом оказался приватизирован: там перерыли все, лес вырубили, начали готовить почву под закладку фундамента будущих построек. Никого из местных туда не пускают».



Несложно догадаться, что до сих пор на многочисленные обращения в прокуратуру местные получали лишь отписки. Симбиоз экс-губернатора Севастополя Сергея Меняйло и девелопера Лебедева помогал застройщику игнорировать докучливых несогласных.

«Меня вызвали к одному прокурору, я доказала, что он не прав, он меня пихнул к другому, я и тому доказала. Он мне вообще сказал: «Недовольна? Подавай на меня в суд», — рассказывает жительница села.


«В селе Родном произошел, в самом прямом смысле этого слова, возврат к феодализму: все блага и власть оказались в руках одного сеньора, — говорит Николаев. — Село гибнет без воды, потому что людям нечем поливать огороды, нечем поить скот, а сами они вынуждены покупать для личного потребления привозную воду в пятилитровых «баклажках». Частникам, захватившим весь водосток, видимо, все равно, что будет с селом, видимо, их вполне устроит, если Родное вымрет, и в этих красивейших местах останутся только их частные угодья: судьбы людей их не волнуют, наоборот, им даже лучше, если эти места обезлюдят. Но мы этого не допустим, я добьюсь, чтобы в Родном, наконец, провели серьезную проверку, и приняли адекватные меры по отношению к захватчикам».