Севастополь в будущем: Питер или Москва?

Пока в Севастополе спорят о том, делать его южной столицей России или обнести высоким забором, в Москве и Санкт-Петербурге все реже слышится русская речь. Журналист Нина Авдеенко сравнила три города федерального значения.
Нина Авдеенко
07.12.2016

Итак, представьте, что Керченский мост наконец достроили. На полуостров хлынул еще больший поток автомобилей, фур, туристов, мигрантов и так далее. Помечтаем: цены становятся ниже, города обрастают недвижимостью из-за растущего в геометрической прогрессии количества населения, открываются новые предприятия, заходят материковые коммерсанты, появляется нормальная конкуренция. Особенно это касается приморских городов. В том числе — Севастополя.

Статус города федерального значения наполняется смыслом, перестает быть лишь красивым и таким важным на словах определением.

Каким именно станет Севастополь? И какие признаки города федерального значения он обретет? Гуляя по Питеру и Москве, я невольно рисовала себе образ идеального города будущего — Sevastopol-city — впитавшего все лучшее от старших собратьев-столиц, и отказавшегося от худшего, и поняла, что в реальности все будет совершенно иначе.

Санкт-Петербург

Фото: Нина Авдеенко

В Питер я влюбилась моментально. Много слышала о местной погоде, предупреждений, что конец октября — не лучшее время для поездки в этот город. Это все ерунда — любая погода ему к лицу. Москве не так повезло, она в дождь и слякоть неприятна, здесь же в такую погоду появляется особое очарование: кирпичные дома становятся ярче и насыщеннее, голубые здания начинают лосниться мокрым блеском, проспекты цвета слоновой кости тяжелеют и неминуемо заставляют уйти в размышления о чем-то нерутинном, покопаться в своей душе.

Этот город во многом похож на Севастополь. Частично экстерьером, но больше некой внутренней духовностью, историей. Но если в Питере эту духовность превращают во вполне материальное достояние, которое притягивает туристов со всего мира, то в Севастополе все историческое, чем мы так гордимся, постепенно разрушается, потому что никому это не надо. Вот побережье застроить стеклянным уродством при содействии властей — это да.

В нашем городе любят говорить о том, какой он особенный, какая гордость — быть севастопольцем. И ругать «понаехавшее быдло». А зачем сюда ехать «небыдлу»?

Севастополь — город одноразового туризма. Он живет военными памятниками, подпитывая ими чувство пустого превосходства и ничего не давая в ответ. Что у нас есть, кроме памятников? Зачем сюда ехать туристу и хвалить потом этот город? Ведь даже намеки на создание чего-то уникального у нас тут же давят убогим «заводы простаивают» и «это военный город и он должен быть закрыт».

Знаете, как сделать в Севастополе хоть немного Питера? Привести в порядок Центральный городской холм, например. Это точка, с которой город начинал строиться. Что там сейчас? Падающие на голову балконы, которые никто не ремонтировал с войны, выбеленные здания, где разместились административные учреждения и притоны бомжей по соседству.

Не по нраву кариатиды и баллюстрады? Хочешь уничтожить историческое здание? Посади в него судей или прокуроров. И в мгновение изящная архитектура сменится на стеклопакеты и уродливую побелку. Прямо по исторической кладке, почему нет?

Или вот еще идея: берем 200-летнюю брусчатку и меняем на модную гранитную плитку. А то подвескам мешает, да и на чьей-то высокопоставленной даче старинное мощение гораздо уместнее. Вы можете себе представить, чтобы кто-то такое сотворил в Питере?

Но вот чего бы я не хотела видеть в нашем городе — так это питерского обилия гастарбайтеров из Средней Азии. Не то, чтобы они сами как-то раздражали, тем более, что ребята-то работящие. Тревожит исчезновение русского языка с улиц. Спроси дорогу у прохожего — первый попавшийся будет либо не местный, либо вообще не русскоговорящий. Сложилось впечатление, что туристов и гастарбайтеров здесь больше, чем аборигенов.

В Питере очень много китайцев — они кучкуются возле музеев и храмов целыми толпами и, судя по контингенту в метро, многие приезжают сюда жить. Севастополю, конечно, не хватает иностранных туристов. Но опять же — что им тут делать?

А еще Питер мне показался очень цыганским, хотя друзья говорят, мне просто повезло на них наткнуться — на самом деле их мало. Много попрошаек. Пронаблюдала, как один «калека», собрав подать, выкатился из метро на поверхность (шла за ним), встал и пошел. Целебная сила питерского метрополитена, не иначе. Севастополь в этом плане пока держится, хотя попрошайки на перекрестках уже появились.

Именно в Северной столице я поняла, насколько Севастополь старше по среднему возрасту населения, потому что больше, чем азиатов в Питере только молодежи. Здесь им есть куда пойти, чем заняться.

Пространства для развлечений или для творчества, обучения в СПб невероятно много. В этом городе планы на вечер — это не севастопольский мучительный «Выбор Софи» меньшего из двух зол. Скорее выбор одной капли из целого моря.

Питер, как и Москва never sleeps. Гуляя после прилета, я не сразу заметила, что уже час ночи: на улицах движ, как в Севастополе во время концерта на Нахимова. Только тут так всегда. И круглосуточно работает практически все.

Отметила, насколько классно в Питере одеваются и насколько ухоженные там люди. Одна из причин - хорошая и стильная одежда в СПб стоит дешевле, чем плохая и базарвокзальная у нас. Без шуток. Между строк: продукты тоже дешевле севастопольских, как и в Москве.

Напрягло, что мало кто переходит дорогу на зеленый свет. Все ломятся на красный, а на пешеходный зеленый уже едут машины, потому что вся толпа успела дорогу перейти. Как сказал мне мой питерский друг — это игра в хозяина дороги. Как с собакой, которой ты смотришь в глаза и показываешь, кто тут главный.

В Москве, кстати, несмотря на более шустрый ритм жизни и «пешеходности», все же такого не наблюдала. У нас с пешеходной «культурой» все пока что хорошо. Может потому, что в Севастополе лихачей больше. В Питере и Москве водят гораздо аккуратнее, чем у нас — там на каждом шагу камеры.

Еще один неприятный питерский нюанс — крайне мало урн. Люди бросают бычки просто под ноги. Когда я прятала свои в пакетик на обратной стороне пачки, смотрели странно, хотя, может быть, мне так показалось. У нас с этим получше.

А еще в Питере дурно пахнет, особенно на Невском. Может, я приехала в какие-то аварийные дни, но легкий канализационный дух там витал почти повсюду.

Гуляя по городу, все ждала, что встречу этих самых аборигенных местных с присущим им шармом жителей Северной Пальмиры. Но нашла только раз, катаясь в троллейбусе: это была кондкутор, которая поблагодарила меня и каждого пассажира за оплату проезда, а на конечной сказала спасибо от себя и от лица водителя за теплую компанию. Причем «рогатый» был забит битком.

Ну и конечно я полезла вечером на крышу — это ведь одна из коронных фишек города. Не лезьте на питерскую крышу без сменного исподнего. Почти все они вертикальные и скользкие, а натянутые металлические тросы, за которые надо держаться, легко спутать с электрическими проводами и схватить не тот. И да, ни за что не пытайтесь делать это самостоятельно, без опытных руферов. Упасть раз плюнуть — достаточно перепутать темное пятно с дорожкой из смолы.

В Севастополе руферов неистово преследуют, поэтому их раз два и обсчелся. В Питере правоохранители досконально знают все крыши, куда ребята-экскурсоводы водят туристов, частенько закрывая на это глаза. Это тоже неправильно. Было бы здорово обучать крышных гидов, возможно, выдавать сертификаты, вводить ответственность за жизнь сопровождения, параллельно обустраивать необходимые крыши резиновыми дорожками, ограждениями и жгутами. И не сдирать при этом с руферов налоги — тогда никто не будет срывать замки с входов или лазить самостоятельно.

Создать сообщество крышных гидов, которые будут обучать новичков, и не пускать необученных на здания. Представляете сколько было бы невероятных фотографий, и какая классная это была бы туристическая фишка?

Концерт любимой группы тоже подарил двоякие эмоции. Я стояла почти у сцены, подержала за руки вокалиста, когда он спрыгнул в толпу, получила автограф, отпрыгала все ноги себе и окружающим, которые отпрыгали их мне, вынырнула спустя 2,5 часа абсолютно счастливая, улеглась на лавочку. И поняла, что в Крыму такому не бывать.

Не приедет к нам никто круче Лолиты или какого-нибудь экс-басиста Deep Purple, даже если построить у нас многотысячный концерт-холл. Причины всем ясны: санкции, изолированность, сложности с получением виз (для фанатов из отдельных стран), ну и количество населения.

Не знаю, что с этим можно сделать. Наверное, хотя бы не мешать. Имею в виду фестиваль Befooz (экс-Казантип), который с легкой руки Натальи Поклонской прикрыли под надуманным предлогом.

Москва

Столица порадовала с первых минут: когда я вывалилась на Казанском вокзале из поезда, мою гигантскую сумищу схватил башкир и понес к выходу. По дороге я узнала, что у него в СПб учится дочка, что у нее есть парень, который всегда ее встречает цветами, что сам портер из Башкирии, но мама его из Уфы, а папа из Казахстана.  Он очень любит помогать людям, и не мог смотреть без боли, как я тащусь с сумками, тем более, что я так похожа на его дочку.

Помогал он мне от чистого сердца, но поинтересовался, не дам ли я ему 200 рублей. От чистого сердца чистому сердцу пришлось дать. «Добро пожаловать в Москву», — сказали встречавшие меня друзья.

Так вышло, что именно я привезла в Москву снег. По прогнозам его обещали на неделю позже, но снег повалил через пять минут после моего появления на перроне. Кстати, то же произошло и в Крыму — стоило мне бросить сумку на асфальт у терминала А Симферопольского аэропорта, как с неба посыпались снежинки. Вот такая магия, видимо сказался зимний день рождения.

Приехав в Москву, я почти сразу поняла, что совершила ошибку — именно сюда надо было ехать с самого начала. Потому что (простите, москвичи) после Питера сложно удивить. Как заметил один мой друг: Питер — имперский, а Москва — купеческая, здесь не созерцают и творят, а пашут, пашут и пашут.

Несмотря на это, Москва тоже смогла меня поразить. В первую очередь, монументальным сталинским ампиром, призванным внушить маленькому человеку всю его ничтожность.

Рядом с таким Голиафом ты чувствуешь себя не то, чтобы Давидом, ты чувствуешь себя муравьем, жалкой букашкой, которую можно с легкостью раздавить. Это очень сильное ощущение. Не могу сказать, что негативное, просто сильное, пронзительное и волнующее.

Москва тоже напомнила мне Севастополь. Здесь тоже постоянно пытаются что-то испоганить из принципа «ну мы же хотели как лучше».

Вот почему бы не взять и не воткнуть у Чистых прудов уродливые металлические цветы, на которых ночью загораются лампочки гирлянд?

 

Вообще, Москва, конечно, сказочная, просто я приехала немного не вовремя. Недавно эту сказочность успел поймать севастопольский блогер Сергей Анашкевич, выхвативший короткий момент между тающей слякотью и снежной вьюгой.

 

Фото: Сергей Анашкевич

По сравнению с питерским метро, московское очень сложное, по крайней мере для меня. Перепрыгивание с ветки на ветку утомляет невероятно. При этом из центра до Подмосковья можно доехать быстрее, чем у нас на маршрутке от Нахимова до Летчиков. Так что рассуждения наших местных риелторов о том, что по севастопольским ценам в столице можно что-то снять разве что в Реутове, я для себя переосмыслила по-новому.

Цены — это еще одна печаль сравнений. С детства все, что я читала или слышала про современную Москву, закладывало в мою голову одну мысль — жить в столице непомерно дорого. Сейчас, когда я узнаю, сколько зарабатывают и тратят на жилье мои коллеги и ровесники, я понимаю, что вот они, действительно, живут.

В Севастополе люди выживают. Выживают, когда идут в магазин и покупают хлеб по 25-30 рублей, а масло по 100 рублей. Выживают, когда получают свои 15-20 тысяч рублей зарплаты и 18-20 из них отдают за жилье, а на еду занимают деньги или берут микрокредиты. Благо у нас их расплодилось на каждом углу, поляна-то какая сочная. Грех не расплодиться.

Исходя из всего сказанного, я думаю, что Севастополь в будущем — это маленькая загазованная Москва с питерскими мечтателями. Такими, как я.

Учитывая гигантский наплыв людей в Севастополь (прирост более 1000 человек в месяц), все усилия властей в ближайшее десятилетие будут направлены только на решение транспортных проблем — расширение дорог, перехватывающие парковки, возможно, строительство эстакад. Город все больше будет похож на стоящую в пробках Москву. В этом плане — уже похож.

Сделает ли нашу жизнь лучше Керченский мост? Ох, как же я сомневаюсь. Вот по всем параметрам вроде бы должен помочь — и цены на логистику снижаются, и полуостров становится менее изолированным.

Но давайте вспомним 2014 год, когда прекратились поставки с Украины. Цены скакнули мгновенно — сначала в два раза, потом в три. Причем на местную продукцию тоже. Еще до референдума я присмотрела себе в одном из магазинов сапоги. Через месяц случился март 2014-го, и те же сапоги на той же самой витрине резко стали стоить в полтора раза дороже.

Поэтому на светлое будущее, обоснованные цены и победу разума остается только надеяться. Но надежда умирает последней, ведь так?

Вступайте в наш телеграм канал t.me/prsev