Севастопольский Лаокоон

Восемь труб ресторана «Казбек» обвили дом на улице Гоголя, признанный объектом культурного наследия, до самой крыши. Трубы ведут к мангалу, тандырной печи и газовому котлу. Весь день от вытяжек стоит дикий гул, запах, вибрируют окна и стены. Вот уже 10 лет живущая в доме Елена Коломойцева ходит по судам. Но судьи и эксперты слепы, а чиновникам плевать — что при Украине, что при РФ.
Виктория Архангельская
05.10.2017

В 2005 году ООО «Алисон» во главе с Эдуардом Юркевичем выкупило кафе «Вареники» на Гоголя, 6 и начало реконструкцию здания под ресторан. Каким-то образом ресторан получил разрешение на размещение не соответствующей законам вентиляционной системы и пристройки к первому этажу, жильцов никто не спрашивал.

Пристройка появилась вообще под забавным предлогом. «Это собственники квартир второго этажа захотели себе балконы, а ресторан просто установил поддерживающую снизу конструкцию, — пересказывает, улыбаясь, Елена. — Ко мне как-то раз тоже пришел человек от Юркевича с бумажками. Предлагал установить пластиковые окна у меня в квартире, а за это я должна была не жаловаться на шум и неудобства, которые мне приносит их ресторан», — продолжает она.

Вместе с пристройкой появилась и вентиляционная система. Ее проекта со всеми необходимыми разрешениями, согласованиями и проведенными перед введением в эксплуатацию замерами, не существует, объясняет жилец дома. Он не представлен в судебном деле и не был показан эксперту.

Вентиляционные трубы находятся возле спальни и детской комнаты. Елена Коломойцева рассказывает, что в доме невозможно было побыть в тишине. «С этого момента я живу в постоянном стрессе, — рассказывает Елена. — Вся моя семья пострадала не только психологически, но и физически от этих грохотов и дребезжания стен».

Ребенок Елены спал, ел и учился в сопровождении этого «оркестра», заработав психологическое расстройство. Звук идет не столько по воздуху (от чего могли бы спасти пластиковые окна), сколько по стене. Ты как будто ощущаешь эту вибрацию на себе. Бывают моменты затишья, когда в ресторане нет посетителей. Но если у ребят банкет, тут уж их техническое оборудование работает на полную мощность, а в доме начинается «дискотека». Недаром говорят: «Затишье перед бурей».

В квартире неоднократно проходили замеры шума, при которых присутствовала специалист Куркович. «Только один раз, когда эта женщина при замерах не присутствовала, измерения показали превышения допустимых норм», — рассказывает Елена. — Вентиляционное оборудование имеет несколько режимов работы, и при замерах шума оборудование должно работать на максимально возможной мощности (как указано в СНиПах). Последние измерения были проведены 22.12.2015 года, при которых в ресторане присутствовал начальник лаборатории по измерению шума ФБУЗ «Центр гигиены и эпидемиологии в Республике Крым и Севастополе» Тарасов. Он должен был проследить, чтобы оборудования работало на полную мощность (как указано в СНиПах). Но вентиляция работала тихо, окна не дребезжали. «Я спустилась в ресторан и увидела, что переключатели стоят на режиме 3 из 5 возможных. Я сказала Тарасову, что он должен потребовать включения вентиляции на полную мощность, на что он мне ответил: «Я не могу», — жалуется собственница квартиры.

Тогда для оценки законности этой вентиляционной системы Елена вызывала эксперта из «Центра судебных экспертиз им. Сперанского». Эксперт Аблямит Томаков осмотрел и сфотографировал мангал, тандырную печь, трубы, идущие от них, и трубы от газовой котельной. Каким-то образом в экспертном заключении не оказалось ни слова об отсутствии проекта и документов на газовую котельную. Наличие мангала он признал, но не упомянул, что мангал находится в помещении ресторана, а не в отдельно стоящем, согласно СНиП, здании. Нет, эксперт не забыл указать этот СНиП - он просто пропустил пункт об отдельно стоящем здании и сделал вывод о том, что вентиляция соответствует санитарным нормам. При этом в 2015 году — также без согласия жильцов — была установлена новая труба. Таким образом, «независимое» экспертное заключение ввело суд в заблуждение.


 
Дом №6 по улице Гоголя внесен в реестр памятников, поэтому любые изменения фасада должны проходить согласование с главным управлением культуры и охраны объектов культурного наследия. Размещение труб на фасаде дома также является нарушением объекта охраны, которое наказывается по закону в уголовном порядке. На всё это начальник Управления по охране объектов культурного наследия Рязанцев Михаил пожимает плечами и утверждает, что не имеет полномочий что-либо сделать.

Неоднократные вызовы полиции оказывались также безрезультатными. 12 марта 2016 года Елена Коломойцева выигрывает суд: он обязал ООО «Алисон» демонтировать вентиляционные трубы. Ресторан подал апелляцию, в которой были указаны не соответствующие действительности факты об экспертизе, измерении шума, наличия мангала и так далее. Апелляционное решение вступило в силу 30 марта 2017 года и в итоге все осталось на своих местах. Шум, трубы, громкая музыка, дрожащие стены — никто не собирается это убирать.