Город, приятный во всех отношениях

Известный блогер Сергей Анашкевич вернулся из дальних странствий в Севастополь и охренел. «Бордель в Севастополе совершенно открыто рекламируется на центральной улице. Судя по всему, в Севастополе сфера эротических услуг окончательно осмелела. Реклама […] салона на лайтбоксах. Да еще и в самом центре города, на Нахимова! Только вчера писал пост о многочисленных визитках дешевого секса, которые подбрасывают на парковках, оказывается, есть еще круче! Охренеть. Нет слов», — пишет он.
Примечания
10.10.2016

Но это у Анашкевича нет слов, а у нас есть.

После пятничного опроса «Примечаний» на тему полигамии (показавшего, кстати, что чем старше человек, тем он терпимее) на нас обрушились моралисты. Нас обвинили в пропаганде разврата, в подрыве устоев и ослаблении священного института семьи. Одна почтенная дама даже сказала, что перестает читать наше богомерзкое издание, потому что оно ставит вопросы, неприемлемые для нашего белокаменного города немеркнущей славы.

Что ж, может быть, полигамия и неприемлема для нашего города, где, как известно, все спят исключительно с одним-единственным на всю жизнь партнером в единственной одобренной иерархами позе. Но что тогда означают все эти визитки с голыми девушками, веером торчащие из-под дворников машины, оставленной в центре города хотя бы на пару часов? И о чем говорит нам лайтбокс на этом фото?

Конечно, доказать, что это — именно то, о чем вы сейчас подумали, сложно. Для этого мужчине надо не только нанести визит к массажисткам и пройти весь путь релакса до конца, но и записать процесс на видео, включая момент передачи денег. Да и то на ресепшене (или что там у них) могут сказать, что массажистка вышла за рамки лимитированного законом релакса по собственной воле, и будет уволена, а они тут ни при чем. И вы вряд ли докажете, что часть денег, полученных экстра, девушка отдает потом на тот же ресепшн.

Но все это не мешает нам делать выводы о реальном состоянии морали и нравственности в городе, где подобная реклама висит в самом центре, на самом видном месте, рядом со зданиями органов власти, у дороги с односторонним движением, по которой эти власти ежедневно и всенепременно ездят.

Когда-то, лет тридцать назад, непафосные севастопольцы называли свой город «городом камней, б…й и бескозырок», а пафосные на них за это обижались. С тех пор бескозырки повывелись, камни — приватизированы, а б…и, похоже, стали чем-то вроде системообразующего класса.