В ожидании «Крымской осени»

Москва закачивала в регион огромные деньги, стремясь подтянуть Крым до общероссийского уровня и создать витрину для Украины. И сердце местного чиновника не выдержало — как разбогатевший Шура Балаганов, он полез воровать в трамвае. Поэтому крымскую элиту будут менять.
Георгий Иванов
31.08.2016

Накануне выборов политики всегда списывают существующие проблемы на предшественников. Но Крыму уже два года как нет украинской власти, а проблем целый воз. 

Чуда, на которое многие рассчитывали после вхождения Крыма в состав Российской Федерации, не произошло. Не пролился золотой дождь и не цветет круглогодично инжир. Крымчане остались лицом к лицу со своей доморощенной крымской элитой и в очередной раз убедились, что оплывшие автохтоны ничуть не лучше былых назначенцев с украинского материка. 

Ведь те же донецкие не всегда были плохими управленцами. Да, они тоже хапали, но все-таки реализовывали серьезные проекты: реконструкция и строительство развязок в Севастополе, ремонта трассы Симферополь-Алушта. Сегодня, несмотря на щедрое финансирование, выделяемое Крыму Россией, многое из начатого заморожено. Например, ремонт трассы в Алушту остановлен за 5 км до Ангарского перевала — где революция застала, там и бросили.

Конечно, на это есть объективные причины — освоение бюрократическим аппаратом нового законодательного поля (в частности, российского тендерного законодательства). Но отчетливо проявилась и неготовность значительной части крымских чиновников инициативно и самоотверженно работать в сложных условиях. Принципиальная позиция многих из них, выработанная многолетней практикой — это жить с откатов от продажи драгоценной крымской земли и «платных услуг» в иных сферах деятельности.

Москва закачивала в регион огромные деньги, стремясь достичь сразу двух целей: элементарно подтянуть Крым до среднероссийского уровня и создать из него своеобразную витрину достижений для Украины. И сердце крымского чиновника не выдержало — как разбогатевший Шура Балаганов он полез воровать в трамвае. Имея прекрасные возможности роста, перспективы развития и различные преференции, нерадивый чиновник все-таки взялся за наказуемое.

Федеральный центр, охнув от такой неблагодарности, начал бить по рукам. Сначала увещевали, потом пошли и посадки — причем, посадки серьезные: от мэров крупных городов до высокопоставленных правоохранителей. Многих сняли без излишнего скандала.

Крымская элита пришла в искреннее недоумение: «А нас за что? Мы же на референдуме "за" голосовали!» Но участие в Крымской весне не есть индульгенция на беззаконние.

Сегодня, по сути, каждый крымский градоначальник является крышкой котла, под которой булькает крепкий бульон из негласных договоренностей, откатов и теневых схем. Вспомним, к примеру, скандал со взяточничеством городских чиновников из Бахчисарая.

Региональное чиновничество цепко держит круговую оборону от специалистов с материка, которых Москва командирует на полуостров для наведения элементарного порядка. Когда ошеломленный новый губернатор Севастополя приехал на разрекламированную стройку развязки на 5-м километре, он не застал там ни одного рабочего — это лишь маленький штришок к тому, как много было обещано и как мало сделано.

Местная власть постоянно ссылается на форс-мажоры: блокада, блэкаут, издержки паромного сообщения. Но основная разруха, как мы помним, все-таки в головах. Похоже, теплое крымское солнце напрочь отбивает мысли о прохладной Сибири. И само ее существование оказывается для некоторых неприятной неожиданностью.

Крымская элита во многом продемонстрировала свою профессиональную некомпетентность. Вопрос теперь состоит в том, как ее аккуратно обновить. Что, по результатам выборов, скорее всего, и начнет происходить. Нас ждут интересные времена.