«Заплатили за Соколова, понятное дело»

Городские власти не разрешили провести на площади Нахимова акцию памяти погибших по вине скандально известного застройщика Николая Соколова молодых ребят. Она состоялась в гораздо менее людном месте — у храма Святых Апостолов Петра и Павла на центральном городском холме. Людей было очень мало.
Ольга Соловьева
20.07.2016

Акцию памяти в честь 18-летнего Славы Мороза и 16-летней Насти Шевцовой, погибших 15 марта под колесами застройщика Хрусталки Николая Соколова, анонсировали в СМИ заранее, но пришли на нее немногие. Не было даже родителей Славы и Насти.

«Почему-то очень мало людей, хотя их должно быть намного больше, — с грустью отметил друг Славы Денис. — Друзей и у Насти, и у Славика было очень много. На те же самые похороны, на отпевание приходило намного больше народу. Тут 30 человек, а тогда было около 200. Но мы сами только вчера узнали про акцию».

Все-таки место диктует адресата, и если бы акцию разрешили на площади Нахимова, то выплеснуть накопившееся наверняка пришло бы гораздо больше людей. Однако департамент внутренней политики такого допустить не мог.

Акцию-реквием организовали сами близкие и неравнодушные к судьбам сбитых подростков жители города. Участники принесли с собой несколько мешков свечей и выложили их в форме креста, но из-за ветра и мороси фитили затухали, не успевая разгореться. Тщетные попытки зажечь символический крест проходили в молчании.

Спустя примерно полчаса немногочисленные участники акции, наконец, преодолели смущение от происходящего и начали говорить о случившемся.

«За такое убийство надо десять лет черной зоны, где ты работаешь и едой себя обеспечиваешь сам», — пылко бросил один из собравшихся.

«Украл — дали шесть лет, убил двоих — дали четыре года. Это что, нормально?» — растерянно спросила женщина.

«Хорошую характеристику дали человеку, который за рулем пьяный был, и мать у него, оказывается, на иждивении. А кто о матерях Славы и Насти подумал?» — напомнила другая.

Потом собравшиеся огласили то, ради чего все и собрались — обращение к главному прокурору Севастополя Игорю Шевченко с просьбой пересмотреть наказание Соколову. Напомним, что за двойное убийство бизнесмену дали всего четыре года колонии-поселения в Керчи, неподалеку от дома.

«Просим вас подать от лица прокуратуры Севастополя апелляцию на решение суда от 13 июля и изменить обвинительное заключение на более суровое, которое соответствует совершенному преступлению. Данный инцидент должен стать наглядным и поучительным для каждого водителя, который может хотя бы задуматься о том, чтобы сесть за руль в состоянии алкогольного или наркотического опьянения», — говорилось в тексте обращения к прокурору.

«Я не знала Славу и Настю, просто пришла поддержать акцию, потому что я против того, чтобы пьяные водители под наркотическим опьянением садились за руль, — высказалась одна из присутствующих. — Наказание должно быть жестким, потому что такое, какое есть, никого ничему не научит. Погибли два молодых человека, у которых была вся жизнь впереди. Я считаю, что это слишком мягко».

После минуты Молчания немногочисленные участники акции сожгли фотографию прокурора Нахимовского района Александра Гоголева, утверждавшего обвинительное заключение легко отделавшемуся Соколову.

Несмотря на это, в лицах друзей Славы и Насти не было ни тени надежды.

«Я не знаю, что сказать, я просто в шоке, что убийце дали только четыре года. Но думаю, что акция ничего не даст, — опустив глаза, сказала подруга погибших ребят Валерия. — Мне кажется, мы с этим ничего уже не сделаем».

«Сомневаюсь, что все это чем-то поможет, — высказался друг Славы Денис. — В России взятки все равно так и так есть, заплатили за Соколова, понятное дело. И машина ему осталась, и права вернут, будет ездить. Только я не знаю, как он сам сможет жить после такого».

Как только кусочек фотографии прокурора стал догорать на земле, люди начали расходиться.

Напомним, ДТП, в котором погибли два подростка, произошло ночью 15 марта на пешеходном переходе в районе улицы Генерала Мельника. В этот момент «Рейндж Ровер» Николая Соколова мчался на скорости 200 км/ч, а сам он был пьян и под действием наркотиков. Кроме того, на момент преступления Соколов был лишен водительских прав за пьяное вождение и не имел права садиться за руль.

В результате судебного разбирательства бизнесмена приговорили к четырем годам колонии-поселения и 3 годам лишения водительских прав.