Они напилили земли и ждали 17-го года

Виталий Токарчук - человек усталый и немного величественный. Его должность называется «начальник ФГКУ Крымское территориальное управление имущественных отношений Миноброны России». Это значит, что в его распоряжении находится вся военная недвижимость на полуострове. А ее здесь немало, ведь МО – крупнейший лендлорд Крыма и Севастополя. Сейчас от подписи Токарчука зависит, останутся ли на своих местах целые поселки, построенные за последние 25 лет.
Нина Авдеенко
20.10.2017

Рабочее место Виталия Токарчука находится в одном из зданий Минобороны на улице Гидрографической. Кабинет у него маленький, но решаются там судьбы очень больших помещений.

Сам факт общения журналистов с представителем Минобороны, да еще и тем, кто заведует всей военной землей полуострова, — явление редкое и удивительное. Наша беседа была можно сказать спонтанной — «Примечания» обратились за комментарием, но говорить офицер согласился только при очной встрече.

— Как идет работа по генплану? Многие земельные участки частных лиц в проекте генплана попали в серую зону спецназначения, и их дальнейшая судьба зависит от позиции военного ведомства.

— Правительством Севастополя создана комиссия по корректировке Генерального плана с учетом 11 тысяч замечаний, полученных во время публичных слушаний этого документа. Периодически проходят заседания. Комиссия обсуждает каждое замечание. Все публично. Люди заявляют свои претензии на отнесение земельных участков к тем или иным функциональным зонам.

Пример: Есть садовые участки между аэродромом на хуторе Молочный и военными городками на Отрадной  - это земля, которая еще с советских времен является дачным товариществом. Мы ее исключили из спецзоны. А когда люди пытались исключить из земель спецназначения незаконно выведенную из государственной собственности землю – такие вопросы не прошли.

Разработчики Генерального плана сработали некорректно. Они взяли и объединили в одну функциональную зону территории военных городков и земельные участки между ними.

Здесь вопросы к прежнему составу департамента архитектуры и к его взаимодействию с институтом Генплана Москвы. Сегодня этот вопрос с повестки дня снят.

— А по Каче? Она вообще вся «серая»

— Да, так всегда и было. Я же говорю, незаконно выведенную из государственной собственности землю в рамках генплана ни у кого узаконить не получится. Отличие такой земли от законным способом высвобожденной вы понимаете? Высвобождение – это целый механизм согласований различных органов военного управления разных уровней. Это та земля, которая перестала быть военной в соответствии с действующим порядком высвобождения военного недвижимого имущества.

А что такое изъятие? Это когда у вас на законном праве имеется имущество некое, и государство решает его использовать для иных целей. Яркий пример в Керчи — изымали землю на Цементной слободке. У Минобороны России там тоже были земельные участки. Они спланированы для строительства подходов к Керченскому мосту и трассы «Таврида». Рядом дачные поселки. Окраина Керчи. Понятно, что дорога не будет поворачивать, она будет идти прямо. Процедура изъятия предусматривает компенсацию.

Генеральный план вопросов перераспределения собственности не решает.

— Люди утверждают, что получали эту землю еще при СССР.

— Да ну неправда это все. Вы посмотрите в Каче самые значимые, скандальные поселки. Кто члены? Там есть местные судьи в том числе. Есть публикация на вашем ресурсе по данному вопросу. Вопрос этот поднимал Дмитрий Владимирович Овсянников.

Пример. В Каче живет бывший командир гарнизона, который построил себе дом в непосредственной близости от склада хранения средств авиационного поражения. И сегодня настаивает на том, что у него отбирают землю.

В большинстве своем эти «права» на земли на что были рассчитаны? Они формировались кулуарно и ждали 17-го года. В 2010-м году состоялись Харьковские соглашения [по которым Черноморский флот РФ должен был покинуть место базирования в Севастополе только в 2042 году вместо 2017] и многие люди поняли, что они, наверное, 42-го года могут и не дождаться. И первая волна этих собственников уже в судебном порядке прошла проверку, и проверка эта при Украине прошла в пользу государства. Те, случаи с которыми мы сталкиваемся сегодня – это люди, которые чуть позже напомнили о своих правах. Но по основаниям возникновения своих прав они от первых никак не отличаются. Эти документы получены незаконно.

— Людям, чьи земли в итоговом генплане останутся серыми, чего ждать? Исков?

—Любые споры о правах на имущество решаются в суде.

(Позже главный архитектор Севастополя Александр Моложавенко подтвердил «Примечаниям»: если у Минобороны будут планы на «серую» землю, владельцам участков стоит ждать исков. Военные должны будут в суде доказать, что это их земля. Если документы частных собственников на землю будут признаны законными, Минобороны должно будет ее выкупить или выплатить компенсацию за изъятие в госцелях)

— Военные пенсионеры массово жалуются, что не смогли приватизировать жилье при Украине. Теперь они могут дожить, но не могут оставить жилье своим детям. Есть ли какая-то статистика по количеству таких квартир в Крыму и Севастополе?

— Кто такой в данном случае военный пенсионер не обеспеченный жильем? Это лицо, которое увольняясь из Вооруженных Сил  - решило проживать далее в жилье, ранее предоставленном как служебное. Если человек имел основания для получения постоянного жилья (ранее не обеспечивался жильем, не удерживал служебное жилье [иное], не получал жилищную субсидию), то его квартира исключалась из числа служебных соответствующим решением. А если не имел оснований для получения постоянного жилья, то не исключалась. Поэтому сейчас сказать, что мартовские события всех граждан превратили из лиц, у которых не были решены жилищные вопросы по их же вине, в лиц, жилищные вопросы которых не решены по нашей вине? Я бы не стал. Каждый вопрос решается в индивидуальном порядке.

— То есть те, которым расслужебили, но они не приватизировали...

— Это самый часто встречающийся вариант. Мы даже пытаемся в таких случаях помочь. Была стандартная формула обеспечения жильем: «Человек проходил военную службу, по истечению 20 и более лет уволился, жилья постоянного не получил, продолжает проживать в квартире, есть решение об исключении квартиры из числа служебных». Примерно такого содержания исковое заявление есть в ТУИО [территориальное управление имущественных отношений МО], мы его на приеме граждан выдаем всем желающим и никаких адвокатов для этой приватизации пусть и судебной нанимать не надо.

— Много таких, которых не расслужебили? В Севастополе например?

— Нет, примерно из всего жилья процента три.

— По поводу маяка на мысе Херсонес. Будут людей выселять?

— Вопрос не по адресу. Маяк - это специальная территория. Правильно? И жилье на его территории может быть только служебным. Еще раз повторю – этот вопрос находится в компетенции другого органа военного управления. Не моего. Я иски о выселении не подаю. Минобороны в таких правоотношениях действует от своего имени через Департамент претензионной и судебно-правовой работы.

Минобороны приводит отношения по использованию специализированного жилищного фонда на Херсонесском маяке в соответствии с законом.

— По Казачьей бухте. Там есть территория бывшей украинской ракетной воинской части, где строит микрорайон застройщик РБКстрой. Недавно они продлили с флотом инвестконтракт, по которому часть квартир в построенных домах перейдет МО. Не могли бы вы раскрыть условия контракта? Сколько достается государству, а сколько - уходит под продажу?

— Не могу об этом ничего сказать. Надо ждать распределения долей между Инвестором и Министерством обороны.

— По Зенитке. Территория военного городка, где стояли зенитные части между Омегой и Камышовой — севастопольские активисты хотят создать там спортивный парк. Принадлежит ли эта земля МО? Возможна ли передача ее городу для строительства большого спортивного объекта?

— Этот вопрос находится в компетенции правительства Севастополя. Эта земля в федеральную собственность для Министерства обороны РФ не передавалась.

Тему выселения гражданских лиц из общежитий бывшей Банковской академии Украины в Севастополе, в помещения которой год назад переехало Нахимовское училище, Виталий Токарчук комментировать не стал, порекомендовав «Примечаниям» обратиться непосредственно в Нахимку.