Тралом по живому

Из 26 промысловых видов рыбы в Крыму осталось шесть. Водоросли глубже 15 метров не растут, хотя раньше росли на глубинах до 80 метров. Причина — донный траловый лов рыбы у берега. Он запрещен, но рыбаков никто не наказывает. ОНФ по поручению Путина думал, как спасти флору и фауну Черного моря от варварского грабежа.
Надежда Исаева
21.01.2017

После ялтинского форума ОНФ Владимир Путин обязал правительство до 31 марта разработать комплекс мер по сохранению биресурсов Азово-Черноморского бассейна, усилив контроль за соблюдением запрета на донный траловый лов в одномильной прибрежной зоне. 19 января эти проблемы обсудили на экспертном совещании ОНФ. В видеоконференции участвовали эксперты из Москвы, Симферополя и Севастополя.

Зав лабораторией Института морских биологических исследований Наталия Мильчакова рассказала «Примечаниям», что водоросли у берегов Крыма сейчас глубже 15 метров не растут, раньше росли на глубине 80 метров. Одна из причин — донные тралы, которые рыболовецкие суда волокут по дну на мелководье, уничтожая всю флору и фауну.

Масштабы донного траления огромны: на данный момент удается выявить только 20-30% фактов. В результате из 26 промысловых видов рыбы в Крыму на данный момент осталось только шесть. Наталия Мильчукова рассказала, что в соседней Турции запрещено ловить рыбу кошельковыми тралами, ловить на расстоянии менее трех километров от берега — и при этом за год там добывают 300 тысяч тонн разной рыбы.

Турки используют метод глубинного траления, применение которого в Крыму позволило бы добывать 500 тонн рыбы в год без особого ущерба для морской фауны. Но для этого надо отходить дальше в море, а это стоит дороже.

Рыбопромышленник Виктор Сивчук попросил с осторожностью подходить к вопросу ограничения траления, так как это рабочие места для севастопольцев и крымчан.

Мильчукова в ответ призвала думать не только о семьях тральщиков. В Крыму всего 40 судов ловят рыбу с помощью траления. Из-за них прибрежные рыбаки не могут ловить рыбу ставниками. Кроме того, если тралы продолжат ловить рыбу у берегов, никто не захочет ни нырять, ни ездить в Крым для любительской морской рыбалки.

Фридайвер, совершавший погружение 19 января в районе Фиолента, рассказал «Примечаниям», что в 100-200 метрах от заповедного берега тралил теплоход СЧС. Там на расстоянии 2 морских миль запрещена любая добыча рыбы.

Наш собеседник пояснил, что в основном донные тралы охотятся за камбалой, потому что она значительно дороже: шпрот стоит 55 руб/кг, а камбала — тысячу. Об этом же говорит Наталия Мильчакова.

Рыбак с севастопольского траулера рассказал «Примечаниям», что шесть лет камбалы здесь хватало, причем вес ее составлял 5-9 кг. В 2012-14 году рыбаки были рады камбале и в четыре кило.

«В свое время украинские погранцы дали разрешение туркам ходить, — рассказывает он. — Три турецких кораблика обсыпали весь Крым сетями, там были сотни километров сетей.

Камбала шла на нерест, они ловили ее в запретное время. Обходилась она им в 8-10 долларов за кг, а в Турции ее принимали по 50 долларов за кг. Тралами турки перепахали все дно, убили всю кормовую базу. Их три парохода так и стоят в Севастополе. В 2014 году они еще ловили».

Говорят, по сравнению с украинскими временами контроль за рыбным промыслом ужесточился. Но достаточно ли этого, если и сегодня у берегов заповедного Фиолента донник свободно ловит камбалу?

Да и контроль этот какой-то странный. Так, при Украине можно было ловить рыбу на расстоянии 50 км от берега, а сейчас — не более чем в трех милях. Рыбаков будто специально подталкивают на мелководье тралить дно. А если введут запрет на прибрежную ловлю, рыбакам останется только два километра.

Чтобы как-то свести ущерб к минимуму, ОНФ и эксперты создадут межведомственную комиссию, куда войдут гидробиологи и экологи, чиновники правительства РФ, росприроднадзор, погранслужба и все рыбные отрасли: те кто ловят тралами, прибрежные рыбаки.