Крым может отнять у Севастополя суды и ФССП

Резонансный призыв Сергея Аксенова на политсовете «Единой России» объединить Севастополь и Крым не был случайным: город действительно может утратить свой исторический особый статус. Как выяснили «Примечания», вслед за ФСБ, ФАС и Роспотребнадзором Крыму постепенно переподчиняются еще несколько важнейших ведомств.
Борислав Кашихин , Ольга Соловьева
15.09.2016

По информации нашего источника, согласно внутренним документам Федеральной службы судебных приставов (ФССП), с начала 2016 года выстраивается вертикаль подчинения севастопольской службы приставов Крыму, и с лета процесс переподчинения активизировался.

Кроме того, на уровне судейского корпуса города активно обсуждается информация о том, что городской суд Севастополя могут ликвидировать и переподчинить Верховному суду Крыма.

Переподчинить Симферополю могут и систему арбитражных судов.

Напомним, что с 2014 года подразделения ФСБ и Федеральной антимонопольной службы в Севастополе уже находятся в статусе отделов в подчинении Крыма, а севастопольский Роспотребнадзор – в статусе территориального отдела крымского подчинения.


Рост числа подконтрольных Крыму севастопольских структур неизбежно повлечет за собой не только сокращение рабочих мест в городе, но и потерю исторически сложившегося особого статуса Севастополя.


Тихое переподчинение Крыму важнейших структур власти Севастополя лоббировалось премьером РК Сергеем Аксеновым и экс-полпредом в КФО Олегом Белавенцевым с 2014 года. Деятельность в этом направлении была развернута после того, как тогдашний народный мэр Севастополя Алексей Чалый отверг идею слияния Крыма и Севастополя в один субъект федерации. Считается, что именно с этого момента Белавенцев стал воспринимать Чалого как личного врага.

Упразднение КФО и смена власти в Севастополе затормозили, но не остановили этот процесс. Как говорят источники «Примечаний» на Северном Кавказе, Олег Белавенцев понимает, что ощущать себя там таким же «царем», как в Крыму, он не сможет и воспринимает свое новое назначение полпредом в СКФО как формальность, при любой возможности летая в Крым, где Сергей Аксенов считается своего рода гарантом интересов бывшего полпреда. Однако в Севастополе под этот базис Белавенцеву нужна новая административно-политическая надстройка. Правительство города после увольнения Сергея Меняйло и Алексея Еремеева таковой уже не является, поэтому вертикаль теневого влияния экс-полпреда выстраивается через «Единую Россию».

Аксенов воспользовался тем, что привлекательных лиц у этой партии в Севастополе не нашлось, и начал конвертировать свою роль «паровоза» городских единороссов во вполне конкретные выгоды. Конфликты с новым губернатором города Аксенова не пугают — наоборот, они используются группой Аксенова-Белавенцева, чтобы подвести Кремль к мысли о целесообразности подчинить «непокорный» Севастополь «спокойному» Симферополю. А политтехнологи крымского «ЕдРа» уверены, что публичные притязания руководства Крыма на Севастополь в пиратско-рейдерском стиле помогут единороссам набрать дополнительные очки среди квасных патриотов.

Лоббисты Аксенова в Москве тем временем убеждают федеральный центр в экономической целесообразности такого переподчинения: в стране кризис, на всех уровнях идет борьба за оставшийся кусок бюджетного пирога, надо сокращать количество чиновников на местах. Да и управлять одним субъектом формально легче, чем двумя. О том, что Севастополь при всей своей «особости» остается самым лояльным федеральному центру городом, а Республика Крым на глазах превращается в бесконтрольное феодальное княжество, эпатирующее Кремль на манер Чечни, лоббисты Аксенова-Белавенцева предпочитают помалкивать.


Очевидно, что «лобовое» переподчинение Севастополя Республике Крым не примут в городе ни элиты, ни население. Поэтому действовать решено окольным путем, тихо переподчиняя Симферополю отдельные ведомства города. Как говорил когда-то олигарх Борис Березовский: «Зачем мне покупать завод, если я могу купить директора?».


Для Севастополя такое ползучее поглощение чревато утратой его исторического особого статуса, юридически закрепленного сегодня в статусе города федерального значения. И, как следствие — значительным оттоком денег из городского бюджета в бюджет Крыма.

Аналогичный процесс наблюдается сейчас в ХМАО, где губернатор Ханты-Мансийска, по примеру Сергея Меняйло, планомерно передает полномочия более крупному соседу — Тюмени. Источник «Примечаний», знакомый с ситуацией в округе, говорит, что «дело в Ханты-Мансийске идет к референдуму о слиянии с Тюменью, после которого деньгами, заработанными первым городом, будет распоряжаться второй».

Перспектива утраты самостоятельности городскими ведомствами негативно воспринимаются в городе.

«Севастополь должен иметь полный комплекс управленческих механизмов, так было большую часть его истории, — считает лидер общественного движения «Служу Севастополю», кандидат в депутаты Госдумы РФ Олег Николаев. — Жители нашего города уважают малые города Крыма, но подчинение Севастополя Симферополю, его принудительная провинциализация вряд ли им понравятся. Мало того, это, наверное, даже оскорбит память тех, кто создал город таким, каким мы все его знаем.

Мы должны отстоять особый статус Севастополя. Я приложу все усилия, чтобы в максимальной степени сохранить самостоятельность структур власти нашего города, доказать необходимость и рациональность их сохранения. Забота о минимизации расходов бюджета не может оправдать тотального сокращения рабочих мест и увольнения людей», — уверен общественник.