Уголовное дело о смерти ребенка в больнице Судака возбудил Следственный комитет

Мама 2-летней девочки считает, что врачи ничего не сделали для спасения ее дочери
Эля Короткова
29.11.2020
Фото: ForPost/архив семьи Османовых

Следком возбудил уголовное дело по факту смерти 2-летней девочки в горбольнице Судака. Процессуальное решение принято для установления всех обстоятельств, как в медучреждении умер ребенок, написало издание ForPost.

Эта трагедия началась 5 ноября. У маленькой Амины Османовой поднялась температура тела, однако вскоре она спала. Утром следующего дня мама Эльзара Османова отвела дочь к педиатру, который осмотрел девочку, выписал рецепт на лекарства, направил на сдачу анализов и назначил следующий прием через три дня. После чего Эльзара купила все необходимые медикаменты и отвела на сдачу анализов Амину, которой становилось хуже.

В тот же день, 6 ноября, Эльзара Османова получила результаты анализов и отправила их знакомым медикам. Они сказали, что у ребенка повышенный ацетон — ее нужно «отпаивать», и посоветовали позже обратиться к педиатру. Вскоре у Амины началась рвота, высокой температуры у нее не было. Родители отвезли ее в Судакскую горбольницу, где дежурный врач осмотрел девочку и, не заметив ничего необычного, отказал в госпитализации.

После возвращения домой Амине и вовсе стало плохо. Родители с нею сразу вернулись в больницу и потребовали госпитализировать ее. После долгого ожидания пришел педиатр и сказал, что у девочки ОРВИ и ацетономическое состояние.

«Когда я поняла, что врач не может точно поставить диагноз, я попросила направление в Симферополь, но мне отказали и сказали, какая разница, где ее будут капать, капельницы везде одинаковые», — отметила Эльзара Османова.

По словам матери, для спасения ее 2-летней дочери медики ничего не сделали. Очень быстро 6 ноября в больнице Амина умерла. Смерть врачи списали на околоушной свищ, который был у девочки, о нем врачей предупредила ее мама. Однако вскрытие установило пневмонию — «судмедэксперт сказал мне, что левого легкого уже не было вообще, осталась только пленка», отметила Эльзара Османова.