Укрощение строптивой

Школьный психолог с тремя высшими образованиями не может устроиться в Севастополе на работу. Система, воспитывающая конформизм, отторгает Александру Полищук за правдоискательство: чуть что, та сразу пишет в прокуратуру. А Севастополь живет по понятиям, поэтому все, что остается Александре — требовать трудоустройства, стоя в пикетах.
Нина Авдеенко
25.07.2017

Про Александру Полищук — психолога в севастопольской гимназии №24 — в местных СМИ уже писали немало. В 2014 году на волне ожидания высшей справедливости она вместе с другими учителями и родителями решила бороться со школьными поборами. Начала писать в прокуратуру и следком заявления о том, что тогдашний директор гимназии Александра Малачлы собирала с родителей довольно внушительные суммы денег. Иногда от этих сборов зависело, попадет ли ученик в гимназию.

«Все 12 лет работы этого директора школьные поборы были всегда, — говорит Полищук. — Даже за поступление в школу с родителей брали деньги. Я там работала с 2011 года. Мотивировка — оказать материальную помощь на покупку мебели в столовую. 1100-1200 гривен. Дается расчетный счет, родители оплачивают, и уже по приходу денег смотрят — взять детей в школу или не брать. Когда мы подняли этот вопрос, нас никто не стал слушать».

По словам Полищук, из прокуратуры и следкома стали приходить отписки — факта сбора денежных средств не выявлено.

«Следователь не вызывал родителей в СК по повестке, а пришел в школу: ему естественно собрали председателей родительских комитетов, — говорит психолог. — Они туда пришли и конечно дали показания такие какие надо».

Явное доказуемое нарушение закона произошло после введения стимулирующих выплат, которых при Украине не было.

«Вывесили список со стимулирующими. В нем мы увидели, что в списке есть люди, которые в гимназии не работают вообще. Мертвые души. Видимо, завучи «накосячили». Мы сфотографировали, написали заявление в следственный комитет, пошли проверки. Но они тоже были такие... Фактически их не было».

Когда местные правоохранительные органы никак с поборами не помогли, учителя стали писать в генпрокуратуру. Пока писали — Полищук уволили за прогул. Психолог говорит: с начала работы в гимназии она не прогуляла ни разу.

«Мы свои фамилии, конечно, не афишировали, — говорит Полищук. — Я понимала, что нас уволят. Если писали заявление, ставили фамилию родительницы. В конечном итоге все это выплыло, потому что родительница — моя родная сестра. В итоге мне сказали на словах, что я прогуляла и что меня увольняют.

Прогуляла судя по словам директора в субботу, хотя в этот день я и не должна была работать. Я попросила предоставить мне копию приказа о моем увольнении. Мне его не выдали. Это было 7 ноября 2014 года. Я в соцсетях разместила объявление, попросила СМИ, общественность меня поддержать, прийти в школу в понедельник. Мы пришли с телевидением, общественниками, дверь была закрыта. Потом узнала из интернета, что есть такая схема: тебе говорят, что ты уволен, ты не приходишь, тебе засчитывают это за прогул и увольняют. А я пришла. Поэтому работодателю пришлось задним числом потом делать все эти документы. В конечном итоге уволили меня якобы 7-го, но документ я получила 18го — трудовую книжку, копию приказа. Писала запрос в бухгалтерию — на 17-е число еще от школы не поступал приказ на то, чтобы вычислить мне расчет».

Но несмотря на увольнение, обращения в генпрокуратуру свое действие возымели.

«Было возбуждено уголовное дело против Малачлы, — говорит она. — 11 июля этого года был вынесен приговор, ее осудили к 2 годам условно по статье 159, ч.3 — мошенничество». Но Полищук до сих пор не берут на работу.

Не берет ни новый директор гимназии №24, ни любые другие в городе. Психолог считает, что департамент образования дал устное распоряжение — не брать на работу эту женщину.

«Я стала на учет в Центр занятости. Хожу по образовательным учреждениям. Я же психолог — вижу, что написано на лице у директора, когда прихожу, и она читает мою фамилию. Мне все время отказывают в работе. Считаю, что в отношении меня идет дискриминация и травля».

За помощью Полищук обращалась сначала в департамент образования. Оттуда приходят отписки — вакансий нет.

«После этого иду к замгубернатора Юрию Кривову. Он был в отпуске, поэтому мое заявление попадает к Вячеславу Гладкову. Он берет и спускает мои жалобы на главу департамента образования Михаила Родикова в департамент образования Михаилу Родикову».

По словам  Полищук, вышедший из отпуска Кривов тоже ей не очень помог.

«Кривов мне сказал: «А я бы вас тоже на работу не взял». На что я ответила, что честный работодатель меня бы взял. Отказал бы тот, кто боится, что его могут вывести на чистую воду».

Полищук отказывают в работе раз за разом. Она одержала победу только раз — когда подала в суд на одну из школ за неправомерный отказ в найме. Решение суда было в ее пользу, на работе женщину восстановили. И вскоре снова уволили — директор обжаловала решение суда первой инстанции в апелляционном суде.

«Согласно постановлению Верховного суда — отказать работодатель в найме может только обосновано, — говорит психолог. — То есть в силу отсутствия у меня деловых качеств. Но в заявке на эту вакансию (за которую судилась) было сказано: образование 11 классов. У меня 3 высших образования — юриста, психолога, менеджера. Я переобучилась сейчас, прошла курсы управления персоналом. Плюс прошла курсы по предпринимательству на 44-ФЗ (госзакупки). Ребята, мне нет места в моем городе».

Все, что остается женщине — стоять перед зданием правительства в одиночных пикетах.

«Я считаю, что каждый должен исполнять свою работу на своем рабочем месте. Если я вижу проблему в школе — моя задача прийти в департамент образования, выложить свою точку зрения — согласие\несогласие. Департамент образования должен отреагировать, проработать и исполнить».

Но в образовательной сфере система так не работает. Любые протестные настроения здесь — гарантированная заявка на вылет. Ведь главная миссия школы: научить слушаться власть. Любую власть. Всякого, кто облечен властью. Этот же принцип применяется администрацией к сотрудникам.

Полищук наказали за строптивость. Женщина демонстрирует неготовность жить по неформальным понятиям, по которым живет наше общество, отказывается починяться беспрекословно, не обсуждая и не анализируя указания свыше. Она неудобный человек - и именно это, видимо, подразумевал г-н Кривов.

Но формально власть должна действовать по закону. «Примечания» отправили запрос Кривову и Родикову с просьбой разъяснить, какую статью трудового кодекса нарушила Полищук, чем закончилось разбирательство и почему г-н Кривов «тоже бы не взял» ее на работу.  

Родиков не ответил, а Кривов, ссылаясь департамент образования, сообщил, что в гимназии №24 нет вакансий.

Но Полищук не берут на работу в принципе — не только в гимназию №24. Неужели везде нет вакансий? В ответе Кривова пояснения нет.