«Уточки же погибнут»: как Гладков за Овсянникова подписи собирал

В среду замглавы Севастополя Вячеслав Гладков обещал «Примечаниям», что правительство не будет давить на районных депутатов перед выборами губернатора. А уже в пятницу приехал в Нахимовский муниципалитет, где местные единороссы в присутствии нотариуса ставили подписи за Дмитрия Овсянникова. Свой визит Гладков назвал миссией по спасению пруда и фауны в парке «Лукоморье». А депутаты и сотрудники администрации прятали его от журналиста, словно были соучастниками преступления.
Нина Авдеенко , Стас Карпухин
10.06.2017

Вчера «Примечаниям» стало известно, что в севастопольских муниципалитетах собирают депутатов с паспортами – ставить подписи в поддержку  врио губернатора Дмитрию Овсянникову. В этот же день он первым подал документы в избирком, следующий шаг — пройти муниципальный фильтр. «Примечаниям» сообщили: контролировать процесс сбора подписей в Нахимовском совете приедет лично замгубернатора Вячеслав Гладков вместе с нотариусом.

Визит чиновника был намечен на 16:00. Когда журналист «Примечаний» прибыла в Нахимовский муниципалитет, женщина-вахтер сообщила, что Гладков уже в здании. В подтверждение своих слов она показала журнал посещений. Замгубернатора прошел внутрь в 15:45, а нотариус Елена Голова в 15:50.

В регистрационной книге было отмечено, что Гладков приехал к главе Нахимовского района Михаилу Брицыну. Журналист поднялась на этаж руководства муниципалитета — но любая попытка попасть в какой-либо кабинет пресекалась депутатом Иваном Парасоцким.

- Уходите, сюда нельзя, — закрыл он собой дверь с табличкой «Аппарат».
- Я ищу Гладкова, хочу посмотреть, как проходит собрание с депутатами.
- Никакого собрания здесь нет и Гладкова нет.

Его коллеги-единороссы, то и дело выходившие в коридор, как один божились: вице-губернатора никто из них не видел. То же самое сказал и скрывшийся в своем кабинете глава района Брицин — к которому был записан Гладков.

Муниципал Парасоцкий периодически выглядывал из охраняемой им двери, выжидая, когда журналист уйдет с этажа. Но, встретившись с ней глазами, прятался обратно.

Чуть позже вывести журналистку из коридора и позволить засидевшимся Гладкову с нотариусом без лишних глаз покинуть помещение попытался депутат Михаил Комзолов. Он заявил, что искать Гладкова нет смысла, и предложил пройти с ним в большой зал, чтобы доказать это. Получив отказ, Комзолов скрылся в одном из кабинетов.

Вскоре появился еще один депутат-переговорщик. 

- Гладкова тут нет.
- А зачем вы здесь собрались?
- Генплан обсуждали. Вчера же (в четверг) встреча была, знаете? Ну, вот и обсуждаем. Как жизнь вообще, разговариваем.

Прошел час с небольшим, но Гладков, которого все вокруг охраняли, все не выходил из кабинета Брицына. Оттуда появился то ли сотрудник, то ли депутат. Спускаясь по лестнице, он обернулся и сообщил, что в приемной главы района есть дверь, ведущая в соседний Следственный комитет: «Гладков через нее ушел минут 15 назад. Уехал на своей машине».

«Дверь замурована», — поправил его кто-то.

Значит, вице-губернатору оставался только один выход: окно. Прыгать с третьего этажа из любви к Овсянникову не решится даже Гладков, не говоря уже о нотариусе, рассудила корреспондент «Примечаний», и осталась ждать.

Тем временем в квест «Убрать журналиста с этажа» привлекли вахтера.

- Вы — Авдеенко? — спросила она.

- Да, вы же сами меня записали в журнал.

- Вас кто-то очень срочно ищет, звонит на телефон, спуститесь, что-то там срочное, — уговаривала она, маня за собой, как морская сирена. Но тщетно.

Прошло еще полчаса: Гладков не появлялся. Во время встречи «Примечаний» с замгубернатора в среду он гарантировал, что подчиненные Дмитрия Овсянникова не будут давить на районных депутатов и вмешиваться в процессы предоставления муниципального фильтра кандидатам на выборы.

«Как исполнительная власть субъекта может влиять на законодательную муниципальную? — изумленно говорил Гладков. — Депутаты не работают у нас на зарплате. Депутаты могут выбирать того, кого захотят». Можно было подумать, что он сам в это верит.

Но если все действительно  так, как говорит заместитель Овсянникова — зачем прятаться в кабинете Брицына?

И вот, уставший от почти двух часов конспирации, Гладков все же вышел из приемной. Замгубернатора резко прихватил журналиста за локоть и поволок вниз.

-Вы сегодня сюда с какой целью приехали? — спросила корреспондент «Примечаний».

- Это мои должностные обязанности, в которые входит работа с муниципалитетами. Это мои должностные обязанности — работа с муниципалитетами. Я за это зарплату получаю.

- Вы журналисту нашего издания говорили, что не будете «работать» с муниципалитетами до выборов.

- Меня приглашал Николай Николаевич (Помогалов). (Гладков был записан к Брицыну — прим.)

- Почему такая секретность? Мне здесь все говорят, что вас в здании нет, в том числе Помогалов.

- Я когда заходил, женщина меня записала. Кто вам сказал — вы у него и спрашивайте. Пойдемте, Нина, пойдемте (уводит). Я тороплюсь. Это что за глупость такая?

- Значит, меня обманывали?

Гладков вел себя как настоящий рыцарь, помогающий женщине — не корреспонденту «Примечаний», естественно, ей он наоборот хотел помешать — а нотариусу, которой нужно было покинуть здание незамеченной. Ведь совместное присутствие представителя Овсянникова и нотариуса в одно и то же время с депутатами в одном помещении может навести на подозрения, насколько выбор муниципалов был самостоятельным.

(…)

- Почему вы приехали с нотариусом Еленой Голова?

- Это кто приехал?

- У нас такая информация.

- Девушка, вот смотрите, вы мне покажите, с каким нотариусом я приехал? Вы мне говорите глупости. Я приехал на своем автомобиле. Пойдемте к водителю, он вам подтвердит. Пойдемте! Пойдемте вот! Пойдемте!!

- У вас есть доверенность от Овсянникова на сбор депутатских подписей?

- У меня это должно быть?

- Не знаю. Я у вас спрашиваю. Есть у вас такая доверенность?

- Да ее не может быть по определению. (Подходит к водителю). Мы приехли вдвоем? Или кто-то с нами еще был? («вдвоем», мычит водитель).

- Девушка, вы не пьете? И не курите никогда.

- Зачем вы меня оскорбляете?

- Это вы меня оскорбляете.

- Я задаю вам вопросы, вы можете ответить:  да или нет.

- Никогда не говорите глупости. Приходите в правительство и задавайте вопросы. То, что вы ведете — я вообще в шоке. 18 лет работаю, с таким поведением сталкиваюсь впервые. Позор.

- Я вас не оскорбляла.

- И я вас не оскорблял.

- Вы меня назвали наркоманкой, алкоголичкой и позорищем.
- Сто процентов! Потому что это не позволительно! Вы как себя ведете? И я не называл вас ни наркоманкой, ни алкоголичкой.

- Да, вы спросили меня — пью ли я или курю?

- Не спрашивал. А что, курят только наркоманы? Вы о чем?

- Хорошо, значит, я алкоголичка?

- Не говорите глупостей. Вы меня пришли спровоцировать.

- Я задаю вам вопросы. Я журналист. Ваше дело отвечать или нет.

- Провоцируете. Говорите провокационные вопросы. Приходите ко мне на работу в приемные дни. Я вам отвечу.

 

На помощь Гладков позвал Помогалова.

- Он ко мне несколько раз обращался по отводу ила из пруда (в «Лукоморье»), — отчитывался вице-губернатор.
- У нас там рыба гниет, — подсказывал ему Помогалов. 

Оба удалились, но нужно было еще задать вопрос нотариусу, которая, по странному совпадению, почти одновременно пришла в муниципалитет вместе с Гладковым. Но вахтер сказала, что в здании уже никого нет и заперла дверь изнутри. Оказалось, что в администрации есть черный ход.

Нотариус Нахимовского района Елена Голова подтвердила «Примечаниям», что приходила в 15:50 в районную администрацию. Но не стала раскрывать цель своего визита, назвав это «нотариальной тайной».

Она посоветовала узнать у депутатов, все ли в порядке с их подписями — но, отвечая на другой звонок, проговорилась, что с подписями муниципалов «все нормально».

А Гладков в это время звонил в редакцию жаловаться на настырную журналистку. Когда редактор задал ему вопрос, почему замгубернатора говорит, что пришел к Помогалову, если записан к Брицыну — тот поведал о своей трогательной встрече с депутатами по поводу пруда в «Лукоморье».

«Там же уточки погибнут!», —пояснил Гладков таким сочувственным тоном, что даже черствый редактор «Примечаний» пустил слезу.

Уточки и их среда обитания — вопрос политический не только в Севастополе. И очевидно, что этим должен заниматься исключительно заместитель губернатора по внутренней политике Вячеслав Гладков. Город-герой впитывает федеральный эпатаж: у замполита Гладкова на повестке #уточки, у бывшего замполита Дубовика — акция #надоел. Используя мемы Навального и Ходорковского, первый собирает подписи за шефа — Дмитрия Овсянникова, а второй за самороспуск заксобрания.

Тем временем, беседа с г-ном Гладковым породила еще один мем: #УНасТамРыбаГниет