В Севастополе заживо гниют бездомные — волонтеры готовят митинг

Больше года назад президент дал поручение губернатору Севастополя открыть приют для бездомных. Но ничего подобного в городе так и не появилось. Нет даже пунктов обогрева и питания. Волонтеры просили у властей помещение, готовы были тратить на продукты и одеяла. Но в ответ тишина. Зимой бомжи замерзают, теряют конечности. Летом гниют от открытых ран. Два героя нашей статьи вот-вот могут умереть.
Нина Авдеенко
16.07.2018

Мы много раз писали о том, что Севастополю катастрофически не хватает приюта для бомжей. Обращались с этим вопросом в департамент общественных коммуникаций, просили подключить губернатора. Глава департамента Олег Беркович высказал готовность помочь, взял телефон главы волонтерской организации “Сердце Севастополя” Насти Макеевой, которая курирует этот вопрос. Но дело не сдвинулось, Макеевой так никто и не позвонил.

[[incut? &ids=`34761`]]Ладно, приют — дело хлопотное, под которое ДИЗО все никак не может найти то помещение, то денег. Но организацию пунктов централизованного питания волонтеры готовы были полностью взять на себя: у “Сердца Севастополя” обширный круг благотворителей, которые снабжают бездомных едой, одеждой и прочей гуманитарной помощью. От властей просили помощи лишь с каким-нибудь захолустным помещением. Но и эта просьба к Берковичу канула в Лету.

Всего месяц назад, 7 июня, мы писали об Александре — бездомном строителе, болеющим эпилепсией. Во время одного из приступов на холоде он потерял сознание и отморозил ноги. Ему отрезали обе ступни, после чего скорая отвезла его туда же, где и подобрала — на остановку в Казачьей бухте. Ему нужны постоянные перевязки, а также наблюдение медиков, но все, что он может получить — это помощь волонтеров в транспортировке в больницу. Там раз в три дня его перевязывают и снова отпускают на улицу. Для стационара нужны документы, которых у Александра нет: когда-то паспорт, по словам мужчины, сожгли рейдеры, захватившие его жилье.

В горбольнице №4, где ему делали ампутацию, выписали справку о необходимых перевязках, выказали готовность принимать мужчину и перевязывать. Но, по словам Макеевой, в один из приездов они столкнулись с хирургом, который начал возмущаться, с чего это мужчину снова привезли в больницу. Со скандалами и с камерой наперевес волонтерам удалось определить Александра в стационар на три дня. Но после он вновь оказался на улице — нет полиса, нет и постоянного лечения. Такова система, врачи здесь мало что могут сделать.

В эмоциональном порыве Настя Макеева отвезла Александра прямо в департамент соцзащиты, в кабинеты чиновников. Там пообещали помочь определить мужчину в гериатрический дом-интернат. Отпустили волонтеров с увещеваниями, что “все будет хорошо”. А после - вывезли Александра и бросили на той же остановке. 

Волонтерам везти его некуда. Они делают перевязки самостоятельно, чтобы частота была менее трех дней, но жара и жизнь на пыльной улице делают свое дело: у мужчины началась гангрена. Вскоре подскочила температура. Мужчина лежал в бреду на улице перемотанный в окровавленные бинты и облепленный мухами. 

[[incut? &ids=`29629`]]Сегодня Александра положили на лечение. В "скорой" посетовали, что надо было раньше.

“На дядю Сашу ежедневно косилась вся Казачка, вдыхались ароматы гниющей плоти и никто не позвонил в "скорую", — говорит волонтер “Сердца Севастополя” Елена Нева. — Пусть все думают, что его не возьмут, но если позвонит человек десять, им [врачам] уже точно деваться некуда будет. Все могло быть не так плохо, как сейчас. Люди подходили и обвиняли его, что он сам дошел до такого состояния. Говорили: зачем ему помогать, это же бомж. Всех вокруг заботит только собственная жопа”.

Скорее всего, через три дня мужчина снова окажется на улице.

Сейчас к волонтерам попал еще один такой же бездомный с ампутированными из-за обморожения ступнями. И он тоже гниет. Его зовут Петр. Культи обоих мужчин поедают опарыши. В условиях отсутствия регулярного медицинского ухода личинки — единственное, что помогает мужчинам, ведь они съедают гнилую плоть, очищая таким образом рану.

По словам волонтеров, раны Петра черные, начался некроз. Несмотря на это, в той же четвертой горобольнице ему выдали справку, что он не нуждается в госпитализации.

"Что бы Петр вновь не оказался на улице, мы снова отвезли его в горы Ласпи, в деревянный барак к другому подопечному, — говорит Настя. — Наши девочки регулярно делают ему перевязки, мотаясь по 100 км в день, но наших сил мало. Снова опарыши - уже на двух ногах. Черви лезут откуда то из под костей, на которых кожа не наросла. Маша, куратор - старается их максимально убирать при каждой перевязке, но их полчища. Ноги почернели, не заживают. Мы не знаем, что делать. Человек просто гниет заживо, умирает на наших глазах а мы бессильны. Это какой то гребаный ад."

Есть на попечении волонтеров и бездомный дедушка Михаил, переживший инсульт, ампутацию конечностей, и у которого с апреля месяца стоит катетер Фолея. На улице живет два года, есть сын в Тюмени, но они не общаются с детства. Была жена,  работа. Работал шофером на одной из автобаз Севастополя много лет. Но судьба деда Миши сложилась так, что на старости лет он оказался никому не нужен. Ему из-за обморожения ампутировали пальцы ног. Пока Михаил зимой лежал в больнице, с ним случилась еще одна беда, и пришлось поставить катетер Фолея, который нужно менять или промывать раз в месяц. Но в апреле Мишу из больницы - все той же 4-й городской - выписали, и дедушка снова отправился туда, где жил уже год до этого - на лавочку в центре города. Сейчас деду Мише с каждым днем хуже. Пошло воспаление, и начались острые, резкие боли.

Помочь всем троим (а скорее всего таких людей гораздо больше) мог бы пресловутый приют для бездомных с минимальным медицинским персоналом. Но, как уже было сказано, указ президента о его создании игнорируется больше года. В городе нет даже санприемника при больницах для обработки от вшей — любого больного с педикулезом кладут в общую палату без предварительной дезинсекции. 

По данным источников «Примечаний» в профильном управлении правительства Севастополя, на данный момент в городе проживает порядка 2000 бомжей, но точный учет никто из ведомств не ведет.

Сейчас волонтеры готовятся выйти на митинг, где будут требовать строительство приюта.

Мы не будем выкладывать фотографии, глядя на которые говоришь себе: “Мои проблемы — это ничто, по сравнению с этим”. Но мы очень хотим, чтобы их увидели власти. Поэтому приглашаем чиновников хотя бы взглянуть на то, как живут в Севастополе некоторые люди. Перейдите, пожалуйста, по ссылкам: здесь, здесь и здесь. Сделайте уже хоть что-нибудь.

UPD: Сразу после публикации Настя позвонила и начала плакать. Она приехала проведать Александра в четвертую горбольницу, где санитарка обвинила ее в обогащении на мужчине. "Она предъявила, что я якобы собрала на Саше 200 тысяч рублей, и что сказали ей об этом волонтеры". 

Нам сложно комментировать поведение персонала медучреждения. Вместо этого мы советуем санитарке перейти по тем же вышеуказанным ссылкам и ознакомиться с тем, что делает организация Макеевой. В этом же паблике размещены отчеты "Сердца Севастополя" о финансовых поступлениях.