В ожидании бульдозера

Несмотря на то, что зимой трассу на Ай-Петри перекрывали, а татарские шалманы и ларьки обещали снести, в мае на плато начался новый сезон. Из-за угрозы сноса открылось менее половины точек. Туристов мало, поэтому зазывалы стали особенно агрессивны, это раздражает. Как и царящая вокруг разруха: минувшая зима отомстила шалманщикам по-своему — снег буквально раздавил их убогие строения. Впечатление могли бы спасти виды, но смотреть бесплатно здесь снова нельзя: за проход к зубцам Ай-Петри берут 100 рублей.
Андрей Лучников , Елена Алешечкина
15.05.2017

Такое ощущение, что поездка на Ай-Петри со стороны Бахчисарая доступна лишь джиперу. Дорога за минувшие три года совсем разрушилась. На ней попадаются ямы глубиной в полколеса. У властей есть повод полотно не ремонтировать: она официально считается закрытой, о чем лишний раз напоминает указатель на дальних подступах, в районе села Танковое в Бельбекской долине.

Со стороны Ялты дорога чуть лучше, но и на ней попадаются колдобины и уродливые латки. Проезд к станции канатной дороги навевает думы о войне: на полотне встречаются воронки от «бомб», а лавирующие между ними машины как будто уворачиваются от минометного огня.

На самом плато царит разруха. Площадки под парковку вытоптаны, загажены мусором. Посреди дороги растекаются озера с берегами из гравия — ямы здесь засыпали явно выборочно, «по любви».

Выходя из машины, туристы оказываются не в красивейшем месте Крыма, а на загаженом сельском рынке. Видов нет: с одной стороны их закрывает выросшая на самом краю обрыва четырехэтажная гостиница, с другой — уродливые точки общепита, с третьей — станция канатки с сувенирными рядами, с четвертой — уродливый частокол забора стройплощадки и загон для верблюдов.

Чтобы увидеть прекрасный вид на Ялту, открывающийся с плато Ай-Петри, нужно миновать горы мусора от разрушившихся шалманов, платный туалет-сарай, несколько закрытых кафе с ободранными столиками и ржавыми дастарханами, подушки от которых свалены тут же, под навесом.

От вида Ялты захватывает дух, и не сразу замечаешь, как тут же на склоне, словно цветы, разрастаются горы мусора. Но долго на него смотреть не получится: местные зазывалы буквально хватают редких туристов за руки, предлагая пойти отведать «шурпы свежайшей», и «шашлыка, тает прям во рту». Сытым навязывают катание на лошадях и квадроциклах.

В самих сувенирных и «ресторанных» рядах уже нет былого изобилия. Большинство точек закрыты и разрушены. В тех, что работают, почти не готовят на улицах. А ведь раньше туристов встречали россыпи шашлыка из всех сортов мяса, овощи-гриль, плов и шурпа, приготовленные на огне и предлагаемые тут же в пластиковых тарелочках. О гигиене здесь никто не задумывался: порции накладывали немытыми руками.

Несколько кафе в минувшую зиму разрушила стихия. Трасса была перекрыта, поэтому владельцы не могли подняться на плато и счистить снег с крыш. К весне они провалились, не дождавшись сноса, обещанного премьером Крыма Сергеем Аксеновым и ялтинским мэром Андреем Ростенко.

«Нам не говорят, когда снесут», — твечает зазывала, назвавшийся Русланом. По его словам, на плато ходят слухи, что бульдозеры приедут в этом сезоне. «У нас нет общности, мы не можем защитить свои интересы, поэтому многие даже не открылись в этом сезоне», — сказал он. Представители крымско-татарской общины заверили местных торговцев, что власти готовы «заплатить» за снос павильонов, утверждает он — по якобы каждому владельцу достанется по 2 млн рублей, но источник финансирования ему неизвестен.

«Говорят, здесь все купил глава Сбербанка Греф», — поделился с нами Руслан.

По его словам, туристов на плато в этом сезоне совсем мало. Приезжают в основном крымчане, а они бедные, «съедят один чебурек за 100 рублей и уходят». Много севастопольцев, и именно они здесь самые желанные гости, так как тратят на уровне москвичей и краснодарцев.

Еще один татрин по имени Роман сказал, что по слухам на Ай-Петри теперь будет казино. «Туристы шли и сказали — будет казино.  А зачем здесь казино? Разве плохо? Мы же здесь все сами построили. Своими руками. Здесь дешевле, чем внизу. Многие специально сюда приезжают покушать», — возмущался он, заподозрив в корреспондентах «Примечаний» чиновников из контролирующего ведомства.

«За что нас сносить? Мы же все сами пришли и построили», — наиболее популярная фраза местных торговцев, превративших одно из красивейших мест Крыма в рыбный рынок из «Парфюмера». Они твердят это, не понимая, что «сами построили» в правовом государстве — уже преступление. Тем более, на территории государственного заповедника. Но торговцам природу не жалко. Они искренне считают свой «шанхай» красивым.

Сувенирщики, в отличие от «рестораторов», спокойны. Считают, что Аксенов их не снесет, так как они «экологию не портят». Показывая широким жестом на развалы с китайскими жилетками и носками, заполонившими все рынки постсоветского пространства, они самонадеянно называют это «крымскими сувенирами», уверяя, что за этими искусственными полушубками самого низкого пошиба туристы ездят из года в год.

Чуть дальше сувенирных рядов — ларек Ялтинского горно-лесного заповедника. Здесь продают кусочек крымской природы по сходной цене в 100 рублей. Берут не за вход, а за мифические услуги сопровождения. На вопрос о наличии экскурсовода, мужчина в камуфляже заявил: «Собирайте группу в 20 человек, и будет вам экскурсовод».

На возражения корреспондентов «Примечаний», что людей можно было бы собирать в организованные группы, было бы желание, «лесники» парировали: «Не все как вы приезжают сюда на целый день. Люди поднялись на канатке на 20 минут и уехали. Им некогда ждать ваших экскурсий. Хотите экскурсию, идите вон туда в пещеру».

В то время как пешему туристу «без сопровождения за 100 рублей» на территорию заповедника заходить запрещено, по противоположному склону лощины рассекают толпы на квадрациклах и лошадях.

Реклама этих экстремальных развлечений стоит прямо возле входа в заповедник напротив «кассы».

Мы уезжали с плато с одной мыслью: скорей бы это все снесли. Гора должна быть горой, заповедник — заповедником. Если уж строить здесь что-то для туристов, то делать это надо с любовью к природе. Ведь даже кафе «Верхнее», принадлежащее владелице канатной дороги Наталье Олефир, — единственное, которое Андрей Ростенко обещал оставить на плато, - встречает убогим облезлым штендером с надписями от руки.

Жаль, что в анонсируемом сносе интересы природы вряд ли будут учтены, ведь на полуострове ходят упорные слухи, что освоение Ай-Петри неизбежно начнется снова. Но местным татарам вряд ли достанется кусок от этого пирога. Выиграют ли от этих прожектов крымчане? Весьма сомнительно.