В Севастополе детям раздают наркотики под видом конфет?

По Севастополю ползут слухи: на детских площадках под видом жвачки малышам раздают синтетические наркотики. Привыкание моментальное, ломки ужасные, а севастопольский наркологический диспансер захлестнула волна семи-восьмилетних пациентов. Так ли это? И если да - что делать родителям?
Екатерина Резникова , Катерина Резникова
07.12.2016

Очередное собрание накануне школьных каникул. В тесном классе, едва помещаясь на детских стульчиках, собрались родители второклашек.

 «По информации, которую передала директору школы одна из родительниц, в Севастополе детям на улицах раздают наркотики, — вещает учитель. — В ярких пакетах под видом конфет или жвачки — сильнодействующие синтетические смеси, вызывающие мгновенное привыкание.

Палаты токсикологического отделения завалены семи-восьмилетними детьми. Лечение длительное и очень тяжелое. Следите за своими малышами во время каникул».

Паника застыла на лицах родителей. Наркомания у детей младшего школьного возраста? Наркотики раздают прямо на детских площадках?

Одна из мам возмутилась: «Звучит, конечно, чудовищно. Но у всего должна быть логика. Если наркотики раздают, значит, потом их собираются продавать. Но у наших детей нет денег на наркотики».

«Я бы не была столь беспечной, — ответила ей другая мама. — Если у тебя дома из кошелька пропадет тысяча рублей, ты, может, и заметишь. Но на восьмилетнего ребенка не сразу подумаешь. А этого как раз хватит на дозу».

Неужели улица стала настолько опасной для наших детей? За разъяснениями «Примечания» обратились к участковому врачу психиатру-наркологу Светлане Гудковой, специализирующейся на детской и подростковой наркомании в Севастополе.

По словам специалиста, слухи о наркотиках на детских площадках преувеличены.

«Диспансер не завален, — поясняет Гудкова. — Но наркомания молодеет, и токсикомания молодеет. Положительные пробы наркотических и токсических веществ обнаруживаются у детей, начиная с 9-11 лет».

О том, что на улицах Севастополя бесплатно раздают жвачку с наркотиками и конфеты с наркотиками, Светлане Гудковой неизвестно. При этом она не исключает, что такие случаи просто не попали в поле зрения врачей. Однако это не значит, что маленький ребенок не способен раздобыть наркотики.

«Наркотические вещества становятся доступными. Они становятся дешевыми. Несмотря на то, что наркополиция работает и закрывает сайты по распространению, в сети появляются все новые источники. Нельзя сказать, что это происходит только в Крыму. Это происходит по всей России: к нам поступают доступные «дизайнерские наркотики» из Китая — соли и спайсы. Надо ставить барьер по их распространению», — уверена нарколог.

К тому же пропали естественные психологические страхи, благодаря которым дети раньше держались в стороне от наркотиков. «Больше не нужно делать уколы, — говорит Гудкова. —

Это раньше надо было найти сам наркотик, потом раздобыть шприц, ватку, научиться попадать в вену. Сейчас... Мы спросили у наркомана: «Что делают с солями?» Оказалось, что делать можно все, что хочешь. Хочешь пей, хочешь кури, втирай в кожу — эффект будет».

Дети восприимчивы к рекламе, распространяемой на стенах города. Они читают ее, активно обсуждают, интересуются сайтами. Как и во все времена, в современных компаниях появляются отрицательные лидеры, которые рано становятся взрослыми, которым дети хотят подражать. Они и призывают компанию малышей попробовать наркотики. Иногда эти лидеры незначительно старше, а иногда и одногодки, просто с трудной судьбой — из тех, кто ищет кайф по жизни.

Привыкание к наркотическим и токсическим веществам у детей развивается значительно быстрее, чем у взрослых. Вот и подсаживаются подростки на «соли» и «спайсы» с первого раза.

И так обстоит дело не только с наркотиками, но и с банальным алкоголем. «Если подростка 17 лет поить в течение полугода слабоалкогольным напитком каким-нибудь, к примеру «Лонгером», через полгода это будет уже алкоголик с абстиненцией, с необходимостью опохмелиться», — поясняет нарколог.

«У всех наркоманов родители одинаковые»

К сожалению, не все дети, уже имеющие опыт «общения» с наркотиком, попадают в поле зрения врачей. И «невинное баловство травкой» рискует превратиться в стойкую зависимость от тяжелых наркотиков, из которой есть один лишь выход — смерть. А родители, боящиеся привести своего ребенка в кабинет к врачу после первых тревожных звоночков, лишь потворствуют развитию заболевания.

«Наркомания одно из самых тяжелых заболеваний, — говорит Гудкова. — Родители боятся обращаться к нам в диспансер, опасаясь, что ребенка поставят на учет. Они считают, что после этого ребенок не сможет поступить в вуз или пойти служить в армию. Мы и сами, проводя беседы с детьми о наркотиках, пугаем их этим, чтобы не допустить проб в будущем».

На самом деле нарколога не стоит бояться. К врачу можно прийти с ребенком или без ребенка — на консультацию, без постановки на учет (врач может завести разовую карточку).  «Можно подойти, побеседовать, решить вопрос о том, куда дальше идти и как действовать, — объясняет врач. — Самое страшное — пропустить прием у врача и потерять время».

При этом, даже если ребенок стоит на профилактическом учете по эпизодическому употреблению наркотических веществ, справку для обучения в вузе или службы в армии ему дадут.

Сейчас на учете у нарколога состоит 18 подростков от 15 до 18 лет. Из них два ребенка — алкоголю, остальные — по употреблению каннабиноидов, в том числе синтетических, и солей. Всех их привели к врачу не родители, а полиция.

«Мы активно работаем с полицией, особенно хорошо у нас работает Ленинский райотдел. На учете в ПНД состоят дети, которых они к нам привозят. У нас есть кабинет освидетельствования несовершеннолетних. Там подростки сдают мочу, которую мы проверяем на наличие психоактивных веществ», - поясняет Гудкова.

Все дети, рано начавшие употреблять наркотики, имеют особенности характера, утверждает врач. Они неустойчивы, растут в не очень благоприятной социальной среде, имеют проблемы с общением внутри семьи, не успевают в школе — именно такие подростки пробуют «покурить» первыми.

Но встречаются дети и вполне благополучных родителей — из семей, где папа и мама много работают, не курят, не пьют, хорошо воспитаны.

«Родителям приходится много работать, чтобы прокормить семью, они меньше времени проводят дома, у них пропадает контакт с детьми. Дети остаются одни и начинают употреблять наркотики, — утверждает врач. — Но чаще всего у наркоманов родители одинаковые: дети им не нужны».

При этом формула «У него нет денег на наркотики» не работает. Современные наркотические вещества — относительно дешевые. Школьники могут буквально с завтраков насобирать на наркотик, скинуться на дозу.

«В этом возрасте дети группируются. Культивируется общее употребление. Их не так пьянит наркотик, как общее «хи-хи», сам процесс. Для ребенка — замученного, голодного, усталого после школы — много и не надо.  А так как химически непонятно что в этих наркотиках, то мозги они расплавляют сразу», — объясняет нарколог.

Как говорить с детьми о наркотиках?

На что прежде всего должны обратить внимание родители, чтобы не пропустить момент «знакомства» с наркотиками?

Как ни банально это звучит, но с детьми нужно разговаривать. Родители должны быть в курсе, что на душе у чада, с кем он общается и чем занимается в компании. При этом современные исследования показали, что в школе о наркотиках нужно говорить как можно меньше, потому что публичное обсуждение вызывает больше и больше вопросов.

Дома разговоры тоже должны быть как можно более категоричными. Поясните детям, что пробовать наркотики недопустимо ни при каких условиях. Из страха, за компанию, от одиночества — важно научить ребенка говорить «нет».

«Я своим, когда они были маленькие, сказала жестко: я вас лечить не буду, это неизлечимо, — рассказывает врач. — И в семье нужно придерживаться правил: не употреблять наркотики, никотин. Алкоголь — как можно реже и как можно позже».

Родителям нужно постоянно следить за состоянием опьянения. Нарушение походки, излишняя веселость, нарушение речи, перепады настроения — признаки, которые должны вызвать тревогу.  «После употребления растительных каннабиноидов дети дома очень много едят. Буквально опустошают холодильник. И глаза у них красные», - перечисляет особенности поведения Светлана Гудкова.

При этом классической абстиненции — ломки — у детей, попробовавших соли и «спайсы», не бывает. Чего нельзя сказать о героине и других тяжелых наркотиках.

«Героин тоже употребляют, — говорит нарколог. — Но позже, классу к одиннадцатому. Тут первый признак — деньги. Если в семье пропали деньги — ищи у ребенка дырки».

За последние годы статистика употребления наркотиков в Севастополе не изменилась. Наркоманов не стало меньше, больше — может быть, из-за более тщательной диагностики и выявления фактов употребления.

«Раньше на Украине действовали метадоновая программа. Наркоманы, употребляющие тяжелые наркотики, были сконцентрированы в психиатрической больнице. Они были у нас под присмотром. Их было 120 человек. Мы знали, что они в этот день не воровали, потому что были на бесплатном наркотике», — вспоминает нарколог.

После закрытия программы, часть метадонщиков уехали на Украину. Часть — перешли на героин и продолжают употреблять, постепенно умирая. А часть — отказались от приема наркотиков. «Значит, есть возможность, — рассуждает Гудкова. — Причем, отказались такие запущенные, про которых я, как врач, никогда бы не подумала».

Лечение амбулаторное, но длительное

Многих родителей пугает не столько посещение нарколога, сколько последующее лечение. «Запрут кровиночку в психушке и будут тяжелыми препаратами накачивать», — пугают они друг друга. 

Однако лечение наркомании у подростков чаще всего проходит амбулаторно. «Лечение состоит из выведения из состояния запоя или снятия абстиненции. И реабилитации вне запоя. Это не стационарное лечение. Амбулаторно мы выписываем таблетированные препараты, они приходят к нам, получают их и принимают дома», — объясняет врач.

Но в случае с детьми чаще используется не медикаментозное лечение, а социальная работа. Подростки отдельно или с родителями могут посещать психолога или психотерапевта.

Иногда нарколог рекомендует лечение у психиатра, потому что употреблению часто сопутствуют расстройства психики. Реабилитационных центров для подростков, страдающих алкоголизмом и наркоманией, в Севастополе нет.

«Есть центры для взрослых, употребляющих тяжелые наркотики. В них обычно живут те, кто из-за наркомании попал в трудную ситуацию — без дома, без документов. Этими центрами занимается департамент труда и социальной защиты населения Севастополя — у них есть специальный реестр таких центров. Но сейчас все реабилитационные центры Севастополя из реестра исключены», — говорит Гудкова.

Лечение наркомании у детей длительное. Пациентов нужно очень долго и тщательно наблюдать, потому что дети быстро растут, меняются. И тут многое также зависит от родителей. По словам врача, нередки случаи, когда обеспокоенные родственники появляются лишь на первый прием.

«Родители сами бедные и измученные. Бывает, что детей приводят, а потом не появляются, — констатирует врач. —  Пытаемся, конечно, искать. И с теми, кто живет рядом, контакт установить получается. А вот ездить, к примеру, в Любимовку искать пациента, для нас, конечно, нереально».