«Вас не существует»: что общего между выборами и разрухой на Историческом

Заявления властей, что вполне реальных граждан, отдавших свои подписи за неугодных кандидатов на выборах, не существует – лишь частный случай повсеместного нежелания сильных считаться с законными интересами слабых. То, что стало открытием для избирателей, российский бизнес прочувствовал на себе уже давно. Особенно бизнес, работающий на господрядах.
Екатерина Резникова , Катерина Резникова
07.08.2019

Всю минувшую неделю «Примечания» выясняли, куда ушли 436 миллионов рублей, выделенных Минкультом РФ на реконструкцию Исторического бульвара в Севастополе.

Заключив осенью 2018 года договор субподряда с ООО «СК Ирбис» на 307 млн рублей, генеральный подрядчик Министерства культуры, питерское ООО «Меандр», заплатил им только 10% аванс – 30 млн рублей. Их не хватило даже на закупку материалов. Полгода субподрядчик работал в долг, а когда собственные средства кончились, был вынужден остановить стройку. Теперь «Ирбис» с Исторического бульвара выгоняют, не заплатив за работы и закупленный материал.

«Ирбис» попросил заказчика реконструкции – подчиненное Минкульту ФГКУ «Дирекция по строительству реконструкции и реставрации» – прислать на бульвар аудиторов и ревизоров. Но подвед Минкульта ответил, что в реестре Счетной палаты от декабря 2018 года «информация об ООО «СК Ирбис» отсутствует, данная компания не заявлена как субподрядная».

Это выглядит как откровенное издевательство со стороны тех, кто уверен в своей безнаказанности. С декабря 2018 года прошло восемь месяцев. За это время генподрядчик Минкульта мог заключить сотни договоров – и, выходит, ни один из них Минкульт не признает? Или признает лишь те, которые захочет признать?

Точно так же вели себя в этом году избиркомы, безоговорочно признавая подписи за выгодных властям кандидатов, и бракуя подписи за неугодных. Не помогала даже личная явка подписантов в суды. В Уфе гражданку, поставившую подпись в листе оппозиционного самовыдвиженца, избирком признал умершей, а суд не стал слушать, заявив, что на момент проверки у избиркома не было оснований сомневаться в ее смерти. Как говорится, умерла так умерла.

Над этим казусом можно было бы посмеяться, если бы дело касалось только избирательных прав. В конце концов выборы у нас уже давно превратились в фарс. Но случай с «Ирбисом» показывает: сильные могут присвоить себе все – от собственности до самой жизни. Ведь по сути слабых уже не существует, поскольку механизм защиты их от произвола давно сломан.