Вино, туризм и стройка: уральский взгляд на крымские перспективы

Екатеринбургский предприниматель прожил в Крыму несколько месяцев. Он поделился своими впечатлениями и рассказал, чего не хватает местному бизнесу, и какие ниши на рынке смогут принести прибыль готовым рискнуть инвесторам.
Ekb.dk.ru
05.10.2016
Сегодня бизнес в Крыму представляет собой странное, порой противоречивое, а порой печальное зрелище: провинциальный ритейл, диковатый туризм, и даже нормальная сотовая связь появилась здесь совсем недавно. Низкий поклон за это МТС, единственному сотовому оператору, обеспечивающему нормальное покрытие и роуминг. Пару лет назад приезжал сюда с москвичами, так они, бедолаги, ходили, крутили свои мобильники, искали сеть 3G — никак не могли понять, как это на Земле может быть место, где нет 3G. Разве что где-нибудь в Африке.

Для развития любого бизнеса прежде всего нужен сформированный внутренний рынок, потребитель, а на полуострове он бедноват.

Поэтому, например, «одежный» ритейл, рассчитывая на местного покупателя, предлагает махровую туретчину с минимальным вкраплением брендовых магазинов. Здесь не для кого специально ездить в Европу, чтобы закупать новые коллекции, да и отлаженные каналы поставки через Украину разрушились. Зато в городах засилье строительных магазинов: в Севастополе стройматериалы можно купить на каждом углу. Крым стремительно отстраивается, поэтому потребность в этих товарах есть, соответственно, есть и предложение.

Но это вовсе не означает, что нужно стремительно бежать за сбережениями и инвестировать их в крымскую недвижимость. Цены на квартиры здесь запредельные, вполне сравнимые с недешевыми екатеринбургскими новостройками — до 70 тыс. рублей за квадрат. Да, есть какое-то мифическое доступное жилье, но его покупать страшно: очень много объектов здесь строят на землях под индивидуальное жилищное строительство. Где-то подслушал информацию, что якобы до 45 тыс. объектов на полуострове построены с нарушением норм законодательства.

Не спешат выходить в Крым и российские транспортные компании. Перевозчики ждут окончания строительства Керченского моста, пока им осваивать новую территорию невыгодно.
 

Что тут привлекательно — земля, которую можно купить по еще не запредельным ценам, и виноградники. Авторское виноделие постепенно встает на ноги, и сейчас только мертвый или ленивый не засматривается на эту сферу. Я не имею в виду вина из бочек, которые разливают в пластиковые бутылки туристам, я говорю о действительно хороших и недешевых напитках. Инкермановский «Севастополь 1994» —  это же шедевр, который с каждым годом все труднее найти в местных магазинах! И эта ниша — что для внутреннего рынка, что для производства на экспорт — остается открытой. Правда, пока многих останавливает некоторая зыбкость и неуверенность в завтрашнем дне. Вроде и присоединился Крым к России, и работает все по российскому законодательству — а уверенности нет. Да и до тихой политической жизни тут еще далеко (хотя такого бурления, какое было в 2014 году, здесь  уже нет).

Не скажу за весь Крым, но люди в Севастополе, в большинстве своем, ждали присоединения к России. 

Я люблю это место и этот город, и с упорством маньяка регулярно приезжаю сюда с 2009 года. До этого тоже ездил, но реже. И могу точно сказать: ожидание присоединения к России было всегда, правда, сбывшаяся мечта, похоже, немного ошарашила. И все равно большинство считает, что все сделано верно, хотя за бокалом пива могут поорать и противоположное. Впрочем, мы все этим грешим.  Другое дело, что патриотичные и любящие свой город севастопольцы настороженно относятся к приезжим, прежде всего, к оголтелым туристам. И это понятно. Тут особый дух: это город воинской славы, это, если хотите, город-офицер, на которого все время пытаются натянуть туристические стринги.
 
Помню, что я задумался о переезде в Крым лет 12 назад — я по духу южный человек, а родился и первые 21 год прожил в Норильске. Но на вопросы «а стоит ли переехать в Крым?» в начале 2000-х мой старший брат, работавший тогда чиновником в Москве, крутил пальцем у виска: дурак, мол, куда ехать с непонятными законами, непонятным статусом, неясными перспективами, да еще и дела там эти татарские в придачу. Но тогда никто не ожидал, что Крым станет русским.

Для меня поездка сюда — не дауншифтинг. Я обязательно найду тут себе «сферу применения».

Я занимался и торговлей, и информационным бизнесом, и фотографией. Здесь я уже работаю в проекте, связанном как раз с фотографией. И это, кстати, доказывает: жить, работать и зарабатывать любимым делом на полуострове можно. Не исключаю, что перетащу сюда торговлю, хотя, конечно, объемы продаж в Крыму и в Екатеринбурге совершенно разные. Думаю над несколькими новыми проектами.
 
А еще — я это должен был сделать лет десять назад! — получаю лицензию дайв-мастера. Собираюсь нырять с новичками, показывать им Черное море. Это первый шаг к тому, чтобы чем-то поделиться, а не взять от моря.