Во что превратился День депортации

Покончив с агрессивными митингами Меджлиса, власти Крыма ударились в другую крайность: татарская молодежь, собравшаяся в частном секторе Симферополя зажечь свечи и помолиться по случаю печальной годовщины, закончила день в автозаках. Собираться отныне можно только в ходе официальных мероприятий под началом чиновников. Разумно ли это?
Андрей Лучников
18.05.2018

Сталинскую депортацию 1944-го крымские татары вспоминают в эти дни каждый год. При Украине члены Меджлиса крымских татар [запрещен в России] организовывали 18 мая массовые и порой довольно агрессивные митинги. Украинские власти не вмешивались: пафос этих акций был преимущественно антироссийским, а Меджлис киевские идеологи рассматривали как противовес пророссийским настроениям большинства населения Крыма. Хотя повод для тревоги был и у Киева: лидеры Меджлиса не скрывали, что их конечной целью является создание в Крыму национального государства крымских татар.

Так выглядели митинги в День депортации, организованные Меджлисом при Украине

С приходом России с подобными демонстрациями силы быстро покончили. Первый же митинг в День депортации 18 мая 2014 года перенесли с центральной площади перед Совмином Крыма на окраину Симферополя, под надзор полиции.

Симферополь, 18 мая 2014 года

С 2015 года собираться и отмечать памятную дату крымские татары продолжают в более мирном формате. Задают его чиновники, устраивая каждый год официальные мероприятия. Главной стала траурная акция на станции Сирень (Сюйрень), откуда 74 года назад уходили в Среднюю Азию эшелоны с людьми. В 2015 году здесь была заложена памятная капсула, в 2016 году сдали первую очередь мемориала, целиком его планируется завершить в 2019 году.


Так официальные памятные мероприятия выглядят сейчас

Этот год не стал исключением — сегодня в Сирени прошли траурные мероприятия с участием руководства Крыма. По обыкновению, выступил спикер крымского парламента Владимир Константинов. «Задача нового поколения, задача политиков – помнить о тех событиях, чтобы эти события находились в памяти молодежи, рассказывать об этих событиях», — сказал он.

Муфтий мусульман Крыма Эмирали Аблаев отругал кого-то, кто «24 года пытался разделить людей разных национальностей и конфессий», и сообщил: «Мы представляем собой пример единения для всех жителей Крыма, особенно для последующих поколений».

Однако с «последующими поколениями» вышла неприятность. 17 мая, накануне официозных мероприятий на площадке у минарета в симферопольском районе Ак-Мечеть собралось около 20 молодых людей 13-25 лет. Татарская молодежь пришла на мероприятие с названием «Зажги огонек в своем сердце». Отметим, что акция ровно с таким же названием прошла 18 мая перед зданием совмина Крыма и была абсолютно официальной. Собравшиеся в Ак-Мечети тоже зажгли свечи, помолились в память о депортированных. И тут приехала полиция.

«Правоохранители начали беспардонно всех фотографировать, вели себя нехорошо, — рассказывает глава общественной организации социально-культурного развития «Милли Фирка» Васви Абдураимов. — Уже когда все начали расходиться, приехали пять полицейских машин, автозак, и этих молодых ребят всех раскидали по районным отделениям полиции. Снимали с них отпечатки пальцев, брали образцы ДНК, протоколы составили, в общем «стращали» по полной программе».

По словам общественника, акцию памяти с властями молодые люди не согласовывали, потому что это нонсенс. «Но вы меня извините, есть же вещи, которые нельзя доводить до абсурда, - говорит Абдураимов. - Так скоро надо будет согласовывать сходить в туалет к себе домой. Но там же не было никаких призывов, требований. Просто пришли люди зажечь свечи и помолиться о жертвах репрессий. Я абсолютно не понимаю реакцию силовиков».

По словам Эдема Семедляева, адвоката одного из задержанных, никаких обвинений им не предъявляли.

«Задержали 14 человек, из них двое было несовершеннолетних, — говорит Эдем. — Приехали, сказали, что мероприятие не санкционировано, поэтому «всех просим разойтись». Поскольку это уже был конец, все и начали расходиться. Но видимо приказ у полиции был другой, поэтому начались задержания до выяснения обстоятельств.

Говорили, что возьмут объяснения и отпустят. Вместо этого взяли образцы ДНК и отпечатки ног и пальцев.

Это незаконно, но ребята молодые — по 17-20 лет, они на все согласились. С адвокатами не созванивались и многие решили не лезть на рожон», - говорит адвокат.

Одному из задержанных Сейтасану Асанову уделили особое внимание. Его тоже сперва хотели отпустить, но приехал некий полицейский, увез парня в другое отделение, где ему предъявили обвинение по статье 19.3 КоАП РФ, ч.1 — «Неподчинение законным требованиям сотрудников полиции».

«Уже сегодня Центральный районный суд Симферополя рассмотрел это дело и прекратил производство за отсутствием состава преступления, — говорит адвокат.

— Они его пытались посадить в полицейский автомобиль, не предъявляя, с какой целью они его туда сажают. Он пытался это уточнить, и полиция расценила это как неподчинение. На каком основании брались отпечатки и ДНК, тоже никто не сообщил. Полиция все это преподносит как добровольную дачу образцов. Почему именно ему такое внимание уделили – непонятно».

Официально МВД случившееся пока не комментирует. Но попытки утрамбовать День депортации в официоз, не предложив молодым более живой формы, чреваты эксцессами и в дальнейшем. Резонанс от них подхватят на Западе, что ведет к новым антироссийским санкциям. 

«Все как-будто намеренно делается для того, чтобы отторгать крымских татар от России, — недоумевает Васви Абдураимов. — Идет дискредитация российской власти, потому что все это ассоциируется с приходом России. Это похоже на диверсию, ведь самое опасное с точки зрения международного имиджа, безопасности — накопление протестных настроений».

Учитывая произошедшее — о каком примере единения с молодыми говорил муфтий Аблаев? Общепризнано, что при Украине влияние на крымскотатарскую молодежь в значительной мере утратили и Меджлис, и официальные муфтии. А как с этим обстоит дело сейчас?

И еще. Сталинская депортация крымских татар осуждена властями РФ. Официальная позиция состоит в том, что Сталин не имел права наказывать за коллаборационизм во время немецкой оккупации целый народ. Но коллаборанты как таковые были, и их преступлений никто не отрицает. Почему же тогда мемориал 8 000 их жертв в Симферополе превратился в помойку?