Водителя «скорой» в Керчи подставили из-за жалобы на полицейских

Сейчас керчанина Максима Хорошко наказывают за якобы совершенное нарушение принудительной изоляции. А что будет дальше, если он будет настаивать на своем?
Анна Дудко
01.05.2020
Фото: Facebook Максима Хорошко

В Керчи за нарушение режима обязательной изоляции хотят оштрафовать водителя скорой медпомощи Максима Хорошко, сообщил блогер Александр Талипов, к которому Хорошко обратился за помощью. По словам Максима, которые Талипов привел на своей странице в Facebook, он явился в следственный отдел Следственного комитета по Керчи по приглашению следователя. Прийти нужно было, якобы чтобы забрать документ по делу, в котором Максим Хорошко является заявителем. На выходе из следственного отдела Хорошко ждали полицейские, которые скрутили мужчину, доставили в отдел полиции и составили протокол за нарушение принудительной изоляции.

В декабре прошлого года Хорошко обратился в следственный отдел с заявлением о том, что, по его мнению, полицейские совершили преступления —  халатность и служебный подлог. Пять месяцев он ждал ответа от СК, однако его не было, на звонки в следственном отделе не отвечали. В конце апреля следователь позвонил и сказал, что Хорошко необходимо прийти в следственный отдел, чтобы забрать некое постановление.

«Мне перезванивает следователь из следственного комитета и говорит: «Вам уже постановление готово, осталось только вручить — приходите». Я говорю: «А как же <изоляция>?».  «Ну, у вас, — говорит, — документ есть?», я говорю: «Конечно, есть, как же нет». Тот сказал: «Ну, приходите», — рассказал «Примечаниям» Максим Хорошко.

По его словам, когда он явился к следователю, тот возмутился, что Хорошко был без перчаток, и потребовал, чтобы Максим сходил в аптеку за средствами защиты, а за это время, по словам следователя, якобы будет подготовлено постановление.

«Следователь говорит: «Так, постановление будет готово через 20 минут, так что подождите». И тут же в телефон говорит: «Да, он у меня в кабинете, в синем спортивном костюме и в кедах». <Следователь обращается ко мне:> «Идите в аптеку, купите маску и перчатки — и заходите». <…> Мы договорились, что я к нему приду через час», — рассказал Хорошко.

Когда он вышел из следственного отдела СК по Керчи, на улице стоял «бобик» МВД, из которого вышли трое полицейских. Они представились, попросили документы Хорошко и начали обвинять его в нарушении изоляции. Максим сообщил, что в следственный отдел явился по приглашению следователя. Полицейские спросили о наличии повестки и сказали, что если ее нет, значит, следователь не приглашал, «а если приглашал по телефону, то это не считается».

«Я им говорю: «Я в Следственный комитет пришел забрать то, что мне должны вручить, плюс обратиться с заявлением, потому что телефон у них не отвечает, я вам дам номер телефона, можете проверить — они его не берут. У них приемная закрыта вообще, где телефон этот стоит! — возмущен Хорошко. — Они говорят — мол, мы вас проверили, в розыске вы не находитесь, проходите в наш автомобиль, мы вас доставим в отдел, будем составлять административный протокол за нарушение режима самоизоляции».

После этого полицейские стали заталкивать Хорошко в «бобик», повредив Максиму сломанную ранее руку. Не остановило сотрудников МВД и то, что Хорошко не оказывал сопротивления, а отдел МВД находится в ста метрах от следственного отдела СК. Свои действия полицейские объяснили тем, что «не имеют права передвигаться без автомобиля».

«Я позвонил папе, он — председатель совета ветеранов МВД, заслуженный человек с кучей наград. Думаю, сейчас папе сообщу, чтоб он не волновался. <…> Говорю: «Пап, я в следственном <отделе> был, меня полиция задержала, я на Ленина, 8, меня доставили». Он говорит: «Сейчас позвоню начальнику, все решим». <…> Позвали меня к начальнику в кабинет, я зашел, описываю всю ситуацию, что могли бы они со мной просто поговорить и отправить домой, бог с ним. Но они-то знают, что я заявление на полицейских писал, а рука руку моет.

Начальник полиции мне сказал: «Нарушения в действиях своих сотрудников я не вижу». Ну и все, около двух часов меня там продержали, писали, ходили, уходили. Когда я вышел, мне позвонил отец и говорит: мол, я сейчас разговаривал с начальником полиции по телефону, начальник полиции мне сказал: «Позвонили из Следственного комитета, попросили, чтоб приехала полиция и под предлогом нарушения изоляции человека увезла. Я своих ребят не хочу подставлять перед Следственным комитетом, поэтому твоего сына никто без протокола никуда не отпустит»», — рассказал Хорошко.

Дело Максима Хорошко взял на контроль депутат горсовета Керчи Константин Ерманов. То, что водителя скорой помощи обвиняют в нарушении изоляции, — бред и показатель профнепригодности сотрудников надзорных ведомств, считает народный избранник.

«По положению, адвокаты, депутаты, сотрудники ЖКХ, МЧС и медицинские сотрудники без проблем могут передвигаться, то есть то, что ему (Максиму Хорошко — прим.) сказали, — это профнепригодность. С такими делами нужно разбираться», — сказал Ерманов.

Депутаты Керченского горсовета обратились к начальнику управления МВД по Керчи с просьбой оставить за сотрудниками экстренных служб право на свободное перемещение, сообщил Виктор Сажин, помощник Константина Ерманова.

«Депутаты разговаривали с начальником полиции города о том, чтобы за данным перечнем людей оставить право свободного передвижения, потому что он (сотрудник МВД — прим.) настаивал на том, чтобы его ограничить. Ну как? Человек с медицинским образованием клятву Гиппократа давал, как он может не предоставить медицинскую помощь потому, что его где-то закрыли? Это бред.

Что касается Максима Хорошко, он, к сожалению, не подкован юридически, хотя в его случае, в принципе, даже юридически не надо быть подкованным. Он — заявитель, они (сотрудники Следственного комитета — прим.) должны были прийти к нему на дом. Если уж они не предоставляют возможности придти к ним, они должны прийти к нему домой в масках, если надо — в полном комплекте химзащиты. Те, кто должны закон охранять, в данном случае закон нарушают, причем грубо и нахраписто», — сказал Сажин.