«Я бы хотел, чтобы в России было больше коррупции»

Арест министра экономики Улюкаева совпал с публикацией отчета иностранного агентства Transparency International о коррупции в РФ. В исследовании говорится, что это третья по важности проблема в стране, но россияне боятся сообщать о ней. «Примечания» спросили у севастопольцев, почему они предпочитают давать и молчать.
Екатерина Резникова , Катерина Резникова
21.11.2016

Рейтинг Transparancy Int. составлен на основе опросов рядовых россиян. Как видим, огромные откаты и «жир» чиновников наших сограждан уже давно не интересуют. Главное — не забыть растаявшую шоколадку в кармане куртки, когда идешь к врачу, да сдать в следующем месяце сто рублей на канцелярию ребенку в школу — именно это чаще всего понимает под словом «коррупция» среднестатистический россиянин.

Сам факт существования ежеминутных мелких поборов на дорогах, в школах и поликлиниках волнует народ гораздо больше, чем миллиарды Захарченко или арест Улюкаева. Несмотря на то, что жители нашей страны считают, что коррупция — третья по значимости проблема, мешающая развитию экономики, многие из них признаются, что давали, дают и будут давать.

Но, может быть, коррупции в обычной жизни не так много, как говорят? «Примечания» решили узнать у севастопольцев, сталкивались ли они с намеками на взятку в последние два года и кому именно и за что им приходилось «давать».

Даниил, танцор

Нет, я даже не вспомню. В больнице, если я хочу, чтобы мне врач сделал все красивенько, я ему, конечно, кидаю денег.

Элина, специалист по восточной медицине

Мы не связаны с такими вещами. Не знаю. Я люблю всегда благодарить шоколадкой или конфетами. Например, врачей. Потому что я всегда хожу именно к своим знакомым врачам, которые качественно лечат. И благодарность эта не только как врачу, а как хорошему знакомому моему.

Саша, наемный работник

Пожизненно сталкиваюсь. Сфера любая. К примеру, аренда государственного фонда, пожарная охрана. Имею с этим дело — работаю в управленческом звене.

Юлия, домохозяйка 

Мне лично нет. Нигде. Честно. Но я домохозяйка. Слава Богу, не довелось.

Светлана, пенсионерка

С коррупцией? Мне кажется, куда голову ни поверни, она была и есть, везде и всюду. Порядочной жизни нет. Лично нам не приходилось платить никому. Со стороны, у знакомых — много всего. Казалось бы, сегодня ты взятку не берешь, а завтра возьмешь — как министр тот, Улюкаев. Вот не ловился, не ловился — а тут раз и поймался. Разве можно заранее загадывать? Я всегда говорю, коробку конфет, цветы, шампанское, коньяк — брать можно. Даже от любовника. А вот требовать от него «Купи мне перстень или виллу» — это уже недопустимо, противно. Я бы такую женщину повесила. До такой степени наши женщины беспардонные, нецивилизованные. Хотя накрашенные-перекрашенные, а писька толком не помыта. Это молодые сейчас такие: здесь на лице нафуфыренные, а шея не мытая, сама не подмытая. И только и знает, что любовника обработать и от него получить. Я почему об этом говорю... Я проработала 25 лет в Юрмале в санатории министерства внутренних дел. Я насмотрелась там на красивых жен и богатых мужей. К нам приезжали и, правда, давали взятки. Ну, не взятки — подарки. Я всегда говорила, что кроме цветов, коробки конфет, торта и бутылки шампанского ничего брать нельзя. Если я тебе сделаю массаж и попрошу триста рублей — это уже взятка. Нужно брать только то, что принято дарить. И женщинам тоже от мужчин надо брать только то, что мужчина от души будет дарить. В общем, про коррупцию мы слышали, но не видели. Как я могу говорить про это, если за руку не поймала? Не пойман — не вор.

Аня, студентка

Нет, не приходилось. Только при съеме квартиры агенту платила, чтобы помог. Но это именно агентские.

Алексей, строитель

Сталкивался. И даже см приложил руку к ее развитию: пересек на трассе сплошную, меня засняли, остановили и предложили договориться. Разошлись за три тысячи на руки.

Вадим

Что называть коррупцией? У нас сплошь и рядом коррупция, куда ни пойдешь. Давать ничего никому не надо, но без этого не добьешься ничего. Дом рядом, в центре города, разрушается, людям камни на голову сыпятся, есть человек, который за это отвечает — и ничего. Обворовывали у нас магазин, например, мать приходила, ловила своего сына за руку, полиции говорила: «Посадите его, он у меня наркоман, ворует». А они ей: «Дайте денег — посадим». Это коррупция? Люди не дают, но они же все равно намекают. Это коррупция. А беженцы? У нас из Донецка знакомые. Они по полгода в очередях сидят, все только по знакомству и за благодарность. Стоят в ночи, чтобы успеть. Они специально так назначают, чтобы люди не успевали. А справки какие требуют. У нас знакомая, у нее муж воюет там, она должна получать 21 тысячу на человека - на сына и на себя. А она парикмахером работает. И тоже... денег дашь — дадут справку, оформят, устроят. Они не могут туда вернуться, потому что мужья воюют, они там во всех списках — просто не пересечешь границу. Для тех, кто работает, просто нет возможности законно попасть на прием и все это сделать. Это просто замкнутый круг. Мы помогали этим людям, чтобы они хот как-то зарегистрировались и получали от Красного креста тушенку, сгущенку. Чтобы хоть как-то здесь жили.

Даниил, ресторатор

Не приходилось. Хотите верьте, хотите нет, но за два года — ни разу.

Мария, пенсионерка

Я не в той области работаю, чтобы об этом знать. Мне взяток давать не приходилось. Может и брала бы, если бы у меня была такая возможность. Но мне тоже не давали.

Руслан, служит

Сталкивался. Какая сфера? Правоохранительные органы. И ГИБДД, и МВД.

Ирина, домохозяйка

Да что вы! Да везде. В школе, в училище встречались. Что рассказывать? Заходите в любую школу — там с утра до вечера дают деньги. На бумагу туалетную, на салфетки, на печать, картридж поменять — все, чем в школе они занимаются. Пособия купить, тетрадки. Учебники выдали — к ним тетрадки нужны. Либо у нас бесплатное обучение, либо платное — надо уже в какую-то сторону метнуться. А то получается, учебники выдали — надо на полторы тысячи тетрадей купить. Не давайте, значит, такие учебники. Должна быть такая программа целостная.

Дэвис, бизнесмен, работает в сфере банковского консалтинга

Везде в мире коррупция — это плохо. И в Европе, и в Украине, и в США. Я из Ирландии, но мой дом в Севастополе. Моя жена украинка, мы жили на Донбассе. Потом там стало слишком опасно, и мы купили квартиру здесь еще тогда, когда это была часть Украины. И мы продолжаем жить здесь. Это долгое путешествие, которое я должен совершать каждый месяц — из Европы сюда. Пять аэропортов летом и четыре — зимой, потом еще автобусом и поездом. Я не скучаю по моей родине. Европе конец — и это плохо. Вы должны ценить то, что имеется в России, здесь намного свободнее, чем в Европе. Скоро в Европе вы не сможете ничего сделать без одобрения государства. Здесь у вас в кармане есть наличность — деньги, а в Европе их скоро не будет. У всех людей будет банковские счета, вам будут давать деньги на карту. И если правительство решит, оно может закрыть ваш банковский счет и лишить вас всего. Я знаю, что в России больше заинтересованы в местных людях, а не в иностранцах, как я — это небольшое отличие. Я не знаю ничего о российской коррупции, потому что я с ней не сталкивался. Мне бы хотелось, чтобы здесь было больше коррупции, потому что мы пытаемся получить вид на жительство и паспорт, которые нам были обещаны, когда Крым вернулся в состав России. Два дня назад моя жена снова была в суде, и ей снова ответили «нет» — второй раз. Она украинская гражданка. У меня есть влиятельный юрист в Москве, мне он обещал помочь сделать вид на жительство. И это лучше для меня, это более гибкие условия. По налогам, например, у меня большое состояния и я должен защитить свои деньги.

Алла

Везде коррупция. Если нет денег, то к тебе другое отношение... Врачей просто благодаришь, они тогда лучше к тебе относятся. Хотели расширить жилплощадь, ходили, узнавали. Ничего не добьешься. Только надо искать знакомых, чтобы через знакомых решить вопрос. У нас маленькая жилплощадь, а людей много прописано. По закону положено хотя бы кусок земли, чтобы построиться. Кто-то получил нормально — тот кто при власти. А обычные люди... Там [в управлении жилищной политики на ул. Рабочая, 5] люди просто в очереди убивают друг друга, чтобы консультацию получить. Мне сразу сказали, чтобы я искала друзей, знакомых, чтобы заплатить — по-другому никак.