Крематорий в Ялте: газ уже подводят

После публикаций в СМИ и соцсетях власти Ялты, наконец, публично заговорили о строительстве крематория. Впрочем, диалогом с горожанами это назвать трудно: судя по реакции чиновников, объект возведут без общественных слушаний и независимой экологической экспертизы.
Ксения Светлова
24.10.2016

На днях Андрей Ростенко, глава администрации Ялты, провел брифинг. На нем он сообщил журналистам, что окончательного решения по возведению крематория пока нет. По его словам, проект лишь обсуждается, есть проблема с прохождением экологической экспертизы.  Также глава администрации добавил, что понимает обеспокоенность жителей курорта тем, что в городе может появиться такой объект.

«Но еще раз объясняю, критерии в плане безопасности, и тем более экологической, самые высокие. Крематорий ни в коем случае не повлияет ни на здоровье жителей и гостей города, ни на ухудшение окружающей среды», — заверил Ростенко.

Тот факт, что для города-курорта подобное строительство в принципе недопустимо, освещен не был. Более того, глава администрации добавил, что на кладбище Иссары сейчас ведутся работы по благоустройству, ни о каком строительстве крематория и речи не идет.

«Сейчас все кладбища зачищают, благоустраивают, также инвентаризируют и паспортизируют захоронения, восстанавливают ограждения, приводят в порядок озеленение, и это никак не связано со строительством крематория», — сказал Ростенко.

Однако слова главы администрации противоречат другим фактам. К примеру, факт того, что на кладбище Иссары выделена земля, известен некоторым ялтинцам. Один из них говорит, что даже видел постановление о выделении земли под крематорий. Однако сфотографировать его или снять копию не смог.

«Мой человек, который должен был передать мне копию этого документа, сделать это не смог. Всех настращали по поводу этого постановления. Папка с оформлением земли в аренду для крематория чуть-ли не у первого зама и доступ ней закрыт. Так что попытка получить постановление - это опасно, привлечет много внимания на любого, кто пожелает дотянуться», — рассказал житель Ялты, попросивший не публиковать его имя.

Напомним, Михаил Ремез, директор «Крымской национальной мемориальной компаний», в Facebook открыто опубликовал следующую информацию:

«Да, действительно, в Ялте, на кладбище Иссары мы начали строительство кремационного блока (крематорий тип 2, без обрядовых процессов, ГОСТ 53999) в соответствии с инвестиционным Соглашением #64 от 15.03.16 с РК и инвестиционным проектом, как участник СЭЗ».

Напомним также, что примерно в 200 метрах от кладбища Иссары находится жилой дом. К его владельцу приходил Михаил Ремез.

Он в личной беседе подтвердил, что крематорий строится будет, но жилой дом этому процессу мешает. По закону, жилые постройки не могут располагаться ближе, чем в 500 метрах от крематория. Михаил Ремез предложил изменить целевое назначение дома, взамен чего пообещал провести газ.

Кто же лукавит? Ростенко, пытающийся убедить ялтинцев в том, что ничего не происходит, или Ремез, который очень хочет стать собственником крематория в Ялте?

Где строить?

Проблема в любом случае остается актуальной: еще 10 лет назад было понятно, что кладбища Крыма скоро будут переполнены.

Особенно это актуально для Симферополя. На балансе города находятся более 10 кладбищ, однако действующими считаются только три. С каждым днем места на погостах становится все меньше. И это при том, что общая площадь кладбищ составляет, лишь приблизительно, около 250 гектаров. Территория огромна. Те, кто хорошо знает столицу Крыма, могут вспомнить парк имени Гагарина недалеко от вокзала. Его размер достигает 40 гектаров.

Каждый день в Крыму умирают люди. Только в ДТП каждый день погибает 1 человек. От гастрологических проблем – 3-4 человек в день. И это не считая сердечнососудистые болезни, смерть из-за старости и многие другие причины. Хоронить этих людей попросту негде.

Сжигать останки у нас не принято, отчасти по религиозным соображениям, но, скорее всего, делать это придется. Так в Европе сегодня кремируют порядка 70% покойных, а в Японии, где их попросту негде хоронить, этот показатель достигает 98%.

Крематорий в Японии

В Симферополе идея кремации уже обсуждалась в 2007 году. Тогда были проведены общественные слушания, на которых большинство жителей столицы высказалось против. В итоге, решили крематорий не строить.  

Аналогично должна была развиваться ситуация и в Ялте. Михаил Ремез, директор и учредитель «Крымской мемориальной компании», сообщил, что началось строительство кремационного блока (крематорий тип 2, без обрядовых процессов, ГОСТ 53999) в соответствии с инвестиционным Соглашением #64 от 15.03.16 с Республикой Крым.

Получается, что в марте этого года соглашение было подписано. По закону, дальше должны были происходить различные согласования, а также общественные слушания. Однако сами ялтинцы о крематории ничего не знают.

«Представьте, что вы за свои деньги хотите построить забор у дома. Приходите в администрацию, сообщаете об этом, они смотрят ваш проект и говорят «отлично!» Далее его отправляют на многочисленные согласования. ГИБДД одобряет, а ГАСК, к примеру, нет. Все, теперь вы должны с ГАСКом это сами решать. Интересно, неужели экологи приняли инвестиционный проект Михаила Ремеза? Неужели подписали его?» – задается вопросом Игорь, житель Ялты.

Узнать правду — проблематично. По словам Игоря, всех чиновников запугали, поэтому бумаги никому не дают. Узнать, на какой стадии согласования находится проект крематория, простые смертные точно не смогут. Знакомые депутаты неравнодушного к проблеме ялтинца сказали, что о проекте ничего не слышали. Невольно можно задаться вопросом, к чему же такая секретность…

Если крематорий все же будет построен, его пропускная способность будет определяться из расчета от 70 до 150 минут на одну кремацию. Таким образом, в день смогут сжигать около 7-10 тел, возможно и больше.

Мнения экологов касательно вредных выбросов от этого процесса расходятся. 

Здесь планируется строить крематорий

Так одни специалисты утверждают, что использование современных технологий позволяет нейтрализовать все опасные вещества. О «целом букете Менделеева» тогда и речи не может идти. Другие говорят, что соединения серы и фтора, выделяющиеся в процессе сжигания тела, вызывают неизлечимые болезни. Ряд специалистов уверен, что тот факт, что крематорий относится к объектам второго класса опасности, не случаен. Так из-за выбросов в атмосферу в расположенных рядом населенных пунктах может вырасти количество заболеваний нервной системы, участятся случаи онкологии.

К слову, ко второму классу опасности также относятся мусоросжигательные и мусороперерабатывающие заводы, мощностью до 40 тысяч т/год, полигоны и участки компостирования твердых бытовых отходов, скотомогильники с биологическими камерами, кладбища смешанного и традиционного захоронения, площадью от 20 до 40 га. Все эти сооружения должны находиться, минимум, в 500 метрах от жилой зоны. При этом рядом с будущим крематорием находится дом, в котором живут люди.

Пропускная способность будет определяться из расчета от 70 до 150 минут на одну кремацию. Таким образом, в день смогут сжигать около 7-10 тел, возможно и больше.

Но это не единственная проблема будущего крематория. На территории кладбища нет нормальной парковки. Она как бы есть… рассчитанная, максимум на 10 автомобилей. 

Парковка возле кладбища

«Когда у нас тут поминальные дни, машины стоят на протяжении сотен метров. Подъехать и проехать невозможно. А если построят еще и крематорий? Что будет тогда? Где будут стоять автомобили, когда людей начнут не только хоронить, но и кремировать?» – задает риторические вопросы один из жителей Ялты.

При этом не все видят проблему в строительстве крематория. «Мне все равно, пусть строят. Это лучше, чем хоронить, места все равно нет». «Какая разница, где он будет стоять, пусть у нас делают, далеко возить не придется». «Если говорят, что дыма не будет, то и хорошо».

С таким отношением к проблеме можно не сомневаться в том, что крематорий будет построен без общественных слушаний и независимой экологической экспертизы.