Ялтинский хладокомбинат отбил Ген-атаку

Собственникам ялтинского хладокомбината, захватить который уже несколько лет пытаются то киевские мошенники, то подставные акционеры, удалось одержать в суде еще одну победу над рейдерами. Юрист комбината полагает, что их цель — захват видовой территории комбината под Ай-Петри для застройки. И что за этим, возможно, стоят структуры Генбанка.
Нина Авдеенко
29.06.2017

Ялтинский хладокомбинат был процветающим предприятием, производящим качественное мороженое. По словам директора хладокомбината Александра Кадина, который работает здесь с 1978 года, в лучшие годы летом комбинат делал мороженое в три смены, потому что его не хватало.

После волны приватизации акции Ялтинского ХК раздали рабочим, а потом контрольный пакет в 71% акций выкупила американская фирма «Джемини Групп Инк», президентом которой является выходец из России Леонид Зельдович. Для управления акциями он привлек своего друга гражданина Украины Степана Михайленко, выдав ему соответствующую доверенность. Бизнесом Михайленко Степан руководил при участии своей гражданской жены Альбины Шараповой.

В 2008 году чета Михайленко и Шараповой, воспользовавшись доверием, организовали дополнительный выпуск акций, не предупредив об этом своего доверителя — американского акционера. Хотя для принятия такого важного решения они голосовали контрольным пакетом акций компании «Джемини Групп Инк». Так они увеличили свой пакет акций до 51% и, соответственно, уменьшили пакет «Джемини Груп Инк» до 35%. Руководство американской компании-акционера было шокировано такой ситуацией, ведь иностранного инвестора фактически обобрали.

В июле 2015 года Ялтинский хладокомбинат стал объектом рейдерского захвата в стиле 90-х.

Зашли люди в бронежилетах и с автоматами вместе с представителями охранного предприятия «Генбезопасность», которое может быть связано с АО «Генбанк» Евгения Двоскина. Захватчики объявили, что они законные собственники, а всех сотрудников хладокомбината буквально «вывели под руки». Операцию провели от имени некоего Владислава Петрова.

«Начались судебные разбирательства, и мы выяснили, что г-н Петров купил недвижимость Ялтинского хладокомбината у гражданина Анатолия Удовиченко, взяв многомиллионный заем в «Первой крымской продовольственной компании», — рассказывает юрист ХК Ирина Белова. — Мы стали интересоваться чистотой сделки, и оказалось, что Удовиченко А.А. —бомж, который в 2010 году умер, а кто-то просто использовал его паспорт».

Кроме того, выяснилось: умерший бомж зарегистрировал права на недвижимость на основании поддельного решения украинского суда, который находится на территории ДНР, говорит юрист.

Запросить в этом суде архивные решения проблематично. Но оперативники отдела экономической безопасности и противодействия коррупции ялтинского УМВД выяснили, что и решение Советского райсуда Макеевки — липовое, и доверенность — такая же фальшивая.

В итоге юристы отбили в суде право на имущество хладокомбината, а следственные органы Крыма возбудили уголовное дело по факту мошенничества.

«Когда мы вернулись на предприятие, не обнаружили ни трудовых книжек людей, ни продукции, ни имущества, — говорит Белова. — Украли одной замороженной рыбы почти на миллион рублей».

Загадочный акционер

После неудавшейся попытки захвата имущества хладокомбината рейдеры взяли курс на захват управления предприятием. Не обошлось без мошенников Михайленко и Шараповой.

Так, украденный в 2008 году контрольный пакет акций Ялтинского хладокомбината чета Михайленко-Шарапова ускоренно «легализовали», передав сначала своим детям, а затем — третьим лицам, выдав доверенность на имя члена совета директоров Генбанка Антона Терновского.

За последний год владельцы контрольного пакета сменились уже несколько раз. Но как ни странно, у всех новых акционеров один и тот же представитель — юрист Ирина Наникашвили, а самих акционеров в жизни никто не видел.

Именно так в 2015 году купил 27% акций Хладокомбината за 25 миллионов рублей некто Виталий Зайцев. А купив их - потребовал убрать из устава акционерного общества пункты, касающиеся приобретения акций.

Это лишило бы АО «Ялтинский хладокомбинат» возможности работать в правовом поле РФ, но крымский арбитраж иск Зайцева удовлетворил. АО подало апелляцию — и вчера в 21-м арбитражном апелляционном суде Севастополя коллегия судей под председательством Катерины Калашниковой отменила решение крымского суда.

Как рассказала «Примечаниям» юрист хладокомбината Ирина Белова, американский акционер хладокомбината подал на Зайцева в суд о неправомерной покупке акций. И как только это случилось — Зайцев начал распродавать свою долю другим собственникам, затягивая и усложняя судебные разбирательства. В итоге у Зайцева осталось всего 2% акций.

«Зайцев неоднократно подавал разные иски в крымские суды, — рассказывает юрист. — В том числе и по подложным документам».

По мнению юриста, иск Зайцева об отмене пунктов Устава — часть схемы по планомерному уничтожению предприятия.

«Скорее всего это делается ради вредительства, — говорит Белова. — Есть такое понятие как гринмейл — когда акционер с целью выкупа акций или набивания себе цены начинает просто вредить обществу: писать иски, жалобы для того, чтобы руководство вместо работы тратило силы и деньги, бегая по судам.

У нас 850 акционеров, каждая рассылка писем — это около 100 тыс. рублей, продолжает Белова. — Например, в судебном споре по уставу мы около 100 тысяч тратим на рассылку жалобы, а потом еще 100 тысяч — на рассылку апелляционного определения».

Новые акционеры в лице одного представителя — Наникашвили «бомбят» хладокомбинат не только исками, но и жалобами в налоговую и Центробанк, который в свое время успешно зарегистрировал эмиссию акций хладокомбината. 

Ген, Ген, Ген

По уже не странному совпадению интересы рейдеров представляют работники структур, названия которых начинаются с приставки «Ген-».

Захват предприятия проводила «Генбезопасность».

В суды от имени новых акционеров, в том числе Зайцева, ходит юрист Ирина Наникашвили, генеральный директор ООО «Генконсультант». Она же представляла интересы господина Петрова Владислава (от имени которого захватывали хладокомбинат в июле 2015 года), и Первой крымской продовольственной компании (которая давала заем Петрову для «покупки» имущества хладокомбината у умершего Удовиченко).

От имени украинских продавцов акций Хладокомбината в сделках выступает Антон Терновский, который состоит в совете директоров упомянутого выше «Генбанка». Он же и получает деньги на свой личный расчетный счет.

Все деньги по сделкам (а это десятки миллионов рублей) проходят только через счета «Генбанка», хотя сменяемые один за другим акционеры— из самых разных уголков России, сообщила «Примечаниям» Белова.

И все эти структуры благодаря участию правительства Крыма в капитале «Генбанка» можно считать партнерскими для первых лиц республики.

Любопытно, что похожую историю с «Генбезопасностью» и подставными украинскими бомжами «Примечания» уже освещали.

В марте этого года мы писали о том, как небезызвестный крымский застройщик Роман Лукичев с помощью Евгения Двоскина (так же зовут ключевого акционера Генбанка) перерегистрировал фирму на постороннюю личность — жителя Украины Романа Михайличенко. За переоформление последнему сначала заплатили деньги, а затем стали совершать с компанией различные операции, подделывая подпись Михайличенко. 

Благодаря этому Лукичев с Двоскиным смогли отобрать когда-то проданный застройщиком фундамент у покупателя (который уже успел возвести на фундаменте жилой многоквартирный дом). Подробнее об истории можно узнать здесь.

По словам Беловой, скорей всего рейдеров интересует не сам действующий хладокомбинат, а его расположение. Предприятие занимает шикарное место с видом на Ай-Петри, на его месте можно построить дорогой пятизвездочный отель или элитный многоквартирный дом.

По мнению юриста — это еще не конец, и рейдеры снова позарятся на хладокомбинат. Как минимум, Зайцев попытается оспорить сегодняшнее решение суда в арбитраже Центрального округа в Калуге. Кроме того, суд по иску американского инвестора к Зайцеву и его подельникам еще не окончен.