За все, кроме секс-ориентации

Cкоро в Общественную палату Севастополя будет попасть сложнее, чем к губернатору. СМИ не только продолжат удалять с заседаний, но и запретят порочить членов ОП по различным признакам. Кажется, учли все, кроме сексуальной ориентации. Череда публичных скандалов вынудила общественников оградить себя от неудобных журналистов.
Андрей Лучников , Стас Карпухин
18.11.2016

Проект положения «О порядке работы Общественной палаты Севастополя со СМИ» (есть у «Примечаний») должны рассмотреть на одном из ближайших заседаний. Подобное собрание ОП 5 октября закончилось изгнанием прессы. Последним вопросом тогда стояло исключение зама председателя Олега Гасанова из ОП за нарушение этики. Старший по Палате Евгений Халайчев предложил не обсуждать это в присутствии журналистов и вывести их из зала. В итоге СМИ выгнали, А Гасанов в ОП остался.

[[incut? &ids=`18862`]]Теперь, чтобы стать свидетелем затянувшегося конфликта 12 представителей заксобрания с другой половиной ОП, назначенной еще Сергеем Меняйло, придется пройти бюрократический фильтр. Редакторов обяжут предоставить копию свидетельства о госрегистрации СМИ, лицензии на вещание (для ТВ и радио), образец служебного удостоверения, а также заявку на аккредитацию, в которой надо указать данные учредителей, тираж, периодичность, местонахождение редакции, почтовый адрес и другие контакты.

Но даже с этим пакетом документов журналисты рискуют лишиться полученной привилегии. Им откажут в аккредитации, если их издание распространит информацию «с целью опорочить сотрудников отдела и членов ОП по признакам пола, возраста, расовой или национальной принадлежности, отношения к религии, места жительства, а также в связи с их политическими убеждениями».

Но уместные, на первый взгляд, требования могут истолковываться авторами положения как угодно.

Если место жительства кого-нибудь из Палаты расположено, например, на участке особо-охраняемой природной территории, то об этом следовало бы рассказать. А по новым правилам ОП — нельзя. Где живут ее члены, СМИ неизвестно. Их материалы больше посвящены незаконным стройкам экс-министра обороны Украины Павла Лебедева — патрона председателя Общественной палаты Евгения Халайчева.    

Известно, что разработчиками проекта положения стали члены ОП из так называемого окружения Сергея Меняйло. С того момента, как экс-губернатор дал им места в Палате, они каждый раз вставали на его защиту в любых спорных ситуациях и занимались травлей критиков бывшего правительства. Именно таким было их политическое убеждение, о котором, очевидно, журналистам запретят напоминать. 

«Примечания» решили выяснить, сможет ли наш журналист попасть на заседание Общественной палаты РФ без сложных процедур согласования и проволочек с документами. В пресс-службе ОПРФ нам сообщили, что для аккредитации на мероприятие необходимо заполнить электронную заявку либо продиктовать данные по телефону. Вот какие данные журналисту придется предоставить:

Проще простого. Не требуется даже копия регистрации СМИ.

Есть и другие моменты в регламенте местной Палаты, заслуживающие внимания. Например, журналистам запрещено мешать членам ОП фото и видео камерами во время заседаний, а также «совершать другие действия, отрицательно влияющие на ход мероприятия». То есть представителей СМИ могут прогнать и больше не допускать никогда за все, что угодно. Эти правила поведения прессы во время собраний ОП как будто скопированы из скандального постановления администрации Петрозаводска, которое в июле раскритиковал Союз журналистов Карелии. В организации посчитали, что ужесточение требований могло быть связано с нежеланием администрации видеть критические материалы в СМИ.

Усложнение процедуры в севастопольской ОП вполне объясняется тем, что журналисты стали нелицеприятно отзываться о все том же окружении Меняйло. Вот и появились правила, в которых их нельзя «порочить». Пожалуй, забыли указать только пункт «за сексуальную ориентацию». А если серьезно, то последней каплей могли стать материалы о причинах и попытке исключения Гасанова ставленниками заксобрания.

В них появились фрагменты из публикаций прошлого года, в которых СМИ познакомились поближе с назначенцами прежнего градоначальника Меняйло в Общественную палату. Тогда сообщалось, что Олег Гасанов представал перед судом за вымогательство, а в биографии Анатолия Лаврика нашли уголовное дело за мошенничество. У Энвера Мамутдинова обнаружились связи с «Меджлисом» (запрещена в РФ), а у Евгения Халайчева — с экс-министром обороны Украины и девелопером Павлом Лебедевым.

Спустя год Гасанов назвал информацию о себе неправдой и выложил справки, подтверждающие его позицию. При этом в суд он обращаться не стал. «Примечания» поинтересовались у него, почему он молчал больше года. Зампредседателя ОП ответил, что в СМИ «идут постоянные ссылки на эту публикацию». На наш уточняющий вопрос, задерживался ли он когда-либо правоохранительными органами, Гасанов ответил: «Каждый житель Севастополя, да и не только Севастополя, хоть раз в жизни задерживался кем-то».

Руководитель Общественной палаты Евгений Халайчев сказал «Примечаниям», что положение о работе со СМИ никак не связано с Гасановым. Правила для журналистов он жесткими не считает. «У нас общественники со всего города— у одних одни мысли, у других — другие, — сообщил он. — Поэтому мы должны пользоваться документом, который бы соответствовал критериям и требованиям к работе со СМИ».

Впрочем, Халайчев сказал, что проект положения — не окончательный и будет обсуждаться на совете Палаты.