Зачем Херсонесу миллионный посетитель

На прошлой неделе у Херсонеса был праздник: музей встречал миллионного посетителя. Цифра, которой можно гордиться: такая популярность не снилась и многим столичным музеям. Но не обернется ли столь масштабное увеличение турпотока тем, что севастопольцам запретят гулять в Херсонесе?
Евгений Фишблат
03.10.2016

Встречать юбилейных посетителей сейчас модно. Это хороший пиар-ход, на который хорошо реагируют местные и федеральные СМИ. Но как вышло, что музей, еще два года назад едва насчитывавший 300 тысяч туристов в год, за девять месяцев 2016 года принял уже миллион человек? И это — при постоянно снижающейся туристической привлекательности Крыма и Севастополя.

Миллионый посетитель вошел в Херсонес 30 сентября — в 274 день года. Путем нехитрых расчетов получаем, что в этом году среднем Херсонес каждый день посещало по 3650 человек — вне зависимости от сезона. Впечатляет, не правда ли?

Мы рады за Херсонес — сами работники музея признают, что поток туристов действительно вырос. После многочисленных ежедневных экскурсий они буквально валятся с ног.

Причиной возросшей популярности музея, безусловно, стал бесплатный вход. Для гостей города он стал приятным сюрпризом. А севастопольцы признаются, что впервые за долгие годы могут проходить через главные ворота с гордо поднятой головой, а не штурмовать заборы и рвы заброшенной батареи со стороны «Солнечного пляжа».

Но давайте посчитаем, насколько правдоподобны эти цифры.

Зимой музей работает с 8:30 до 17:30. Летом рабочий день немного длиннее. Поэтому возьмем некое среднее время работы — 10 часов. Получаем 365 человек в час. Или 5 человек в минуту. Каждую минуту от начала работы до закрытия музея.

Представляете? Учитывая, что на входе у некоторых посетителей охрана проверяет сумки, при таком плотном движении неизбежны очереди. А их, в общем-то, не наблюдается — ни зимой, ни летом, когда поток значительно возрастает.

В среднем каждый посетитель проводит в музее около полутора часов.

Если представить, что количество туристов, приходящих поглазеть на древности, равномерно распределено в течение дня, то на городище в каждый момент времени с 10 утра до 16 часов дня находится примерно 450 человек. В это нетрудно поверить летом, но зимой — практически нереальные цифры.

Может, такая плотность туристов получилась из-за увеличившегося потока экскурсионных автобусов?

Хорошо, давайте прикинем. Допустим, в Херсонес в составе организованных групп попадает половина посетителей. В одном автобусе примерно 45 мест.

Получается, что в Херсонес ежедневно должно приезжать около 40 автобусов. Или 4 автобуса в час. Учитывая все те же полтора часа на посещение, у ворот музея одновременно должно быть припарковано около шесть больших туристических автобусов.

Действительно, летом на парковке музея можно увидеть и большее количество. Но зимой...

И напоследок сравним Херсонес по количеству посетителей с ведущими музеями РФ.

В прошлом году Третьяковскую галерею посетили 1 млн 626 тыс человек; музей изобразительных искусств имени Пушкина — 1 млн 203 тыс человек; театральный музей имени Бахрушина в Москве — 1 млн человек; государственный музей-заповедник «Павловск» в Петербурге — 1 млн 393 тыс человек.

Интересно, что в рейтинге за 2015 год Херсонеса нет даже среди самых посещаемых музеев в регионах.

Как же считали посетителей? По информации телеканала НТС, подсчет ведет установленная на входе рамка. Затем ежедневные данные суммируются. И в итоге получается миллион. Головокружительная цифра, если учитывать, что в прошлом году их было более чем в два раза меньше — 456 тысяч человек.

Выходит, что в «посетители» Херсонеса в этом году попали и те, кого в прошлом таковыми не считали — прихожане храма, театралы, пришедшие на спектакль в летний театр, гуляющие севастопольцы, ранее проникавшие в Херсонес обходными путями не через кассу, сотрудники музея, идущие на работу. Все те, кто раньше билеты на входе не покупали, а значит, и посетителями, строго говоря, не считались.

Зачем музею понадобилось записывать в посетители всех, кто так или иначе проходит на территорию через главные ворота?

Есть как минимум две причины, о которых хотелось бы поговорить.

Первая — это декларативно бесплатный вход в музей. По факту он не бесплатный, так как государство обещало компенсировать музею потерянную выручку. На это предусматривалась дотация из государственного бюджета в размере 50 млн рублей. Этого должно было хватить «с головой», так как в прошлые годы количество посетителей составляло около 300 тысяч человек.

Федералы заложили 500 тысяч человек — исходя из стоимости входного билета в 100 рублей. Еще в прошлом году, когда огласили сумму дотаций, скептики засомневались. 500 тысяч посетителей в год — это 1370 человек в день. Летом — более чем вероятно. Зимой почти нереально.

И вдруг выясняется, что расчетная цифра превышена более чем в два раза — и не к концу 2016 года, а уже к сентябрю. Выходит, что дотации для погашения убытков музея от бесплатного входа не хватит. Это ли не повод обратиться за «добавкой»?

Есть и еще один момент, который бурно обсуждали в прошлом году при обсуждении свободного доступа в Херсонес. Еще тогда противники такой «халявы» высказывали мысль, что севастопольцам только дай волю - они весь Херсонес вытопчут. Говорили, что число посетителей обязательно нужно регулировать.

Даже экс-губернатор Севастополя Сергей Меняйло высказался по этому поводу однозначно. «Дальше мы поможем "Херсонесу" упорядочить деятельность. Это оргвопросы. Надо ставить турникеты, чтобы осуществлять допуск на территорию. Чтобы люди не ходили туда с собаками гулять. Нельзя превратить "Херсонес" в парк с пляжем. Бесплатный проход на территорию не значит, что каждый сможет там делать, что хочет. Экскурсии останутся платными», — приводят СМИ слова чиновника.

Не является ли эта радостная встреча миллионной посетительницы еще одним шагом к тому, чтобы не пускать на территорию всех желающих? Сейчас зафиксируют возросший поток, растиражируют «радостную новость», а уже завтра можно будет говорить о вводе ежедневных квот на посещение музея-заповедника. Именно поэтому директор музея Светлана Мельникова, комментируя новость о встрече миллионного туриста, упоминает о необходимости определить «оптимальную нагрузку на памятник».

[[incut? &ids=`9959`]]Ограничение входа — вполне реальный сценарий, учитывая то, что севастопольцы уже потеряли излюбленное место купания на территории Херсонеса. Да и посетители летнего театра  на территории музея с возмущением говорят, что теперь после окончания спектакля по городищу уже не погуляешь и закатом у моря не полюбуешься — бдительная охрана не разрешает театралам пройти даже в туалет, а организованно направляет всех к выходу с территории.

Уверен, что запрет на купание в Херсонесе вызван не беспокойством о сохранности древнего городища, а банальным нежеланием руководства музея тратиться на содержание собственной территории. Если в Херсонес по-прежнему пускать пляжников, поток людей еще возрастет. А значит, нужно будет увеличить штат охранников, уборщиков. Ведь теперь Херсонес входит в список особо ценных объектов культурного наследия РФ, и его владения должны выглядеть подобающе.

Это примета нашего времени — времени тотального жлобства. Раньше за 100 рублей живых денег тебе разрешали бегать полуголым по древним развалинам. А теперь мокрые пятки, вошедшие через проходную бесплатно, наносят непоправимый урон местным древностям. И ладно бы честно признаться, что пляж в Херсонесе — это дорого. Мы продолжаем придумывать для запрета «благородные» причины.

Историю с бесплатным входом на Херсонес можно сравнить с историей Яшмового пляжа. Помните, когда его только открыли для свободного посещения после многолетнего входа по пропускам только для семей офицеров, места на нем хватало для всех. Но со временем у калитки внизу появились ушлые дельцы, отсчитывавшие первую сотню счастливчиков, успевших приехать на пляж ранним утром. Для остальных вход закрывался, и попасть к вожделенному морю можно было только за определенную мзду или по пропуску из близлежащего отеля — в общем-то, тоже платному. И объяснение всему происходящему было также весьма благородное: возросшая нагрузка на экологию и высокая вероятность обвалов. Мол, не ходите туда, там опасно. Или платите, и тогда мы закроем на это глаза.

Хорошо, если встреча миллионого посетителя станет для музея доброй традицией. Но где гарантия, что завтра руководство музея не решит, что на территории заповедника слишком много праздношатающихся горожан?