«Зачем нам ремонт фасада? Лучше бы подъезды сделали»

Сколько нашему человеку не делай хорошо, он все равно останется недоволен. Даже если это хорошо ему делают за его же деньги. Хотя в случае с капремонтов не все севастопольцы понимают, что за отремонтированное в 2016 году им придется расплачиваться вплоть до 2030-х годов.
Екатерина Резникова , Катерина Резникова
24.10.2016

В конце сентября 2016 года в 5-м микрорайоне Гагаринского района начался капитальный ремонт фасадов двух домов — по ул. Косарева, 25 и Маринеско, 4а. Прошло всего три недели, а фонд содействия капитальному ремонту города Севастополя рапортует: «Работы идут с опережением графика». «Примечания» решили лично проверить, на каком этапе находятся работы и что именно входит в понятие капремонта.

Тендер на проведение работ выиграла севастопольская фирма «Промальп-Эдельвейс». По словам подрядчика сейчас на трех объектах находится одновременно до 40 высотных рабочих.

Капитальный ремонт фасадов дома состоит из нескольких операций: зачистки фасада от старой штукатурки и кусков отколовшегося бетона, заделки швов и трещин, грунтовки, шпатлевки фасада с использованием армированной полимерной сетки, нанесения декоративной штукатурки «короед» и покраски.

В перечне работ указана также замена окон в подъездах. «Сейчас идет изготовление оконных изделий, они будут установлены немного позже», — сообщил «Примечаниям» по телефону представитель «Промальп-Эдельвейс».

Корреспондент «Примечаний» прибыл на объект в субботний день. Несмотря на выходной, работа здесь кипела. Фасадчики чистят, шпатлюют, «короедят», красят. На крышах этих и некоторых окрестных домов идет капремонт кровли.

Жильцы дома относятся к капитальному ремонту дома своеобразно.

«В первые дни к нам постоянно подходили люди и возмущенно спрашивали, за чей счет «банкет»? Мы отвечаем: «За счет фонда содействия капитальному ремонту». Они сразу успокаиваются: «Ой, хорошо!» А потом сразу же: «Видите вон ту квартиру на седьмом этаже. Вон там сделайте получше». И так каждый», — улыбаются высотники.

Многие возмущаются: «Зачем нам ремонт фасада? У меня вон градусник с окна сбросили. Лучше бы подъезды отремонтировали».

Интересно, что «люди приличные, среднего достатка» либо вообще ремонтом не интересуются, либо высказывают пренебрежительное недовольство в адрес высотников. Местные алкоголики и прочие личности, которых принято считать маргиналами, наоборот говорят альпинистам: «Вы такие молодцы, там много для нас делаете».

Хотя, казалось бы, сам образ жизни этих людей говорит о пофигистичном отношении ко всему и вся.

«Люди не понимают, что капитальный ремонт фасада значительно увеличит срок служюы всего дома, - говорят специалисты «Промальп-Эдельвейс». — Панельная десятиэтажка состоит из бетонных плит, которые соединены между собой с помощью сварки. Эти сварочные «уши» находятся в межпанельных швах. Когда сам бетон и материал, которым заделаны швы, разрушается, внутрь попадает влага и монтажные «уши» начинает разъедать коррозия. Но людей больше беспокоит копеечный градусник, висящий на окне».

«Одной из сторон, заинтересованных в проведении работ, является эксплуатирующая дом организация — управляющая компания, - добавил представитель фирмы. - И управляющая компания однозначно заявляет, что все лишнее на фасадах: кондиционеры, антенны, провода, градусники — все это, в принципе, незаконно размещено. И подрядчик, проводящий работы, ответственности за то, что жильцы на фасаде разместили, нести не может. Есть заказчик, есть договор и предмет договора, и мы стараемся этот договор исполнять, работая на доме максимально аккуратно».

Люди привыкли относиться к внешним стенам своего дома как к чужому имуществу. «Мы завесились, сделали один стояк квартир, — рассказывает бригада промышленных альпинистов. — И буквально на следующий день в одну из квартир приходят оконщики. Они выбивают окна, меняют отливы и разрушают только что сделанный фасад. Нам говорят: «Ну вы же переделаете?

А почему мы должны это переделывать? Это же двойная работа. Но самое главное: кто мешал хозяевам этой квартиры подойти к рабочим и сообщить, что скоро в квартире будут менять окна. Мы, может быть, сделали бы этот подъезд позже. Или доделали бы именно эту квартиру попозже».

Такое отношение к собственному имуществу вызывает, как минимум, недоумение. Ведь за проделанную работу жильцы дома будут еще минимум 10 лет расплачиваться, платя взносы в фонд капитального ремонта.

Некоторые жильцы, наоборот, проявляют излишнюю щепетильность. В одном подъезде высотникам постоянно предлагали посильную помощь. К примеру, любезно предоставили рабочим воду и электричество из квартир в первые дни работы, пока у бригад еще не было централизованного подключения. В другом подъезде, наоборот, не прекращался поток претензий: цветы в палисаднике помяли, асфальт заляпали, веревки свои разбросали.

«Ремонт фасада состоит из нескольких операций, — рассказывает высотник еще один курьезный случай. — Вывесились на один стояк, делаем первую операцию. Из окна квартиры высовывается женщина и голосит, показывая на окна своей же лоджии: «А что, вы там не будете делать?» Объясняем ей, что сделаем полный цикл здесь, а потом перейдем туда. Начинаем вторую операцию — высовывается снова. И задает тот же вопрос. Наносим «короед» — опять то же самое. Красим — опять. Я не выдержал, сказал ей: «Женщина, вам что, заняться нечем?» А меня в ответ обозвали хамлом».

Мы не могли не спросить у представителей «Помальп-Эдельвейс» по какому принципу отбирались дома для капремонта. «Этим занимается фонд вместе с управляющими компаниями.

О принципах отбора домов для капремонта нам, подрядчикам, ничего не известно. Без сомнения, состояние этих домов — не самое худшее в городе. Видимо, жильцы дома обращались ранее с запросами и жалобами в управляющую компанию», — ответили нам.

На сегодня, по словам подрядчика, работы по фасаду дома по ул. Косарева, 25 выполнены на 50%, дома по ул. Маринеско, 4а — на 30%. «Если не помешает погода, жители дома получат новые фасады раньше срока, указанного в договоре», — ранее сообщал руководитель фонда содействия капитальному ремонту Севастополя Максим Рудь.