«Это не поджоги, это теракт. Мой автомобиль взорвался»

За последние пару лет в Крыму сгорели сотни автомобилей. Следствие настаивает на поджогах с целью хулиганства. Но владельцы сгоревших машин уверены — это теракты, просто власти боятся паники и замалчивают правду. Почему же горят автомобили и что скрывает следствие?
Крым Сейчас
23.06.2016

За два года, по данным местных СМИ, по всему Крыму сгорели около 50 автомобилей. Однако пострадавшие, некоторые из которых пытаются вести собственное расследование, считают — счёт сожжённым автомобилям идёт на сотни.  Но с 2014 года, когда всё началось, до суда дошли всего несколько дел.


Из официальных источников известно 

19 ноября 2015 года полицейские задержали двоих подозреваемых в совершении серии поджогов в Симферополе. Ими оказались жители столицы республики 18 и 19 лет, Шатов и Киселев. Молодые люди взяли на себя 13 поджогов в Киевском районе Симферополя. Но это не все машины, которые пострадали в том году. 

Как сообщало следственное подразделение симферопольского УМВД, уголовные дела были возбуждены по ч.2 ст.167 Уголовного кодекса Российской Федерации «Умышленное уничтожение или повреждение имущества, совершенные из хулиганских побуждений, путем поджога». В настоящее время двое молодых людей отбывают сроки в колонии-поселении. Один получил год, другой — четыре года. Кроме того, осужденный Шатов возместил ущерб в полном объеме – 4,8 миллиона рублей. Сегодня это единственный известный в Крыму случай, когда погорельцы получили какие-то компенсации

Преступников поймали, но поджоги в Крыму продолжились. 25 января 2016 года МВД сообщило о задержании троих мужчин по подозрению в серии поджогов автомобилей в Алуште и Ялте. Ими оказались местные жители 1991, 1993 и 1994 годов рождения. 

Удивительно, но на официальных сайтах крымских правоохранителей отсутствует информация касательно личностей поджигателей. Источники в СМИ рассказывают о 21-летнем Муедине Альвапове, задержанном ФСБ 23 января и находящемся под стражей. По остальным информации нет.

В январе первый заместитель председателя Меджлиса крымскотатарского народа (запрещен в апреле 2016 года на территории РФ как экстремистская организация) Нариман Джелял заявлял, что в уголовном деле в качестве подозреваемого также фигурирует брат Муетдина — Мустафа, который находится в Украине. По словам Джеляла, семья Аливапова является общественно активной, и молодых людей могут преследовать из-за их политических взглядов.  

Однако, после задержания предполагаемых поджигателей, в Крыму продолжили гореть автомобили. По данным пострадавших, за период с 6 января по 3 марта 2016 года, то есть в то время, как первые двое задержанных уже отбывали сроки, а трое других находились в СИЗО, на ЮБК сгорело около 40 автомобилей. 

Еще один предполагаемый преступник был задержан уже весной. Издание Крыминформ со ссылкой на правоохранителей 7 марта сообщило о задержании 43-летнего жителя Челябинска. По данным источника, мужчина дал признательные показания, но мотивы не озвучил.  

После этого поджоги в Крыму вновь продолжились. Так, 6 апреля в Керчи сгорели BMW и Лада, а 19 мая — еще два автомобиля в Керчи — ВАЗ 21099 и Mersedes C-230.

Действия пострадавших

Владельцы сгоревших на ЮБК автомобилей создали группу во «ВКонтакте», где обмениваются информацией о ходе расследования. От одной из пострадавших нам удалось получить список из 38-ми автомобилей, сгоревших с 6 января 2016 года по 3 марта 2016 года. Мы обзвонили большинство этих людей. Как оказалось, основная претензия потерпевших — нежелание следствия переквалифицировать статью со 167 УК РФ «Умышленные уничтожение или повреждение имущества» в статью 205 УК РФ «Террористический акт».

Как пояснили пострадавшие, в обоих статьях речь идет о поджогах. Однако по «хулиганке» (статья 167 УК РФ) виновным, в случае их поимки, дадут максимум 5 лет лишения свободы. О компенсации материального и морального ущерба речи не идёт. Если же признать массовые поджоги терроризмом, то согласно статье 52 конституции РФ, государство обязано выплачивать компенсацию причиненного ущерба. 
  
Вот, что говорят сами пострадавшие том, как ведётся расследование:

Максим Липовских

владелец Mitsubishi Outlander, сгоревшей в Гурзуфе 11 января 2016 года

«Если честно, с милицией я когда общался, я говорю, что ж вы не переводите на 205-ю, то есть теракт? Это же не хулиганка! Они (трое задержанных - Прим.ред.) проходят у них по 167-й, то есть по «хулиганке». Какая это хулиганка?! Если у них было по времени только поджечь и уехать к другой машине, это никакие не хулиганские побуждения! Это было реально для того, чтобы людей запугать. Тут хулиганка явно не подходит по смыслу этих действий. Это моя точка зрения».

Яна Юрьева

владелица Toyota FG Cruiser, сгоревшей в Ялте 4 февраля 2016 года

«Мы ждали экспертизу около 2 месяцев. Не дождавшись, мы отремонтировали машину за свой счет, а следователь сказал, что сделают экспертизу по фотографиям. Мы трактуем это как теракт, потому что по 12 машин в день! Понятно, что это какая-то провокация. В одном посёлке, во втором, в третьем, и все за одну ночь. Мне кажется, что эти дела пытаются не афишировать в СМИ, чтобы перед курортным сезоном не было паники. Власти хотят показать, что в Крыму все тихо и спокойно, думаю, что только из-за этого».

Анатолий Коростелев

владелец Kia Ceed, сгоревшей в Алуште 28 февряля 2016 года

«Экспертиза, которую мне показали, свидетельствует, что это был поджог. На все вопросы о причинах, мне отвечали, что это тайна следствия. В протоколе допроса подозреваемого указано, что это был «всплеск адреналина в крови», но я сомневаюсь. Мужику, который якобы признался (последний из задержанных по делам о поджогах — прим. ред.), 43 года, какое может быть хулиганство?  

Все конечно сейчас осознают, что Крыму нужны туристы. Если какая-то громкая огласка этому делу будет, а тем более переквалификация этой статьи на 205-ю «терроризм», то последует соответствующая реакция людей. Многие откажутся от поездки сюда. Я считаю, что дело заминают. Например, кроме как в крымских интернет-изданиях, я нигде этих новостей не видел».

Брылева Светлана

владелица Skoda Octavia, сгоревшей в Ялте 28 февраля 2016 года

«Машины не горели. Машины были взорваны! Все улики, которые по этому поводу были собраны, уничтожены, и в деле этого нет. У нас приезжали специалисты взрывотехники и при огромном количестве свидетелей достали из-под машин остатки взрывных устройств, которые благополучно в дело не попали. Экспертизы все написаны одинаково — поджоги неизвестным веществом. Если говорить о версиях, это продолжается 2,5 года с одинаковой периодичностью, я думаю, это связано с политикой. Возможно, кто-то пытается сорвать сезон.

По сути, у нас нет никакой официальной переписки со следствием. Нам не разрешают ни фотографировать, ни делать копии документов. Из материалов дела, с которыми удалось ознакомиться в кабинете у следователя, знаю, что дело ведется по 167 статье УК «Хулиганство». Мы писали ходатайство, чтобы переквалифицировали дело и изменили направление следствия, нам в этом было «мягко» отказано. 

Два месяца мы провоевали со всеми органами власти Крыма, вышли на федеральный уровень. Затем нас вернули обратно, и мы поняли, что это бесполезно. Мы выяснили, что те, кто пострадал точно так же год назад, ничего не добились. Власти боятся переквалификации статьи на 205-ю «терроризм», и приказали полиции замалчивать правду.  

Мы люди здравомыслящие, понимаем, что это не просто хулиганство. То, что изъяли из наших автомобилей, мог собрать только человек с военным образованием. Устройства были заложены так, что потушить их было невозможно. Пожарные приехали через полторы минуты, но автомобиль было не спасти. В протоколе написано, что сначала был хлопок, затем огонь. А в деле этого нет, там написано, что сначала был огонь, а потом взрыв».

Нелли Артемьева

владелица Jaguar FX, сгоревшего в Ялте 28 февраля 2016 года

«Из трёх машин, которые сгорели в нашем дворе, под каждой было обнаружено взрывное устройство. Мой автомобиль взорвался, а не сгорел! Когда приехали опера, у них даже не было собак! А если бы где-то были еще закладки? 12 машин было взорвано за одну ночь!

Это же какая подготовка была, какая группа работала! Это же не просто бензинчиком полить или поцарапать! Надо было обследовать местность, готовиться к этому. Нам подкладывали взрывпакеты, значит это были обученные люди. Это все подтверждено и расписано нашими независимыми экспертами: какая была температура горения, по каждой машине у нас есть вся информация. А у них (следователей — прим. ред.) этого ничего в деле нет!

Мы их два месяца заставляли, чтобы они вынули все эти взрывпакеты. И теперь я хочу увидеть эти взрывпакеты в деле. Пока я их не видела. Многие пострадавшие сдались, но я видела весь этот беспредел своими глазами, и я сказала, что я терпеть это не буду. Хотя, знаете, хочу сказать одно, здесь всем на людей насрать».

Дела о массовых поджогах автомобилей в Крыму курируются Следственным комитетом Симферополя. Однако, получить комментарий ведомства не удалось.