Замахнулись — бейте. Не готовы — не замахивайтесь

Алексей Чалый назвал Овсянникова и Пономарева руководителями организованной преступной группы. У него, безусловно, есть смелость называть вещи своими именами. Но хочется спросить — а что дальше, Алексей Михайлович?
Кира Будах
17.04.2019

Мы верим словам Чалого, потому что видим, что происходит в госзакупках. Видим, чем заканчивается исполнение госконтрактов и освоение миллиардов в Севастополе. Мы знаем, на чем раньше специализировался первый зам Овсянникова Илья Пономарев и пишем об этом. Мы изучаем судебные дела, по которым ДИЗО одних предпринимателей упорно дожимает в судах, а с другими играет в поддавки: сначала подает иски, а потом не приходит в суд.

Но для того, чтобы Овсянников повторил судьбу Хорошавина (экс-губернатор Сахалина, 13 лет колонии и 500 млн руб штрафа) или Соловьева (бывший губернатор Удмуртии, задержанный за получение взятки в 149 млн руб от строителей моста через Каму), недостаточно ни наших публикаций, ни обсуждений в соцсетях, ни громких заявлений Чалого, которые проживут в СМИ ровно пару дней.

Поэтому, после очередного такого заявления, хочется спросить: а что дальше, Алексей Михайлович?

[[incut? &ids=`39225`]]Долгое время мы все надеялись на правоохранительные органы. Но вот отчет главы УМВД Василия Павлова по итогам 2017 года. Из него можно сделать вывод, что УМВД работает в сфере контроля за расходованием бюджетных средств при реализации ФЦП. А вот данные из отчета за 2018 год: информации уже намного меньше, хотя общая сумма взяток значительно выросла.

Что это за дела, кто их фигуранты?  Могут ли они привести к тем, кто, по словам Чалого, руководит организованной преступной группой? Никто не стал в этом копаться — информация прозвучала, отчет приняли и забыли про него.

Крымские вице-премьеры, курировавшие ФЦП, уже давно «приняты» силовиками: Казурин осужден на 11,5 лет, по Нахлупину идет следствие. А лишенный доверия вице-губернатор Илья Пономарев все еще с нами, хотя и пережил несколько напряженных моментов. Ни одного громкого задержания в Севастополе за пять лет.

Можно бесконечно долго ждать, пока силовикам дадут отмашку на наших технократов. Но возможно, пришло время осознать, что уповать на правоохранительные органы в этом деле пока бесполезно, эту работу нужно сделать за них.

Овсянников и Пономарев — это организованная группа, и организация в этой группе все лучше. Значит, и борьбу с группой пора выводить на другой уровень.

Есть уволенные чиновники — и каждый из них может стать еще одним Елизаровым, заявления которого привлекли внимание к возможному преднамеренному банкротству Севморпорта.

[[incut? &ids=`41019`]]В этом смысле очень интересна судьба бывшего главы департамента капстроя Михаила Демиденко, который много знает о взаимоотношениях Овсянникова и Пономарева с подрядчиками. Нам, кстати, пока не удалось найти информацию о месте его новой работы. 

Есть опытные силовики, которым не все равно, что происходит в городе, даже если они его временно покинули. Есть закрытые «стрелочники», вроде Антюфеева, который сейчас потянет ответственность за два миллиарда. И судя по примеру бывшего директора Севавтодора Узлова, которого удмуртские патроны не спасли от реального пятилетнего срока, его ответственность тоже может быть не условной.

Есть множество подрядчиков, которые остановили работы из-за проблем с финансированием — в том числе и на таких крупных объектах ФЦП, как кольцевой газопровод. Есть инвесторы, которых просто «кинули».

Но пока нет того, кто сможет сложить все это в один пазл убедительных доказательств - таких, которые невозможно будет игнорировать. Кроме того, нет системной подачи этой информации на уровень тех, кто принимает решения. Все ограничивается тем, что очередной скандал, как в случае с ГУП «АЗК», Севморпортом, газопроводом и другими объектами живет в СМИ день-два, и вскоре сливается из повестки. 

Вон как красиво Овсянников изложил и свои реальные результаты, и дутые цифры в один убедительный документ в виде отчета за год, построенного на росте показателей за пять лет. А что если подготовить такую же информацию - но о реальном положении дел, систематизировав ее в соответствии с логикой тех, кто принимает решения?

Складывается впечатление, что пока с разрозненной информацией такого рода работают только журналисты. Фактами, свидетельствующими о коррупции и нарушении закона правительством Овсянникова, чаще всего аппелируют СМИ. Можно вспомнить расследование Антона Пархоменко о том, как идет распродажа активов ГУП «Городской атвозапровочный комплекс». А потом уже «Новая газета» открыла нам глаза на наличие связи между Овсянниковым и компанией «Севастопольнефтепродукт», скупающей активы ГУП «ГАЗК»

Или вспомнить, как наше издание подняло тему взаимоотношений Овсянникова и группы компаний «Эллада», получившей в аренду тысячи гектар леса за 270 рублей, после чего последовали иски прокуратуры.

Как часто мы слышим о таких же расследованиях от депутатов?

Недавно Вячеслав Горелов  рассказал, как «организованная группа» запросила 30% от будущей прибыли у инвесторов, планировавших построить в Байдарской долине Алибаирский лицей. Но в ходе отчета Овсянникова депутат упомянул об этом только вскользь — мол, была такая история с Алибаирским лицеем. Почему?

Ведь это именно то, о чем догадывается весь город: причины проблем в реализацией ФЦП, низкое качество работ, пробуксовка инвестиционных проектов во многом связаны не только с объективными сложностями, но и с этими 30 процентами.

Пока мы бессистемно перебираем единичные факты, Овсянников выстраивает защиту. Он слышит критику и учится использовать ее — то, за что губернатора критиковали вчера, сегодня уже стало его орудием. Можно называть эти правки косметическими, но эти изменения заметны. Губернатор каждый день в 8.30 утра либо на объекте, либо на встрече с жителями, либо в муниципалитете.

На днях мне довелось наблюдать его в многочасовой дискуссии по поводу будущего культурного кластера.

Я все ждала, когда Овсянников шокирует интеллигентных дам из Третьяковки, предложив им засунуть концепцию куда-нибудь в глубокий внутренний мир. Это в общем-то и случилось: Овсянников авторитарно настаивал на своей личной позиции. Но, вопреки обыкновению, губернатор не вспылил. Он учится.

Это для вас он 364 дня в году — двуличный лжец, который перевоплощается только в день отчета в парламенте. Но для них, для участников подобных встреч, Овсянников другой. А ведь это, можно сказать, цвет нашего города, лидеры мнений в своих профессиональных сообществах. Каждый из них понимает, с кем имеет дело, но они с ним в диалоге, и он все чаще их слышит. 

[[incut? &ids=`33387`]]Ответная реакция Овсянникова на вчерашнее заявление Чалого тоже показала, что он учится владеть собой. Да, вряд ли его ответ можно назвать сильным и равноценным. Получив удар по репутации, он просто ударил в ответ по больному месту - по Матросскому бульвару, реконструкция которого заморожена из-за его же интриг. Но, хоть и не без усилия, он воздержался и от угроз, и от присущего ему откровенного хамства.

В своем ответе губернатор свел все к «личняку» между ним и «человеком, который из тщеславия постоянно провоцирует конфликты». Разочаруем Овсянникова — это не так. Чалый лишь озвучивает прямым текстом то, что думают и обсуждают горожане. 

Пиарщики расскажут губернатору другое, но объективно такая оценка деятельности «организованной группы» стала частью социального кода Севастополя. Если сказать «изумрудный технокрад», то местные поймут, о чем и о ком идет речь.

Но Чалый говорит это уже не первый раз, и что? Будем ждать, пока «выстрелит» очередное смелое и громкое заявление или будем выводить борьбу со злоупотреблениями исполнительной власти города на другой — тяжелый, сложный, но организованный и системный уровень?