«А зачем что-то делать, если есть море?»

О трудностях жизни в Севастополе заговорили даже гости из российских мегаполисов. «Примечания» пообщались с двумя молодыми людьми, которые 10 лет назад переехали отсюда в Питер, что они думают о родном городе.
Андрей Лучников
27.06.2016

Оле 25 лет, работает фотографом. Славе — 28, он инженер-проектировщик. Этим летом они приехали на родину отдохнуть, проведать друзей и разведать обстановку. Реальность оказалась далека от их ожиданий.

— С какими ожиданиями вы сюда приехали? Каким рисовался вам Севастополь после долгой разлуки?

Оля: Ожидания, как у всех: лето, море, природа и оставшиеся с украинских времен низкие цены. Мы, конечно, читали, что крымчане жалуются на возросший ценник, но думали, что по меркам Питера или Москвы это все равно незначительные цифры.

— И с чем вы столкнулись в реальности?

Слава: Первое это проблема жилья. Хотя нам удалось снять квартиру не по летним ставкам, а по цене, которую обычно просят за длительный срок. Но вообще цены тут ого-го.

О: Мы платим 18 тысяч за однушку на ул. Хрусталева. Друг уехал на лето из квартиры, которую он снимает уже несколько лет, и мы просто вносим аренду вместо него. В общем, повезло.

С: Смотрели, почем застройщики продают квартиры в районе парка Победы. Нормальные однушки — от 2,1 миллиона, но это в стадии постройки. Уже готовые «Парангон» предлагает от 2,8 млн, на Шевченко — от 2,3. А в Питере друзья совсем недавно купили двушку за 2,8 млн. Не в центре, в Девяткино — это на окраине, 20 минут до метро. Там же продаются студии по 1,1 млн рублей. Конечно, это небольшие квартирки, но еще раз: один миллион рублей. В Севастополе вообще есть квартиры по таким ценам?


«Знакомая здесь снимает комнату в коммуналке — 10 тысяч рублей. Это что за цены вообще?»


— Зато у нас расстояния меньше. От Шевченко до центра или до моря ближе, чем от вашего Девяткино до Невского.

О: В Питере не так важно, что район удаленный — там есть метро. Поэтому там я точно знаю, за сколько доеду. А тут я недавно гостила несколько дней у подруги на Летчиках. Добираться до центра — лотерея: обычно у меня это занимало 30-40 минут, но из-за пробок я вечно то опаздываю, то прихожу раньше. А как люди из Инкермана общественным транспортом едут, вообще не представляю. В этом смысле, если у тебя нет машины, двушка в питерском Девяткино выигрывает у однушки на Парке Победы. Море под боком, да. Но если ты работаешь, дорогу это не компенсирует.

С: За десятку в Питере вы можете снять двухуровневую комнату в старинном доме с огромными пролетами, высокими потолками и ухоженным двориком. И выбор больше — есть варианты на любой кошелек. Реально снять комнату даже за 6-7 тысяч. При этом, чтоб ты понимал - это большие площади, а не такие комнатки, как здесь: кровать, стол и еще пара квадратов.

О: Кстати, согласись, что в Питере удаленные от центра районы, которые раньше считались гоповскими — Автово, Девяткино, Купчино — сейчас превратились в хорошие спальники со всем необходимым: торговыми комплексами, кинотеатрами, магазинами.

С: Да, гоповство в Питере уходит за окраины. В Севастополе такой тенденции пока нет, тут и в Артбухте пырнуть могут и обчистить.

А в центре Питера, что, не могут? Давай я сейчас открою какую-нибудь «Фонтанку.Ру» и найду порцию свежей криминальной хроники из питерского центра.

С: Нет, ну вообще уличная преступность, конечно, и в центре Питера есть. Просто там ее меньше, чем на окраинах, да и с окраин она уходит. А здесь она, кажется, размазана ровным слоем по всему Севастополю.

— Это не совсем так. Например, наркомании у нас всегда было больше в Камышах. А тебе бы хотелось, чтобы в Севастополе возникли криминальные гетто?

С: Я не об этом. Я хотел подвести к тому, что в Питере у людей, в том числе молодых, больше вариантов занятости. Больше поприщ. А решает все на самом деле конкуренция. Я в политике местной не особо разбираюсь, но читал про идею Чалого давать землю в аренду по невысоким ставкам под гарантии инвестирования. Мне это кажется правильным. Город будет получать деньги, наполнять бюджет. Будут заходить производители, да те же девелоперы, появится конкуренция. А это — увеличение предложения, развитие инфраструктуры — транспортной, социальной, инженерной, снижение цен.

— Кстати, а как вам наши цены в магазинах? Они правда выше питерских?

С: Да. Здесь дороже все, кроме общественного транспорта и коммуналки. А зарплаты ниже. Я так понял, что здесь у людей доход в среднем 15-25 тысяч рублей. Для Питера 25-30 тысяч — это нижняя планка.

О: 30 тысяч получает в Питере консультант «Евросети». Тестировщик ПО без опыта работы после прохождения небольшого курса зарабатывает 40 тысяч. Водитель автобуса — 40 тысяч. Квалифицированные работники имеют гораздо больше. Хороший сварщик, например, получает около 80 тысяч.

С: Да, цены в Севастополе — адовый ад. Жилье дорогое, еда дорогая, досуг дорогой и никакой. При этом низкие зарплаты и скудный рынок труда. В Севастополе если бы не море, то это была бы просто жопа.

Без моря это был бы уже не Севастополь, зачем вообще об этом думать? Это как анекдот про бабушку с членом.

С: А мы даже море не используем. Хороших заведений на побережье — раз-два и обчелся, чебуречные или наливайки. Иногда я вообще не понимаю, почему сюда кто-то едет? Вот это непонимание — и есть основная проблема Севастополя, на мой взгляд. Неясно, как вообще развивается город, в каком направлении.

Приезжая в Петербург, ты знаешь, что ты от него получишь: разводные мосты, площади, архитектуру, на Дворцовой погулять, на Крестовский сгонять и так далее. Если ехать туристом в Севастополь, то непонятно, куда двинуть фотографироваться, кроме пресловутого Памятника затопленным кораблям ну и Херсонеса.

— Ну почему же. Есть центральное городское кольцо со скверами, бульварами и двориками, есть центральный городской холм, есть Балаклава, Сапун-гора, в Севастополе много памятников…

О: Центр в Севастополе красивый. Но для такого людного города, каким он стал, этого мало. Здесь плохо с пешеходными зонами, негде погулять пешком. Приморский бульвар очень короткий и заставлен заведениями, которые загораживают сверху вид на море. Артбухта вообще стала местом для машин, а не для людей, Хрусталка застроена. Можно погулять по Парку Победы — но это вариант скорее для тех, кто живет рядом, или у кого есть машина, потому что добираться туда общественным транспортом неудобно.


«Какая концепция и индивидуальность? К нам же и так приедут, Крым же. Куда, если не к нам?»


С: Пока что выручает природа: Ласпи, окрестности Балаклавы. Но, пусть меня сейчас заплюют, на одной природе не вырулишь и по-настоящему туристическим регионом не станешь. Тем более, что природа эта уже давно не дикая — шалманов тут ого-го. Их и при Украине было много, но сейчас вообще заполонили. А нормальных заведений очень мало.

О: Да, цены на общепит здесь как в Питере, а выбор скудный. Владельцам главное рубить бабло, зачем изощряться? Какая концепция и индивидуальность? И так приедут, Крым же. Куда, если не к нам?

— А вы уверены, что у кого-то здесь вообще есть такая цель — сделать Севастополь туристическим регионом?

С: А какая еще перспектива есть у Севастополя? Чем еще он может стать? Из штанишек военно-морской базы он давно вырос.

— Наш губернатор считает, что Севастополю не надо вообще ничем и никем становиться, Москва и так денег даст. А остальное привезут люди, приехавшие на морько, и покупатели квартир, которые строят друзья губернатора.

О: Ну, морька тут, как ни странно, не так уж и много. Береговая линия, да, длинная, но какой ее процент занимают пляжи, и вообще места отдыха? Вот сделали бы прогулочную пешеходную набережную от жд-вокзала до Мартышки — сколько интересного там можно было бы устроить. Но нет, нельзя, «закрытая зона». Хотя я посмотрела недавно: всю ее раздерибанили под стоянки яхт. И уже таунхаусы кто-то на причалах Южной бухты построил.

С: Денег Москвы Севастополю на нормальную жизнь не хватит, это уже всем понятно: кризис, воровство. Городу надо что-то производить. А что он сегодня производит?

— Гордость. Это его главный экспортный товар. Здесь, даже если у тебя все плохо, ты обязан гордиться. Сейчас это очень востребовано на материке.

О: Мне кажется, так будет не всегда. Путин на днях уже назвал опасным для нации «бесконечное купание в героизме». А до этого признал США единственной сверхдержавой и сказал, что Россия это принимает. Вот помирятся наши с американцами, санкции ослабят — и спрос на гордость опять упадет. Чем тогда торговать?

— Квартирами у моря. Наценка за гордость снизится - появится наценка за мост.

О: А где покупатели этих квартир будут работать?

— На стройке соседнего дома. Шутка. На самом деле, покупают их люди с севера в качестве летней дачи или для жизни на пенсии. Так риэлторы говорят.

О: Город дачников и пенсионеров, прекрасно!

— Тоже мне, новость. Севастополь уже давно по факту город пенсионеров. Недавно по этому поводу даже был эпический срач с участием Меняйло.

С: Но и молодые же люди в городе есть. Они могли бы быть активнее. Наличие моря их, видимо, расслабляет. Я не знаю, что было бы с Питером, располагайся он у теплого моря. Там люди не только ищут досуг, они активно формируют его. Научно-популярный лекторий, опен-эйры — музыкальные, театральные; встречи с международными экспертами, с мэтрами искусств, публичные лекции. Причем это делается не властями по большей части, а простыми людьми, активистами, идеологами. Люди берут и сами делают.

— В Севастополе это тоже есть. Есть художники, поэты, писатели, урбанисты. Здесь тоже проводятся интересные мероприятия, концерты. Театр Луначарского интересный стал, в театре Лавренева бывают хорошие постановки, на Ночь музеев толпы стояли. С материка приезжают люди разные интересные.

О: Да, я знаю, есть энтузиасты. Есть мелкие виноделы, которые пытаются делать что-то изысканное, так сказать вырывающееся из общей серости. Но задают тон те, кому нужны быстрые деньги, кто не думает про завтра, кто живет одним днем.


Если в Севастополе ищешь хорошее место, то в Питере ищешь место, где еще не был, потому что выбор есть на любой вкус.


С: Я очень уважаю энтузиастов, которые здесь толкают этот воз, но мне кажется, встречного интереса публики не хватает, аудитория как-то не слишком на все это откликается. А зачем, если есть море? Можно съездить, пожарить шашлыки, выпить. Я сейчас не говорю о фанатах своего хобби — спелеологах, например, или дайверах, походниках. Это скорее исключение, таких мало.

О: Здесь людей мало что волнует: работа-дом, дом-работа. На выходных бар или прогулка, изредка театр. Хотя их можно понять: когда ты полностью выкладываешься ради того, чтобы оплатить жилье и немножко покушать, о творческих тусовках или организации движухи как-то не думается.

— Золотые слова!

С: И это, мне кажется, еще одна причина оттока молодежи из Севастополя. Он застыл. Тут считают, что все и так хорошо, что можно выруливать за счет исторической славы, а для развития туризма достаточно убрать мусор с пляжа и поставить раздевалку.


Когда ты полностью выкладываешься, чтобы оплатить жилье и немножко покушать, о творческих тусовках как-то не думается


С: Хотя на самом деле любая необычная движуха привлекает деньги и создает моду. И это выгодно бизнесу, потому что позволяет повысить маржу, превращая объект твоих продаж в стиль жизни.

— А вы сами хоть раз движуху организовывали?

О: Нет.

— Так, может, попробуете? А то у вас какой-то потребительский подход. Вы же сами отсюда, получили опыт большого города. Может, пора его применить?

С: Мне кажется, это будет сизифов труд. После 2014 года я подумывал вернуться в Севастополь, но теперь не вижу в этом смысла. Да, в Питере ужасная погода, но ради погоды можно просто сгонять сюда в отпуск.