Невидимые застройщики Ласпи — кто они?

Отговорки севастопольских чиновников, не желающих придавать Ласпи статус ООПТ, становятся мемами. «Хайп», «не забито ни одного гвоздя», «возня на старых объектах» — СМИ мгновенно растиражировали эти высказывания. Но их легко опровергнуть, сравнив лишь пару фотографий. «Примечания» сличили снимки, сделанные в августе и ноябре 2017 года на так называемом «объекте МЧС», и выяснили: Ласпи застраивается темпами, которым позавидовали бы передовики советских пятилеток.
Елена Алешечкина
04.12.2017
[[incut? &ids=`25814`]]На прошлой неделе на заседании правительства чиновники обсуждали застройку Ласпи. Равнодушие, цинизм и уверенность в собственной безнаказанности сквозили в каждой фразе. Функционеры отрицали очевидное: пока они медлят с выполнением распоряжения президента о введении в Ласпи ООПТ, урочище уничтожается. Реликтовый лес вырубается, на его месте словно грибы после дождя вырастают коттеджи с террасами и бассейнами. Губернатор и его подчиненные в упор этого не замечают.

Напомним, как заявил недавно губернатор Дмитрий Овсянников, с момента его вступления в должность градоначальника в августе 2016 года ни одного гвоздя в Ласпи не забито. Да и вообще, говорит он, на строительство в лесном урочище давно наложен запрет.

Первый тезис общественники и журналисты опровергли во время выезда в Ласпи. О несостоятельности второго «Примечания» писали еще в августе этого года. В самый разгар курортного сезона, создавая пробки и мешая отдыхающим, в урочище спускались вереницы бетономешалок, ехавших на так называемый «объект МЧС».


Именно эту стройку глава Севприроднадзора Сергей Самойлов назвал «возней на старых объектах»

«Примечания» побывали на этом объекте в августе 2017 года. У огороженной забором стройплощадки - информационный щит с планом застройки и контактами. Вся эта красота названа «Лечебно-оздоровительным центром», почему-то имеющим отдел продаж. Заказчик работ — рекреационно-строительный кооператив «Морской». Ни российское, ни украинское законодательство такой формы организации пайщиков не знает. Это изобретение севастопольских застройщиков, прекрасно научившихся обходить запреты на строительство жилых домов в лесной зоне.

Раньше этим объектом занималась группа компаний «Компромисс». Сейчас права на объект переданы другому девелоперскому конгломерату - ГК «Домус». И он вовсю рекламирует апартаменты в «лечебно-оздоровительном центре».

«Объектом МЧС» строящийся в Ласпи жилой комплекс называют потому, что этот участок принадлежал украинскому ведомству. Оно отдало его под застройку частному подрядчику ООО «Флорида-Инжиниринг» в 2008 году, а тот в свою очередь переуступил право освоения участка нынешнему застройщику РСК «Морской». По этим договорам подряда в 2017 году севастопольский ДИЗО перезаключил договор аренды земли уже с самим застройщиком РСК «Морской» — на 2 года 8 месяцев. Этого времени как раз хватит, чтобы достроить все 9 корпусов многоквартирного «лечебно-оздоровительного центра».

В августе этот объект выглядел вот так.

На прошлой неделе Овсянников уверял, что участок, на котором строится пансионат с отделом продаж — «не лес». Но снятое на месте видео доказывает обратное лучше всяких слов.

На месте одного из корпусов был лишь фундамент, за ним — еще один, там сейчас строится корпус. А на месте, где на фото лежат бетонные плиты, осенью залили еще один фундамент.

А вот эти фото — ноябрьские. Трехэтажные корпуса на них почти достроены, осталась лишь отделка. Вдали залито несколько новых фундаментов. Напомним, всего таких корпусов на объекте будет 9, и часть территории под строительство еще пока не расчищено, и по факту это лес. Сделаны фотографии с той же точки с той лишь разницей, что теперь из-за практически достроенных домов стройплощадки почти не видно, как бы высоко по склону вы не поднимались. Подойти к объекту можно лишь с одной стороны. С другой участок вплотную граничит с территорией лебедевского «Агат-А» - у них даже заборы общие.

Несмотря на дождливый день, на стройплощадке были люди, и «запрещенные» работы продолжались.

Чиновники уверяют, что строительство «объекта МЧС» полностью законно и ведется на основании выданных при Украине документов. В качестве разрешительных документов, которые «Примечания» запросили у «Домуса» под видом покупателей, менеджер отдела продаж прислал нам разрешение на строительство, выданное в 2008 году. Номер его не совпадал с указанным на информационном стенде.

По украинскому законодательству срок действия такого разрешения — три года. За это время нужно не только построить объект, но и ввести его в эксплуатацию. Не успели — продлевайте срок действия бумаги. Но как это сделать, если страна изменилась? Правильный ответ: получить новые документы, соответствующие законодательству РФ. А этого, по-видимому, сделано не было.

Почему «Домус» скрывает документ, номер которого указан на стенде и на который в своих ответах ссылается Севстройнадзор — разрешение на строительство за номером 324 от 13.12.2010, неизвестно. Возможно, по той же причине: срок действия документа давно истек.

Напомним, история ООПТ в Ласпи началась весной 2017 года, когда на медиафоруме ОНФ севастопольский журналист Антон Пархоменко попросил Владимира Путина защитить урочище Ласпи от застройки. Итогом стало поручение президента разработать комплекс мер до 1 августа. В июле правительство города подготовило все необходимые документы, осталось лишь принять решение на заседании правительства и выпустить соответствующее постановление. Однако губернатор Дмитрий Овсянников решил сделать паузу.

Правительство судится за земельные участки в Ласпи, которые были выданы под застройку в украинские годы, и создание ООПТ отложено до окончания этой работы «в целях снятия социальной напряженности». Суды по участкам в Ласпи идут, конца им не видно. Пока правительство медлит с принятием решения по ООПТ, урочище застраивается ударными темпами. Появившиеся в лесу коттеджи вряд ли кто-то будет сносить, думают их владельцы, и продолжают «осваивать» лес в надежде выгодно продать свою недвижимость в будущем. Каждый из них рассчитывает на то, что после объявления заповедного статуса урочища цена дома в лесу возрастет в несколько раз — ведь рядом уже никто ничего не построит.

Но так ведь можно и заиграться. И тогда единственный уцелевший на ЮБК участок реликтового можжевелового леса превратится в обычный коттеджный поселок, где соседи заглядывают друг другу в окна — так плотно в них стоят дома.