Севастополь для сытых

В Севастополе хотят строить тоннель — но уже несколько лет не могут построить пункт санобработки от вшей. Хотят построить Гераклейскую рокаду — но не могут организовать пункты обогрева для бездомных. Похоже, развиваться город будет только для тех, кто может позволить себе авто и сытый ужин. Всем остальным здесь не место.
Нина Авдеенко
07.12.2017

Севастополь гремит масштабными проектами. То транспортную схему новую внедряют, то тоннель на Северную рыть хотят. Строятся ТЭС, в планах – гражданский сектор бельбекского аэропорта, строится «Таврида». Все это, конечно, «для людей», и все это хорошо. Для тех, кто может себе позволить купить и содержать автомобиль, купить билет на самолет. Современный Севастополь для нас с вами. Но не для тех, кто волею судьбы остался за бортом — без крыши над головой, без еды, медобслуживания и часто документов. Их жизни местные власти не интересуют, хотя помощь этим людям не требует масштабных вложений и особых усилий.

Простой пример: в Севастополе нет ни одного пункта санобработки.

Если человек без определенного места жительства заболевает, и каким-то образом ему удается попасть в больницу, его кладут в общую палату без предварительной обработки от вшей. Да что там бомжи - не обрабатывается никто.

Наверное, все помнят историю с балаклавской бабушкой Тамарой Баяджи, которой на Первом канале была обещана хорошая жизнь в «самом лучшем пансионате Крыма». Когда волонтеры забрали бабушку из ее ракушечной коробки, грязную и полуслепую, с еле работающими легкими и положили в больницу, обрабатывать ее от вшей было негде. Бабушка с педикулезом перевозилсь с больницы в больницу, лежала в общих палатах.

Когда волонтер Настя Макеева спросила медсестру, где можно обработать бабушку от вшей, та пожала плечами. Девушка сняла с бабушки шапку, под которой не было видно волос из-за насекомых. В ответ медсестры начали кричать «Мы же едим!».

Обрабатывать бабушку в итоге пришлось собственноручно, основываясь на той информации, которую удалось найти в Интернете с помощью аптечных средств. «Я мыла ее этими лекарствами 4 раза, но от вшей мы так и не смогли избавиться», — говорит Настя.

Уже во время передачи на Первом канале ведущая несколько раз обрызгивалась средством против вшей, останавливая съемки.

Аналогичная история была с другой бабушкой. У Неонилы Тимофеевны Клярской 1936 года рождения мошенники отобрали и продали квартиру, рассказала «Примечаниям» другой волонтер Елена Журавлева. Бабушка нашла приют в заброшенном доме практически в центре города. Там нет ни света, ни воды, ни туалета. Волонтер занималась восстановлением документов Неонилы Тимофеевны, параллельно ей надо было пройти медкомиссию дерматолога для постановки на учет как нуждающуюся в жилье. Дерматолога пройти не удалось – сначала бабушку необходимо обработать от педикулеза. А негде.

«В Севастополе нет ни одного пункта санобработки, — говорит Елена. — В Крыму есть один – в Феодосии. Там мне сообщили, что обрабатывают только детей.

При Украине в Севастополе санпропускник был при санэпидемстанции на Коммунистической. Сейчас там Роспотребнадзор, и пункта уже нет. Они занимаются обработкой помещений, но не людей.

[[incut? &ids=`26761`]]Не оказывают такую услугу и в доме престарелых. Нет ее и в инфекционке. Единственный вариант был стричь, но ни одна парикмахерская не согласилась».

В итоге Елена, вооружившись роликом с Youtube и рекомендацией дерматолога, сама купила лекарства, необходимый гребешок, нагрела пять бутылей воды и на улице обработала бабушку лекарством.

«Приехала к ней, посадила бабку прямо на улице, намазала лекарством, через час вычесала, сожгла волосы, которые повылазили совсем, помыла голову, одела в чистый платочек и поехала к дерматологу, чтобы проверили. Слава богу вши прошли».

Бездомные — не мифические существа с окраины. Это люди, живущие часто в центре города, в подвалах, пещерах, заброшенных зданиях, подъездах. Они тоже люди. И пункт санобработки необходим – если не ради их здоровья, то хотя бы ради здоровья других жителей города.

«Люди с педикулезом ходят по рынку, ездят в транспорте, — говорит волонтер. — Все это с них сыпется.

— Жить им тоже негде - ютятся по подвалам. Я обратилась к депутату Татьяне Щербаковой. Говорю вот надо это сделать. Она мне сказала, что дом для бомжей хотели построить в Орлином, но местные жители воспротивились. Так это вопрос и повис. Не получается у властей найти помещение, вот так мне отвечают».

Губернатор Дмитрий Овсянников поручил разработать предложения по созданию пристанища для бродяг. Но воз и ныне там. Сегодня в правительстве снова говорили о приюте. Но опять же как-то безрезультатно. «Приют нужен. Где-то в сельском районе», — говорит замгубернатора Кривов. Глава департамента соцзащиты Станислав Борисенко с ним соглашается. Вот и все. 

Отсутствие пункта санобработки – не единственная проблема. По данным источников «Примечаний» в профильном управлении правительства Севастополя, на данный момент в городе проживает порядка 2000 бомжей, но точный учет никто из ведомств не ведет. В то же время в Севастополе нет ни одного спецприемника для бездомных, ни одной ночлежки и ни одного пункта обогрева, несмотря на то, что разговоры о необходимости строительства таких объектов ведутся властями не первый год.

По словам Елены, в департаменте соцзащиты ей сказали, что строить приемник для бомжей нельзя — Севастополь станет Меккой для бомжей всего Крыма. Ночлежки необходимо строить по всему полуострову, но делать это никто не спешит.

Нет и отдельного помещения для питания бездомных. Настя Макеева говорит: в Севастополе есть несколько фондов, которые в достатке спонсируют волонтерские организации продуктами. Ребята готовят, ездят по районам города, кормят бездомных. Но если бы был один или пара пунктов централизованного питания, было бы гораздо легче.

[[incut? &ids=`19818`]]«Люди бы знали, где можно покушать, — говорит Макеева. — Все, что надо от властей – это определить нам такие места. Нам даже денег не надо, есть у нас продукты, все есть. Просто дайте нам место под такие столовые».

Ей вторит Елена. Все выше перечисленные нужды можно было бы объединить: построить санпропускник при больнице, сделать здесь же ночлежку и столовую для нуждающихся. Нужна лишь воля властей.

К сожалению, волю пробудить может только резонанс в СМИ. Так произошло, например, после выхода нашего материала про женщину, живущую в пещере в центре города — ее судьбой заинтересовался Первый канал. Федеральные телевизионщики взяли комментарий у начальника управления социального обслуживания правительства Севастополя Жанны Финогеновой. После этого департамент труда и соцзащиты активизировался, стал предлагать волонтерам свою помощь и сейчас занялся оформлением ее документов.

«Мы обращались по этому вопросы в департамент, но пробиться не смогли, — говорит Макеева. — интерес проявился после того, как тему подхватили СМИ».