У вас украли квартиру — именем закона убирайтесь

Представьте, что много лет назад кто-то подделал документы на вашу квартиру, и теперь, спустя годы, пришел вас выселять. Вы обращаетесь к властям и получаете ответ: в возбуждении уголовного дела отказать, срок давности прошел. Но для рейдеров, которые требуют выселить вас из квартиры, срока давности почему-то нет - и приставы вышвыривают вас вон.
Екатерина Резникова , Катерина Резникова
14.12.2017

Именно так развиваются события в многострадальном доме на Молодых строителей, 14, где жильцы пытаются отстоять свое право на приобретенные более 20 лет назад квартиры. В этом году их дело сдвинулось с мертвой точки: полиция занялась расследованием, усмотрев в действиях рейдеров состав преступлений, попадающих под 7 уголовных статей.

По одной из них — ст. 327 УК РФ «Подделка, изготовление или сбыт поддельных документов» – уже вынесено постановление. В возбуждении уголовного дела решено отказать: прошел срок давности, который по этой статье составляет всего два года.

[[incut? &ids=`13794`]]Само постановление жильцам дома на Молодых строителей, 14 следственные органы передали в конце ноября — для использования в качестве аргумента в параллельных судебных процессах. В нем на 36 листах подробно изложены показания всех причастных к подготовке будущего рейдерского захвата.

Напомним, история дома по ул. Молодых строителей, 14 началась более 20 лет назад. Завод «Маяк», начавший строить дом в конце восьмидесятых, вскоре понял, что собственных средств для его возведения ему не хватает. К строительству были привлечены пайщики. Строительство затянулось. Подрядчики менялись несколько раз. Люди вложили в свои квартиры не только деньги: они сами проводили отделочные работы, договаривались с городскими службами о подключении дома к сетям водопровода, канализации и отопления. Все это время ОАО «Севастопольский маяк» — преемник ПО «Маяк» — оставалось в стороне.

Дважды за эти двадцать с лишним лет дом пытались ввести в эксплуатацию: один раз — сами жильцы в 2006 году и второй раз — рейдеры, которые отменили первый ввод и по подложным документам, без привлечения каких-либо надзорных ведомств, как этого требует закон, в 2009 году оформили право собственности на здание за «Севастопольским маяком», обанкротившимся в 2001 году.

При этом в качестве главного подрядчика строительства рейдеры указали фирму «Самерс» Сергея Самерина, которой на момент начала строительства еще не существовало.

Подробно обо всех обстоятельствах этой истории можно почитать здесь. Впоследствии фирма «Самерс» оказалась в числе кредиторов «Севастопольского маяка».

Арбитражный управляющий по делу о банкротстве предприятия Владимир Дербин, вопреки закону, включил жилой дом в ликвидационную массу предприятия. Через десять лет, в 2011 году, квартиры в доме были проданы с молотка. В 2012 году новые владельцы, которые, по словам жильцов, в купленных квартирах ни разу не появились, подали в суд на выселение. И теперь судебные приставы вышвыривают из квартир людей, проживших в них более 20 лет, на основании решений украинских судов.

[[incut? &ids=`24304`]]По делу о подделке документов были допрошены сами жильцы, должностные лица «Севастопольского маяка», работавшие на предприятии в девяностые-двухтысячные, представители органов власти и надзорных ведомств, участвовавшие в принятии дома в эксплуатацию в 2006 и 2009 годах, арбитражный управляющий по делу о банкротстве «Севастопольского маяка» Дербин, а также Сергей Самерин и его подчиненные.

Все свидетели и потерпевшие, как один заявляют: дом строился долго, так как у «Маяка» не было своих средств. Завод пытался найти подрядчиков, чтобы хоть как-то завершить начатое, обещая каждому из них часть квартир. Так в доме появились пайщики, на деньги которых он фактически и был построен.

Когда пришло время вводить дом в эксплуатацию, это сделал последний фактический подрядчик — фирма «Адажио», участие которой в строительстве не оспаривают ни жильцы дома, ни должностные лица «Севастопольского маяка». В 2006 году дом был в первый раз введен в эксплуатацию, причем сделано это было строго в соответствии с законом, со всеми необходимыми проверками и актами — это подтверждают опрошенные в ходе уголовного дела представители севастопольских органов власти.

Об участии в строительстве дома Самерина и его «Самерса» никто, кроме него самого не помнит. Он утверждает, что не просто выполнил работы «по частичной покраске и побелке фасада здания» на сумму 15 тыс гривен - «Севастопольский маяк» был ему должен и обещал расплатиться квартирами.

Дело в том, что фирмы связанные с Самериным — ПК «Орбита», где он работал сначала механиком, а потом и директором, и ЧП «Самерс», правопреемник «Орбиты» — были подрядчиками «Маяка» по выполнению грузоперевозок. Самерин утверждает, что завод за эти самые перевозки ему крупно задолжал, однако допрошенные бухгалтеры «Орбиты» и «Самерса» и бывшие работники «Маяка» говорит об обратном: значительных долгов не было, завод расплачивался с перевозчиками готовой продукцией по бартеру.

[[incut? &ids=`17453`]]В какой-то момент руководство «Маяка» и Самерин действительно договорились, что «Орбита» - фирма, не имеющая лицензии на строительные работы и собственных мощностей - попытается достроить многострадальную вторую секцию дома на Молодых строителей, 14. Но договор через два года был расторгнут. За это время «подрядчик» к выполнению работ так и не приступил. Никто из работников «Севастопольского маяка» и подчиненных Самерина не помнит, чтобы его фирмы что-либо вкладывали в застройку.

Что касается повторного ввода дома в эксплуатацию, то допрошенные должностные лица, работавшие в различных надзорных органах в 2009 году и входившие в состав приемной комиссии, не смогли вспомнить, выходили ли они на объект, и кто готовил бумаги, которые они подписывали.

В итоге следствие приходит к выводу, что в акт государственной приемной комиссии о принятии в эксплуатацию секции №2 дома по ул. Молодых строителей, 14 были внесены ложные сведения о генеральном подрядчике ЧП «Самерс» и о стоимости понесенных им и «Севастопольским маяком» инвестиционных расходов. Документ признан поддельным, а сам акт ничтожным. Однако установить конкретных лиц, которые в 2009 году подделали акт, следствию не удалось. В возбуждении дела отказано, так как вышел срок давности, который по ст. 327 УК РФ составляет два года.

Расследование по делу о мошенничестве продолжается. И одновременно с ним продолжается эпопея с выселением жильцов из квартир в пользу лиц, выкупивших их на аукционе в 2011 году. Наложенный на время расследования арест на квартиры, действующий как минимум до 20 декабря 2017 года, судебные приставы игнорируют.

В ноябре 2017 года из своих квартиры были выселены Игорь Сердюков, Галина Чернышова и Валерий Кутищев. До конца года приставы должны были освободить еще три квартиры, но в  декабре, говорят жители дома, их пообещали не трогать. Новой хозяйкой обеих захваченных квартир является некая гражданка Себякина, одинокая мать двоих детей. Но ее в освобожденных квартирах никто не видел. Не появляются и другие новые владельцы выселенных квартир. Как только их покинули выселенные жильцы, в них тут же заселились арендаторы.

Жильцы дома уверены, что аукцион, на котором были проданы их квартиры, на самом деле не проводился. Во-первых, по адресу, указанному в объявлении о проведении аукциона в 2011 году, находилось недостроенное здание. Во-вторых, в распоряжении пострадавших от действий рейдеров собственников оказались решения украинских судов: новые хозяева квартир массово подавали иски в севастопольские суды в 2012 году о принуждении «Севастопольского маяка» к заключению договоров купли-продажи по результатам аукциона.   Но предприятие от заключения нотариальных договоров и передачи денег за выкупленные квартиры почему-то уклонялось. Суд принуждать «Севастопольский маяк» к сделкам отказался.

Выходит, договора купли-продажи официально не заключались и деньги не передавались? По словам пострадавших от рейдеров жильцов, все проданные с молотка квартиры были оформлены на новых собственников у одного нотариуса - некой г-жи Рожковой. Но никаких документов, подтверждающих факт передачи денег за квартиры «Севастопольскому маяку», у них нет.

С октября 2017 года дело «молодых строителей» находится под контролем Генеральной прокуратуры РФ, куда с жалобой на действия «Севастопольского маяка» и судебных приставов обратились депутаты Государственной Думы. Генпрокуратура в свою очередь перенаправила обращение в прокуратуру Севастополя.

Жильцы надеются, что благодаря вмешательству депутатов и Генеральной прокуратуры им удастся восстановить свое право на квартиры, в которых они прожили более 20 лет, как это уже случалось при Украине в 2013 году. Тогда после личного обращения кандидата в депутаты Верховной Рады Украины Вадима Новинского к генеральному прокурору Украины Виктору Пшонке севастопольский прокурор Игорь Пилат вернул жильцам ключи от их квартир. Повториться ли история в российском Севастополе, где приставы на основании решений украинских судов продолжают изымать собственность в пользу рейдеров несмотря на судебные запреты, пока неизвестно.